» » » The Daily Beast: Как Россия пытается рассорить Украину с Венгрией и Польшей
8-03-2018, 22:06

The Daily Beast: Как Россия пытается рассорить Украину с Венгрией и Польшей

597

Издание The Daily Beast в статье Скрытая кампания России по воспламенению Восточной Европы пишет о провокациях в Западной Украине с целью рассорить Украину с Венгрией и Польшей.

НВ приводит перевод материала.

Крайне правые и откровенно фашистские движения, связанные с Москвой, сеют раздор между Украиной и ее соседями из Европейского союза.

4 февраля в час ночи камеры видеонаблюдения в западноукраинском городе Ужгород зафиксировали необычную сцену. Двое неизвестных пытались поджечь здание. Сначала они потерпели неудачу, но не сдались. Через три часа они вернулись к месту происшествия — на этот раз с большим количеством бензина — и бросили коктейль Молотова. Во второй раз это сработало. Фасад загорелся, и неизвестные немедленно уехали через близлежащую границу со Словакией.

Огонь был потушен, а нанесенный ущерб был минимальным. Но, как оказалось, это был не обычный случай поджога в маленьком городке. Подозреваемые в поджоге оказались двумя польскими гражданами, причем оба они — члены Фаланги — небольшой радикальной организации с фашистскими корнями. 28 февраля они были арестованы польским Агентством внутренней безопасности в связи с поджогом. В здании, ставшем их целью, находится Венгерское культурное общество Закарпатья — одно из центральных учреждений 150-тысячной общины этнических венгров, проживающих в регионе.

Зачем польским ультраправым нападать на венгров — причем в Украине? В конце концов, обе страны на протяжении веков считали друг друга лучшими союзниками, и никто больше не стремится подчеркнуть эту «вечную дружбу», чем националисты из обеих стран.

Ответ, по всей вероятности, заключается в связях группы с Россией. Члены Фаланги отправлялись на Донбасс, на восток Украины, где проходят боевые действия, чтобы поддержать пророссийских сепаратистов, и, как утверждают некоторые, сражаться там за них. Организация и ее медиа-подразделение Xportal.pl также имеют задокументированные связи с маргинальной польской пророссийской политической партией Zmiana (Изменение), лидер которой, бывший член парламента Матеуш Пискорский, находится в тюрьме по подозрению в шпионаже для России.

«Они выглядят как типичный материал для таких операций. Это тот вывод, к которому я бы пришел в старые времена», — говорит один из бывших сотрудников западной контрразведки.

Инцидент в Ужгороде, как считают эксперты и официальные лица, был небольшой частью более широкой российской кампании, направленной на разжигание этнической напряженности внутри Украины, с целью дестабилизации страны и разжигания ее противоречий со странами, связанными с НАТО, особенно Польшей и Венгрией. И, похоже, это работает.

«Это организованная, скоординированная российская кампания, проводимая платными провокаторами в рамках широкой информационной операции. Она направлена на аудиторию в Украине, Польше и России и синхронизирована с сообщениями российских государственных СМИ», — говорит Адам Лелонек, директор Центра анализа пропаганды и дезинформации, основанного в Варшаве, — «Нет сомнений, что она имела конкретный эффект и подлила масла в огонь продолжающейся польско-украинской дипломатической вражды».

Кампания состояла из серии преимущественно небольших по масштабам случаев вандализма, поджогов, взрывов и фейковых демонстраций. Действительно, поджог в Ужгороде даже не был последним таким инцидентом. 27 февраля венгерский центр снова подожгли, на этот раз причинив реальный ущерб.

Самая серьезная из этих провокаций произошла прошлой весной в Луцке, областном центре Волынской области, западноукраинского региона, граничащего с Польшей и Беларусью. В ночь на 29 марта неизвестный злоумышленник несколько раз выстрелил там из гранатомета в консульство Польши.

