» » Жизнь путешественника без купюр. Прибытие в порт


Жизнь путешественника без купюр. Прибытие в порт

2 958
КИЕВ. 13-08-2014, 15:23. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Продолжение. Начало читайте тут

Вести-UA продолжает эксклюзивно освещать путешествия легендарного украинского путешественника Константина Самчка. В эти дни, когда Украина находится на грани развала, Константин «открывает» для мира Австралию на деревянной ладье «Русич».

Ч. 2 Прибытие в порт

Сегодня я увижу ладью "Русич", выдающегося русского путешественника Сергея Синельника и всю нашу славную дружину!

Подъем ранний, в 5.00, сбор рюкзака. Беру только то, что может пригодиться в море и по дороге из Брисбена. Беру икону. Кевин, (наш местный сопроводитель и просто вменямый парнишка, за чтоему отдельное спасибо), вывез меня со всеми пожитками к метро. На станции Central я быстро нашел компанию, у которой мы вчера забронировали билет. Заплатил 70$ (дорого, сука, но что поделаешь – буржуйские расценки), сдал багаж.

Оставалось еще около часа, поэтому немного погулял в парке и по окресностям. Ничего так городок, не Троещина наша, но тоже пойдет.

В Австралии такие разношерстные жители: белые, азиаты, индусы, нигеры... Я не заметил какого-то одного преобладания стиля в одежде: деловые "с иголочки", хиппи, яркие, неряхи... Я гулял и думал, как же сделать такую фотографию для Вести UA, чтобы в один момент передать все это разнообразие. А потом традиционно плюнул – пусть редактора сами решают.

Всю дорогу до порта Eden я писал дневник, наверстывал упущенное, так как раньше не было на это времени. А здесь такая возможность – 10 часов безделия в автобусе! Не очень удобно, но благодаря очень хорошим дорогам, в принципе писать возможно.

Потихоньку менялся пейзаж, природа становилась все более зеленой и сочной, больше воды. Мы движемся на юг из более засушливого климата в умеренный. Основной контингент в автобусе – это старики, вплоть до самых старых, которые с трудом передвигаюся. Когда-то я тоже стану таким. Если не утону в Тихом океане, конечно.

И вот наконец мы приехали! Когда выезжал из Сиднея, было очень жарко, а здесь очень холодно и ветренно. Через несколько минут после того, как я вышел из автобуса, меня приехал встречать зять Джери Стейв на белом «форде». Так себе машинка, я и поярче видел. Но белая. Повез меня сразу на пристань. И вот, наконец, я вижу ладью, сердце колотит! Вот она, моя родненькая! Вижу команду на борту, Сергея Синельника! Ух, мужик! Даже не верится, что это все по настоящему! Как же клево!

И вот я ступил на борт! Выглядит все очень добротным, крепким, щели между досками залиты смолой. Все покрашено той же смолой, лаком, а кое-где и краской.

Привет, славяне! Встретили меня радушно. И я остался ночевать на ладье, хотя мог поехать к Стейву, он приглашал. Австралийцы – гостеприимный народ, не то, что другие! Сергей показал мое место для ночлега на ладье, куда складывать вещи и т.д. Я не рассчитывал стартовать в таком холоде и у меня не было особо теплых вещей, поэтому Серега мне выделил рыбацкий непромокаемый костюм, который достался от предыдущих членов команды. Илья – боцман и первый помощник капитана выделил мне одеяло дополнительно к моему спальнику.

Жизнь путешественника без купюр. Прибытие в порт
Начало вечереть. Большинство команды ушло на берег в бар, я, капитан и боцман ужинали на палубе и разговаривали. Илья – большой, такой крепкий русский мужик, очень добрый и молчаливый. Хотя я не хотел бы с ним забухать, может по-пьяни и вырубить. Сергей – суровый и мудрый, с ним очень интересно общаться, хоть он тоже много не говорит... Но как скажет какую-нибудь глубокую мысль, и сидишь потом обдумываешь полчаса. Иногда так и не поймешь, что он такое сказал, но все равно – сидишь и раздумываешь. Он многое прошел, испытал на себе и в долгих странствиях у него было время все осмыслить. Разговаривали о путешествиях, о добре и зле...

После того, как легли спать, ветер повернулся и стал задувать в бухту, поэтому нас стало сильно больтать. Капитан до этого не спал несколько ночей, когда переходили неспокойный Бассов пролив, и этой ночью тоже несколько раз выбегал, что-то поправлял. Эх, скоро в путь…

(Продолжение следует)