» » » Святослав Олейник: Третий Майдан разрушит всю страну
29-10-2014, 10:29

Святослав Олейник: Третий Майдан разрушит всю страну

1.6т

Святослав Олейник – человек из команды Игоря Коломойского. В середине 2000-х карьеру в прокуратуре поменял на адвокатскую практику. Уроженец Днепропетровска дважды избирался в парламент по спискам БЮТ, принадлежал к так называемой группе Андрея Портнова. Сейчас занимает должность заместителя главы Днепропетровской обладминистрации.

Каков Игорь Коломойский в работе, насколько реален сценарий вооруженного переворота в Киеве, почему в Днепропетровской области не могут найти управу на подозреваемого в коррупции прокурора и поменялась ли система власти после Майдана-2014? Святослав Олейник ответил на вопросы журналиста.

В одном из своих интервью в 2011 году Вы называли отношения между властью и определенной частью общества садомазохистскими. Какие, по вашему мнению, сложились отношения между властью и народом сейчас, после смены власти?

Сейчас мы видим последствия того, что прекратились садомазохистские отношения. Режим Януковича был проекцией его взаимоотношений с частью нашего общества – преимущественно проживающей на восточных территориях и исторически привыкшей к форме управления в виде некоего хозяина. Вот это и есть садомазохизм. В свою очередь тому, кто был воплощением этой проекции, присущи черты садиста в психологическом понимании термина. Что это означает? Это означает склонность к тоталитарному подавлению и управлению людьми.

Для другой части общества неприемлем тип отношений "хозяин и его рабы", они тяготеют к свободе. И именно благодаря им был свергнут режим Януковича. Те же, кто жил в системе садомазохистских координат, оказались в состоянии разрушения своего привычного психологического состояния.  Они стремятся вернуться в свою зону комфорта и не нести ответственность за свою жизнь.

То есть людям не нужна свобода?

Не всем. Некоторые люди, лишившись своего хозяина, сталкиваются с фактором неизвестности: а что завтра? что будет дальше? кто будет нам говорить, как жить? Возникает естественный хаос,  на который очень грамотно ложится информационно-идеологическая диверсия со стороны соседнего государства, где садомазохистский тип отношений по-прежнему доминирует. Часть общества, которая породила Януковича как проекцию этой модели управления, хочет опять вернуться в состояние своей несвободы, в состояние тоталитарного управления.

Это как раз является почвой для сепаратизма. На востоке Украины сейчас появляются мелкие диктаторы, которые вооруженным путем захватывают власть в отдельных городах, но население воспринимает этот процесс как возврат к своему естественному состоянию.

Но одновременно проходит и интенсивная коллективная эволюция: люди, сталкиваясь с реальностью военизированной власти на Донбассе, начинают видеть все ее недостатки. Поэтому население на востоке переживает психологически очень сложный момент. Часть из них предпочитает Украину и свободную модель жизни.

Каким образом можно привить вакцину свободы людям, которые привыкли к сильной руке? 

Прежде всего, украинская власть должна демонстрировать, что она управляет ситуацией и двигает страну вперед.  Власть должна показать, что новая модель жизни ведет к благополучию, процветанию, к свободе, улучшению социального статуса человека и его жизненного достатка.    

Сейчас власть это демонстрирует, как вы считаете?                      

Не в полной мере. Нынешняя власть находится в той модели управления, которая была раньше.  Она сегодня медленно ее меняет. По Конституции у нас парламентско-президентская модель управления, а в головах еще сидит старая – президентско-парламентская.  А власть сегодня не дорабатывает. Она должна пройти собственную эволюцию, и тогда за ней пойдет население.

Днепропетровская ОГА является элементом власти, нам никто не мешает реализовывать новый подход к управлению. Некоторые люди не очень понимают, что происходит в Днепропетровске, но ощущают, что что-то неплохое. Мы устанавливаем определенную логику в демократическом стиле.

Недавно в Днепропетровске разгорелся скандал: прокурора области Романа Федика подозревали в связях с наркоторговцами. Люстрационный комитет призывал его уйти в отставку. Чем закончилась эта история?    

Это были не подозрения, это была открытая информация. Прокурор Федик до своего назначения был адвокатом, вел по городу Днепропетровску четыре дела по наркоторговле. Защищал наркоторговцев, апеллируя к тому, что кислота, которой они торговали, не является наркотиком,  а есть пограничным психотропным веществом. Государственное обвинение с этим не соглашалось, доказывая, что данная кислота имеет специфическое наркотическое воздействие на человека и запрещена законом.

Как только Федика назначили прокурором, он стал вмешиваться в ход этих дел. Прежде всего  потребовал, чтобы прокуратура Красногвардейского района изменила свою позицию, затем забрал дела в областную прокуратуру - там они пролежали четыре месяца. Федик не пускал их в следственные органы. Фактически, не давал расследовать. Это прямое преступление, потому что это злоупотребление служебным положением. И он таки выпустил подозреваемых из-под стражи.

