» » » Антигибрис. Почему украинская власть производит впечатление безумцев


Антигибрис. Почему украинская власть производит впечатление безумцев

Для Украины нормально встречать любую проблему реакцией фрейдовского отрицания
1 449
КИЕВ. 11-07-2017, 09:46. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

На минувшей неделе серверы госучреждений и крупных компаний Украины атаковал вирус Petya.A, и эта хакерская атака была оценена как "беспрецедентная" по масштабу.

Всем как-то сразу стало понятно, что украинский кейс — он о том, как просто, в два клика можно парализовать крупное государство: его банки, коммуникации, инженерные системы, энергетику, торговлю и так далее.

Правительства многих стран ещё сильнее озаботились вопросами кибербезопасности, хотя они и так у всех в приоритете. Но не украинское. Мировые СМИ облетела гифка с безумной собачкой, которая пьёт кофе в объятой пламенем комнате и сообщает, что всё хорошо. Этой гифкой сопровождалось официальное сообщение правительства Украины об атаке Petya.A.

Это была попытка эмоционально разгрузить атмосферу, сделать вид, что угроза не так уж страшна и над ней, видите, можно шутить, так что не надо паниковать. Но попытка крайне неудачная, поскольку угроза всё-таки серьёзна и требует максимального внимания к ней со стороны правительственных служб. В итоге шуточный мем с собачкой вылился в настоящий сеанс саморазоблачения. Украинская власть действительно производит впечатление безумцев, считающих, что пожар можно потушить с помощью чувства юмора.

Ту же манеру поведения можно наблюдать в ситуации с попытками Юрия Луценко привлечь к суду нескольких народных депутатов в связи с обвинениями в коррупционных преступлениях. Коррупция в Украине сродни пожару, в котором горит всё: вера в справедливость, доверие к политикам, надежды на лучшее, реформы. Любые ростки лучшего будущего моментально сжигаются в топке жгучего желания заинтересованных лиц жить по-старому. Но вместо попыток выработать адекватный ответ на столь масштабную угрозу, как коррупция, политики устраивают соцсоревнования в остроумии.

"Украинская власть производит впечатление безумцев, считающих, что пожар можно потушить с помощью чувства юмора"

Генпрокурор пересказывает свой диалог с депутатом, которому инкриминируется обогащение на незаконной добыче янтаря в Украине, как еврейский анекдот. "Боря, заплатите налоги!" — "Та то ж дорого!".

Депутат Лозовой втягивает целый Регламентный комитет парламента в дискуссию о налогообложении святых мощей.

Депутат Довгий шутит, что единственная его подпись, заслуживающая доверия, это подпись в книге записей актов гражданского состояния о заключении брака.

В итоге парламентский комитет выносит вердикт о том, что представление ГПУ о снятии неприкосновенности с указанных депутатов "является хоть и законным и мотивированным, но недостаточно обоснованным". И над всем этим рефреном звучит зловещее предупреждение: если сейчас создадим опасный прецедент, сядут все! Так в этом же и смысл, чтобы пресекать все коррупционные правонарушения, разве нет? Шутка о том, что "все" — это власти предержащие в полном составе — такая же несмешная и саморазоблачительная, как мем с собачкой.

Подобным же образом украинская власть реагирует на самую высокую угрозу — агрессию РФ. Очень показательный случай был в 2014 году, когда тогдашний и. о. министра иностранных дел пришёл успокаивать решительно настроенных граждан, собравшихся у российского посольства. Он спел вместе с ними "Путин — х**ло! Ла-ла-ла" в расчёте направить эмоции в мирное русло. Тогда в этом был смысл, и это сработало. Но тут важнее уверенность в том, что исполнение шуточной песенки — это ещё один способ отреагировать на военную угрозу.

"Мы видим шапито с растерянными и испуганными актёрами, которые неестественно шутят о том, как им на голову валятся горящие балки перекрытия"

За всеми этими сюжетами просматривается определённая манера поведения в условиях неопределённости и риска, которую украинские власти предержащие, осознанно или нет (скорее некоторые осознанно, а некоторые нет), приняли в качестве политической нормы. Для Украины нормально встречать любую проблему реакцией фрейдовского отрицания. Нормально — маскировать грозящую обществу опасность за гебефреническими симптомами (дурашливость, игра словами, скабрёзности). Нормально — смещать фокус борьбы с по-настоящему сильных противников (Ахметов, например) на более слабых (не в обиду всем вышеперечисленным). Всё это выглядит как очковтирательство, игра в дурака. Но это опять саморазоблачающая шутка. И вместо всесильной элиты, занятой большими делами, о которых не скажешь на публику и поэтому приходится изображать шапито, мы видим именно шапито с растерянными и испуганными актёрами, которые неестественно шутят о том, как им на голову валятся горящие балки перекрытия.

Британский врач Дэвид Оуэн, который наблюдал вблизи многих политических лидеров и даже работал в правительстве, подробно описал гибрис-синдром. Это нарциссическая иллюзия всесилия, которая рано или поздно развивается у большинства правителей, слишком долго пребывающих у руля государства. Гибрис-синдром проявляется в крепнущей убеждённости в собственной правоте, непогрешимости и даже всемогуществе. Такие лидеры ощущают свою соразмерность событиям и вызовам исторического масштаба, часто ищут такие вызовы, чем навлекают на свои народы большую беду. Далеко за примерами ходить не надо, Путин — носитель ярко выраженного гибрис-синдрома.

Украинских политиков, кажется, массово поразил антигибрис. Ответственность за страну, переживающую осевое время, а также необходимость жить в ситуации повышенной готовности к самым серьёзным и опасным вещам, оказалась слишком тяжёлым бременем для тех, кто подписывался лишь на увеселительную прогулку в закрома родины. Ни славы особой не нужно, ни почёта, ни страниц в учебниках истории. Лишь бы избавиться от давящего чувства несоответствия масштаба собственной личности масштабу происходящих событий. Даже если ради этого придётся бесконечно разыгрывать сцену "Сядем усе!" из старой советской комедии...

Источник: Светлана Чунихина, focus.ua