» » «Превыше всего — сохранение мира и любви в церкви»


«Превыше всего — сохранение мира и любви в церкви»

1 383
КИЕВ. 10-07-2015, 15:06. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

«Он – великий украинец. Блаженнейший Владимир был человеком, который создал нашу Церковь», – так Президент Украины Петр Порошенко говорил ровно год назад, 5 июля, когда Предстоятеля Украинской Православной Церкви не стало. Та утрата затронула очень и очень многие сердца. Еще бы – «человек – эпоха»! Вот, как его называли в УПЦ. Мы решили вспомнить, каким был этот человек, в беседе с архимандритом Виктором, главой административного аппарата Киевской митрополии УПЦ и племянником Блаженнейшего Владимира, пусть даже он и не любит об этом распространяться.


Раскол и духовная смерть

– Блаженнейший Митрополит Владимир стал главой УПЦ в очень непростое время, – начинает рассказ наш собеседник. – Церковь была раздираема расколом (речь о Филарете и создании Украинской православной церкви Киевского патриархата, - «АиФ»). И первые шаги Блаженнейшего были весьма показательны. Так, он отказался от навязываемой ему идеи отбить силой захваченный у нас Владимирский собор. Позиция Блаженнейшего строилась при этом на очень простом фундаменте – раны, нанесенные расколом, нельзя исцелить насилием. Зло порождает зло, и бороться с ним можно только любовью. Любовью и терпением. Думаю, что этот принцип Митрополит Владимир пронес через все годы своего управления УПЦ, применяя его к решению как общецерковных, так и частных вопросов.

 

– Сейчас запущен процесс объединения Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви. Почему к данной инициативе не присоединяется УПЦ? Ведь Митрополит Владимир хотел исцеления церковного раскола в Украине…


– Представим, что Вселенское Православие – это одно большое могучее дерево. Его ствол – это Христос, ветви – Православные Церкви мира. Благодаря единению с Богом, эти ветви дают обильные духовные плоды. Однако иногда возникают ситуации, когда та или иная веточка начинает думать, что она – такая красивая и благоуханная – может жить отдельно от дерева. И отпадает от него.


Внешне все остается без изменений – ветка как ветка. Однако из-за отсутствия живительных соков дерева ее листки постепенно увядают, а сама она засыхает. Что-то подобное происходит и с церковными структурами, отпадающими от Вселенского Православия.

 

– А как, все же, смотрел на этот вопрос Митрополит Владимир?


– Его позиция была однозначна – при решении вопросов, касающихся жизни Церкви, существует грань, за которую никогда нельзя переступать. Это Евангелие и церковные каноны.

 

Именно поэтому речь никогда не шла о простом объединении нашей Церкви с теми, кто от нее отпал.  Смешайте воедино чистую и загрязненную воду. Что в итоге получится? Муторная смесь, которую вы не сможете пить. А, как известно, без воды рано или поздно наступает смерть. В нашем случае – духовная смерть.

 

Блаженнейший Митрополит Владимир даже в очень сложных политических условиях в начале девяностых, когда на него и на Церковь оказывалось сильное давление, оставался непоколебим. Тогда, как и в нынешнее время, захватывали наши храмы, требовали автокефалии, часто применяли физическое насилие по отношению к священникам. Однако Блаженнейший не сломался и не пошел на компромисс с совестью. Ничего подобного не случилось и тогда, когда ему сильно нездоровилось.

 

Блаженнейший Митрополит Владимир (Сабодан)

Любовь и автокефалия

– Сейчас часто говорят, что Митрополит Владимир как раз наоборот был готов пойти на союз с УПЦ Киевского патриархата...


– Сейчас, когда Блаженнейшего с нами нет, очень просто говорить от его имени. Ведь он уже ничего не может ни подтвердить, ни опровергнуть. В итоге возникает большое поле для манипуляций его именем и сказанными словами.

 

Например, вырывают какую-то фразу Блаженнейшего из общего контекста и выдают ее за определенное мнение или позицию почившего Предстоятеля.

 

Какова цель таких шагов? Скорее всего, желание использовать это несуществующее мнение для продвижения необходимых определенным силам церковных идей и концепций.

 

Прискорбно, что инициаторов подобных манипуляций нисколько не волнует, каким образом будет достигнут нужный им результат. Цель оправдывает средства – и точка. Наблюдать за такой ситуацией всегда неприятно, вне зависимости от того, где и с кем это происходит. Однако особенно неприятно, когда это касается Церкви и имени Блаженнейшего.  