Если посмотреть по другим делам, то Федик там действовал такими же методами: давал указания прекратить дело, освободить тех или иных подозреваемых. В этом - коррупционная составляющая прокурорской работы.

Прокуратура до последнего времени вообще не подвергалась никаким изменениям. А нужно понимать, что весь режим Януковича держался на двух фундаментальных опорах: Партия регионов как политическая основа режима и монополия на государственное насилие, координирующей основой которой являлась Генпрокуратура.

В итоге, когда майдановцы зашли в дома бывших чиновников, мы увидели, что Янукович где-то даже скромнее жил, чем генеральный прокурор: у Януковича не было золотых выключателей и розеток.

И какую фамилию ни поставь вместо Пшонки, система осталась точно такая же: она нацелена на поддержку тоталитарности действующей власти и на выкачку денег со свободного общества.  Шагом вперед стал лишь недавно принятый новый закон о прокуратуре.

Поэтому Федик не является особым случаем, он нормальный базовый элемент системы: он просто сидит на троне и распоряжается - кому сидеть в тюрьме, а кого выпустить из тюрьмы за деньги.

На него реально найти управу?

Управу нужно найти не на Федика, нужно найти управу на всю систему.

Смотрите, какая картина выходит в целом. Ключевым условием подписания ассоциации с Евросоюзом было выполнение так называемого списка Фюле. Он вмещал в себя примерно 12 законов, которые должны были быть приняты Украиной для того, чтобы она стала субъектом более тесных отношений с Евросоюзом. Надо отдать должное: при Януковиче этот список был выполнен на 90%. То есть подписание новой властью Ассоциации стало возможно исключительно потому, что при Януковиче все было выполнено, кроме одного – закона о прокуратуре.

Почему при Януковиче не было выполнено это условие? По двум причинам. Первая -  это был уже последний закон из списка, а в это время начался Майдан. Верховная Рада перестала работать в надлежащем режиме, у депутатов в принципе не было возможности его принять. Второй причиной было то, что прокуратура дольше всех сопротивлялась, а Янукович опирался именно на ГПУ.

Закон был подготовлен, согласован с экспертами Совета Европы, хотя все равно имел  определенные изъяны, которые позволяли привносить элементы ручного управления.

Этот закон был принят уже новой властью. Что в нем не идеально? Прокуратура сегодня вся вертикально управляется, прокурор области или генеральный прокурор считает, что он может дать команду любому работнику прокуратуры, милиции, СБУ какое-то дело открыть, какое-то закрыть. Ничего общего с правовым и юридическим процессом это не имеет, это просто субъективное решение.

Система европейской прокуратуры принципиально другая. Она управляется юридическим процессом, в котором прокурор имеет столько же прав, сколько и сторона защиты. Главный принцип его работы  - процессуальная независимость. У нас этот принцип декларируется, но на практике его вообще нет. Каждый прокурор вам скажет: я получил команду - белое назвать черным или наоборот.

Вот это и есть ключевая точка, которая требует реформирования: система увольнения или назначения прокурора не должна совпадать с системой процессуального руководства. Тот, кто дает указание, должен давать его процессуально в виде документа, и этот человек не должен иметь влияние на назначение или снятие прокурора.

То, что с прокуратуры сняли функции общего надзора, это существенно поменяет ситуацию?

Частично – да, поскольку это давний советский атавизм. Основная проблема общего надзора была  в том, что когда прокурор объявлял проверки - иными словами давал команду "фас" на какую-то фирму – он хотел, прежде всего, получить с них деньги. Вот эта команда "фас" -  это и есть общий надзор для контролирующих органов. Его убрали. Теперь еще важно развести, чтобы те, кто назначает прокуроров, не руководили процессуальным производством. В законе это предусмотрено, но не до конца.

Вы, кстати, по Федику информацию доносили до генпрокурора Яремы?

До всех, и до Яремы.

И как отреагировал Ярема?

Ярема занял позицию, видимо: чем хуже, тем лучше. Потому что мы официально изложили все претензии, которые есть к Федику. Ярема на это никак не отреагировал. При разговоре он сказал – напишите письменное обращение. Мы написали - болтается до сих пор в Генеральной прокуратуре, и по нему - ни ответа, ни привета нет.

