Генштаб РФ и ОПК

2 864
КИЕВ. 9-04-2014, 12:49. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Последний год в программе перевооружения армии РФ наметилась интереснейшая тенденция. Высший генералитет России, который еще несколько лет назад вообще сидел на сухом пайке в плане всего, что касалось закупок нового вооружения, теперь массово отказывается от этого самого вооружения. Речь, правда, на данном этапе идет, во-первых, исключительно о бронетехнике, и во-вторых, о бронетехнике отечественного (т.е., российского) производства. Хотя не так давно Главком ВМФВладимир Высоцкий заявлял, что России нужны авианосцы, но не апгрейд «Адмирала Кузнецова», а что-то принципиально новое.

Но вернемся к бронетехнике. Российский ОПК кроют почти матом Начальник Генштаба (фактически главный военный в РФ) Николай Макаров, главком Сухопутных войск (а это уже априори главный специалист по бронетехнике) Александр Постников, а также генералитет чуть меньшего масштаба. При этом под раздачу подпадает практически вся бронетехника отечественного ОПК. Основной танк Т-90 (по мнению Макарова, это всего лишь глубокая модернизация танка 1973 года Т-72), БТР-90 («морально устаревший»), БМД-4 (углубленная версия БМП-3), а новые отечественные броневики «Тигр» уступают по всем параметрам уже закупленной у итальянцев опытной партии автомобилей Iveco LMV M65. (К слову, подобная картина наблюдается не только в бронетанковом направлении. Например, недавно в Ижевске разработали новую версию АК, но от нее уже успели отказаться военные).

Позиция военных в целом понятна – какой смысл строить «армию нового образца», перевооружая ее техникой, которая практически по всем показателям уступает западным (а с недавнего времени уже и китайским) аналогам? Более того, практика массовых заказов последних лет выявила две тенденции, которые дополнительно играют против «оборонщиков»: во-первых, российская техника мало того, что уступает своим западным аналогам, так она еще и дороже, а во-вторых, российский ОПК просто не справляется с заданными заказами (и это при том, что существующие закупки даже близко не сопоставимы со среднегодовым советским уровнем). По всем основным направлениям, армейский заказ на 2011 год был провален на 40-60% (в ВМФ и ВВС этот процент еще выше).

Дмитрий Рогозин, который сменил сейчас Сергея Иванова, и как раз отвечает за ОПК, уже выступил с пламенной защитой «оборонщиков» (Иванов как кадровый разведчик и человек, профессионально разбирающийся, что сейчас в ОПК происходит на самом деле, предпочитал отмалчиваться от нападок генералитета), но свелась она к следующему. Первое – не только генералитет решает, что и у кого покупать (т.е., свелось все к тезису – что дадим, с тем и будете воевать), а второе – незачем выносить сор из избы. Но как раз тема «сора» уже перерастает узкопрофессиональные рамки, и для сегодняшней России становится политической составляющей. Оппоненты тандема в блогосфере (а как выявили массовые акции протеста, это не рядовой сегмент в РФ) повальной критикой отвечали на сообщения, что военные закупают французские «Мистрали», затем израильские беспилотники, потом итальянские бронетранспортеры…

Гордый русский блоггер (или как бросил свое бессмертное Немцов – хомячки), в пену изводится, что бюджетные деньги идут не на поддержку отечественного ОПК, а на «финансирование западного буржуя». Затем тот же Удальцов на Болотной в порыве экстаза расскажет, что он ходит 3 года в одной куртке, и забрасывал американское посольство «говном до пятого этажа», а Путин де теперь западные образцы техники закупает. Поэтому выступление (уже неоднократное) высшего российского генералитета – это далеко не личная импровизация людей, для которых «молчать и выполнять» всегда являлось синонимом долга перед родиной. В России сейчас активно создается общественное мнение, что отечественной ОПК – это редкое УГ, которое устарело и морально, и технически.

Ключевой вопрос на данном этапе остается в другом. Для чего это делается? Понятно, что хороший кусок из 20 заявленных триллионов рэ на перевооружение распилят. Но распилом куда удобнее заниматься как раз в рамках действующих структур российского ОПК. Пока же создается (очень осторожно создается) впечатление, что взявшись в 2010-ом за перевооружение, в Кремле через какие-то хитрые коридоры мысли пришло осознание, что российская оборонка устарела приблизительно также, как и в середине ХІХ века. Только для этого не понадобилось Крымской войны (хотя русско-грузинской тоже вполне хватило). Первично необходимо модернизировать само ОПК. К слову, экс-министр финансов Алексей Кудрин (ярый противник таких бешеных трат на «оборонку») выступил с предложением, чтобы программу 10-летнего перевооружения армии РФ продлить на 5 лет (т.е., до 2025 года). А тут еще и Макаров предлагает на пять лет сделать «перерыв» в закупке новой бронетехники, чтобы конструкторы разработали за это время новые современные образцы военной техники.

И вот здесь кроется весь дихотомизм ситуации как для военных, так и для российского ОПК. Принципиально новые образцы вооружения «не придумываются» вдруг и сразу (тот же танк Т-90 ведет свою родословную с начала 70-х). А если и появляется что-то принципиально новое и качественное, период между опытным образцом и серийным производством занимает куда больше, чем 5 лет. В качестве примера можно взять украинский танк «Оплот», который в количестве 2 штук возят по выставкам, и который до самостоятельной серийной единицы так и не дорос (и не известно, дорастет ли вообще).

Но что характерно, даже в такой не радужной ситуации, российский ОПК по объемам продаж за рубеж, остается вторым в мире, уступая только США. Более того, основную «кассу» для «оборонщиков» делают как раз зарубежные заказы на поставку бронетехники (наряду с зенитно-ракетными комплексами). Так все тот же «забитый» русскими генералами танк Т-90 буквально на днях заказал Алжир (около 120 танков) и Туркмения (30 танков). Украина, например, подобными контрактами похвастаться не может, хотя базовые характеристики харьковского «Оплота» превосходят нижнетагильскую тэшку. (А по мнению военного эксперта Валентина Бадрака, Украина уже давно не конкурирует с российским ОПК. «Нас последние годы обходят уже такие страны, как ЮАР, Польша Турция и очень скоро наш (украинский – авт.) сегмент на рынке будет состоять из слабо-инновационных вооружений», - заявил «Обозревателю» эксперт. Впрочем, тема украинской «оборонки» уже совсем другая, и тоже очень грустная история).

Скоропалительных выводов из перепалки российского Генштаба с Рогозиным и «оборонщиками» делать пока не стоит, но два предположения таки напрашиваются. Или случилось чудо, и в России реально решили вооружаться не для проформы, а чем-то новым и серьезным. Или же под вздохи «все старье, все не годится, нужно время, чтобы создать лучшее», начался процесс свертывания 20-трилионной программы перевооружения армии РФ.

Виктор Лесков, Вести-UA