 

А ведь стоит помнить, что он был человеком глубоко верующим и открыто исповедующим свои убеждения. Поэтому говорить о каких-то идеях Митрополита Владимира, о которых он якобы не распространялся в широком кругу, не порядочно и не этично.

 

– А существуют какие-либо мифы о Блаженнейшем, которые вы бы хотели разоблачить?


– Больше всего меня удивляют слухи о том, что Митрополит Владимир активно выступал за автокефалию УПЦ. Совершенно очевидно, что он не отбрасывал саму идею автокефалии. Для него важным было другое – чтобы к такому пониманию Церковь пришла самостоятельно, созрела для него. И созрела не из-за внешнего давления, а потому что внутри нее органично сформировалась готовность к такому шагу.

 

Блаженнейший всегда подчеркивал, что автокефалия должна быть желанной для всех. Церковь – это Тело Христово, которое объединяет разных людей. И эту «разность» нужно учитывать, иначе возникнет еще один раскол. По убеждению Митрополита Владимира, чтобы не разъединять людей, Церковь всегда должна быть выше политики и идеологии. Более того, в сложные времена она ради сохранения единства народа и государства не может становиться на сторону какой-то одной части общества. Ведь при таких раскладах Церковь опуститься до уровня обыкновенной политической партии, которая всегда продвигает интересы в первую очередь своего электората.

 

– Другими словами, автокефалия не была главной целью Митрополита Владимира?


– Ни в коем случае! Блаженнейший ставил превыше всего сохранение мира и любви в Церкви. Все, что этому противоречило, или не принималось во внимание, или откладывалось на отдаленную перспективу. К чему именно сейчас полная церковная независимость, если его ценой становится уничтожение единства Церкви? Неужели нашей земле стало бы лучше, если бы здесь возникли новые расколы и преумножились религиозные распри? Вопрос автокефального статуса должен решаться постепенно, внутри Церкви и самой Церковью. Без спешки, а также потаканий политическим реалиям и запросам.

 

В сегодняшних условиях мы и так обладаем всем необходимым набором возможностей. Украинская Православная Церковь независима в своём управлении. У нас есть свой Синод, свой Предстоятель, своя финансовая система. И РПЦ никак не влияет на вопросы самоуправления в нашей Церкви. Никто из Москвы не решает, какого нам епископа выбирать, какой монастырь или храм открывать и кого, например, причислять к лику святых. Помимо этого, все собранные в Украине пожертвования здесь же и остаются, ни о каком финансировании РПЦ за наш счет речь никогда не шла и не идет.

 

Когда вся полнота нашей Церкви решит, что мы готовы самостоятельно осуществлять упомянутое единение, УПЦ станет автокефальной, то есть полностью независимой от РПЦ. Пока же приемлемым для нашей Церкви выступает существующий порядок.

 

 

Человек дела

– Блаженнейший Митрополит Владимир много сделал для становления и развития УПЦ. Можно ли сказать, что его дело продолжает жить и сегодня?


– Митрополит Владимир для многих стал образцом того, как нужно созидать любовь в Церкви и сердцах людей. Для него не был важен статус или высокое положение. Он уделял одинаковое внимание и простым людям, и известным политикам или бизнесменам. Все они для него были чадами Церкви, за которых он отвечает перед Богом. Для каждого у него находились слова утешения и поддержки. Со многими у него установился духовный контакт, позволяющий буквально несколькими точными фразами давать исчерпывающий ответ на сложные жизненные ситуации или вопросы.

 

Я никогда не забуду, как в пятницу, накануне смерти Блаженнейшего, меня что-то не отпускало в дальний путь – к своему духовнику отцу Серафиму в Беларусь. В какой-то момент в голову пришла четкая мысль о том, что я должен поехать в больницу. Когда я туда прибыл, Блаженнейший был в тяжёлом состоянии. Как обычно, я постоял рядом с ним, подержал его за руку, рассказал о последних событиях в моей жизни. Мне почему-то очень не хотелось его оставлять… Когда на следующий день я приехал в монастырь к отцу Серафиму, мне сообщили, что Блаженнейший скончался. Я всегда буду помнить то прощание и то чувство, которое меня тогда посетило…

 

Знаете, у Митрополита Владимира был действительно огромный авторитет. Если вспомнить начало 90-х, когда он приехал в Украину в качестве Предстоятеля, многих молодых епископов поражал его огромный жизненный и священнический опыт. И с годами уважение к нему только возрастало. Блаженнейший был человеком дела, и его поступки доказывали это. 20 лет Предстоятельства Митрополита Владимира не прошли бесследно для Церкви. Он сделал все для того, чтобы Она жила и развивалась.