Ярема сегодня сильно сопротивляется курсу на децентрализацию. Вот мы как раз большие сторонники децентрализации, задекларированной президентом. Если областной прокурор все вопросы продает - тупо ворует деньги, мы не имеем возможности наполнять бюджет. Мы можем задать простой вопрос: когда прокурор перестанет воровать бюджет или пособничать в этом воровстве. А нам кто-то из Киева говорит – это не ваше дело. Как не наше, если мы тут живем. Вы у себя  в Киеве воруйте, если хотите, но вас тоже когда-нибудь за это вынесут. Чиновники искренне почему-то думают, что Майдан произошел, чтобы они заняли эти кресла. Ну, а раз уж я в этом кресле, то вот я сейчас быстренько порулю здесь и подзаработаю.

Вы заявляли о том, что часть конвертационных центров, после того, как ваша команда пришла к власти, из Днепропетровска ушла в Киев и Харьков. Кто их там прикрывает, знаете?

Кто прикрывает, мне сложно сказать. Это выходит за рамки компетенции руководства Днепропетровской области, мы не ведем действия, направленные на то, чтобы установить, кто за этим стоит. Мы проинформировали об этом факте Администрацию Президента, я видел заинтересованность в этом вопросе. Но пока я не вижу последствий.

Мы убрали за территорию своей области конвертационные центры, но они переехали в другие города. Это большая проблема, потому что снова причиняется ущерб государству. Сегодня оно как никогда нуждается в деньгах: нужно армию поставить на ноги, милицию, и при этом не забывать о том, что у нас огромное количество населения находится за чертой бедности. Вот почему важно наполнение государственной казны, причем деньги не надо искать – они существуют, но они вымываются через систему конвертационных центров. Теневой оборот уже давно соизмерим с госбюджетом.

Мы поставили себе задачу убрать их отсюда и сделали это. В результате при 17% падения товарооборота и производства в Днепропетровской области (а это меньше, чем по всей стране – 20-22%), мы имеем 103-104%  сбора налогов без налоговых репрессий. Налоговая находит компромиссы с бизнесом, но поступления в бюджет при этом увеличиваются. То есть мы могли бы смело сказать: у нас минус 17%, извините. Но мы говорим –  у нас плюс, потому что мы прекратили систему государственного воровства. В объективных цифрах у нас прирост поступлений +350 млн. грн. А, например, 140 млн. вывела из Днепропетровской области только одна конвертационная структура, переехавшая в Киев. Если бы не это, мы дали бы еще больше.

Я Вас слушаю, и у меня возникает такое ощущение, что на системном уровне мало что поменялось. Понятно, что уменьшились  аппетиты власть имущих, уменьшилось давление на бизнес, но принцип функционирования государства не изменился. Когда людям вновь все это надоест, это может спровоцировать повторение еще одного Майдана…

Не думаю, что сильно уменьшилось… Майдан с точки зрения развития государства – это не всегда хорошо, потому что государство теряет темп развития в этот момент. Если не использовать момент смены режима для качественных преобразований, то возникает резонный вопрос: зачем поменяли Пшонку на другую фамилию? Чтобы все те же схемы работали? Это все сводит на нет.

Вот только третьего Майдана наша страна не выдержит, мы здесь совершенно в этом уверены. Третий Майдан разрушит всю страну.

Во-первых, потому что общество не может бесконечно быть Дон Кихотом и бороться с ветряными мельницами  - своим собственным государством. Во-вторых, уже разрушена государственная монополия на насилие - огромное количество людей организовалось в военные батальоны, они имеют колоссальное количество оружия. Они не будут выходить на Майдан со строительными касками. Никакая милиция их уже не остановит. Поэтому если власть продолжит паразитировать на людях, она получит не третий Майдан, а вооруженный отпор.

Насколько реален такой сценарий развития событий?

Довольно реальный, если срочно не начать что-то делать. Пока что мы не видим адекватности. Мы теряем доверие со стороны зарубежных партнеров. Нам неохотно теперь дают деньги, потому что мы не изменили систему управления. Мы снова начинаем сеять в обществе недоверие к государству.

Кроме того, правоохранительная система пережила серьезную ломку. Сейчас милиционеру не за что бороться. Раньше милиция была частью коррумпированной системы и поэтому протест на Майдане воспринимала как направленный и против себя, в том числе. Сегодня она не является такой частью. Милиционер - а это взрослый мужчина, который должен кормить семью – получает ничтожные деньги - 2-3 тыс. гривен. Он не будет защищать государство, которое не дает ему возможности, честно работая, кормить свою семью.  В это же время за идею светлого будущего готовы воевать добровольцы, которые уходят на войну. Разве они простят кому-то воровство? Они не простят, и не будут долго митинговать, они просто их ликвидируют. Вот она, реальность. Поэтому идет игра с огнем. Когда они живут в своих дорогих домах за высокими заборами, они должны понимать, что сегодня существует сила, которая эти заборы может снести. У Януковича и Пшонки тоже были высокие заборы.

  

Юлия Лаврисюк, Обозреватель


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте срочные новости в Telegram