Но большинство провокаций имели меньший масштаб: повторяющиеся случаи вандализма по отношению к кладбищам и памятникам, священным для польского меньшинства во Львовской и Волынской областях (а также украинских в Польше), венгров на Закарпатье и болгар в Одессе; полусерьезные провозглашения сепаратистских государств, таких как «Ровенская Народная Республика», и очевидно фейковые марши под именем поляков и болгар Украины, требующих автономии.

Лица, причастные к большинству из этих эпизодов, были идентифицированы как члены еще одного загадочного маргинального движения — украинской группы под названием Наждак — со связями с Россией. Через несколько месяцев расследования некоторые члены Наждака были обвинены и приговорены, но его лидер, Николай Дульский (который утверждает, что имеет польское происхождение) по слухам бежал в Москву.

Украинские власти утверждают, что Дульский на самом деле лишь посредник, а кампания была организована так называемым Комитетом спасения Украины, базирующийся в Москве, который возглавляет бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, бежавший в Россию после того, как правительство президента Виктора Януковича было свергнуто протестующими на Майдане в 2014 году.

«То, что они на самом деле подразумевают, это что реальная сила за этим — российские разведслужбы, что вероятно», — говорит Роберт Чеда, бывший сотрудник польской разведки и аналитик Фонда Пуласки в Варшаве, — «Ни для кого не секрет, что в националистическую среду сильно проникли россияне. И шансы, что Азаров и его группа никак не связаны с разведслужбами близки к нулю».

Чеда и другие эксперты говорят, что, хотя большинство провокаций и сюжетов выглядят дилетантскими и фейковыми, стабильная, систематическая, неспешная кампания повлияла на отношения между соседями и внутри Украины.

«Это, без сомнений, отразилось. На Украине, Польше, Венгрии — везде», — говорит украинский журналист из Львова Дмитрий Борисов, который широко освещал инциденты.

«Эти инциденты резонируют за пределами Украины. И даже если власти поймают или идентифицируют преступников, не все доверяют украинской полиции или Службе безопасности. Между тем украинская общественность и национальные СМИ следят за более глобальными проблемами, а это означает, что они не следят за расследованиями и не повышают осознание проблемы».

«Проблема в том, что легко подорвать официальные украинские выводы, учитывая сомнительную репутацию СБУ и государственного аппарата», — отмечает Чеда, — «И действительно, вы могли бы придумать несколько возможных альтернативных объяснений — например, что это часть войны между олигархами или националистами, которые увеличивают политическое влияние. Но правда в том, что неважно, кто за этим стоит, выгодно это России».

Как и в случае российской кампании влияния в США, которая была направлена на использование политических и расовых разделений, агенты Москвы работали над разжиганием и обострением существующих напряженностей и расколов. В случае Украины и Польши, большинство из них связаны с историей двух стран.

С 1991 года, когда Украина обрела независимость, Польша была постоянным союзником и главным защитником Киева в стремлении стать частью западных институтов, таких как ЕС и НАТО. Но под поверхностью образцовых дипломатических отношений долгое время замалчивался глубоко укоренившийся спор о толковании истории. Большая часть его сосредоточена на «Волынской резне», широкомасштабной кампании этнической чистки, проведенной украинскими националистами против десятков тысяч поляков региона на последних этапах Второй мировой войны. Польша официально считает преступление геноцидом, но в Украине, где виновники этого, Украинская повстанческая армия чествуются как герои, вопрос часто игнорируется, сводится к минимуму или оправдывается некоторыми чиновниками. С другой стороны, польские чиновники иногда так же игнорируют преступления, совершенные поляками, такие как карательная кампания против украинцев или Операция Висла, принудительное переселение более 100 тысяч этнических украинцев.

Эти обиды, от которых до недавнего времени отмахивались, сейчас являются основным препятствием для добрососедских отношений, которые быстро ухудшаются.

Несмотря на то, что официальные лица обеих стран предположили, что Россия пытается испортить отношения между ними, политика Варшавы и Киева не помогла избежать этого. Наоборот.

Разрушение польского мемориала в Гуте Пеняцкой, посвященного жертвам резни, совершенной украинскими нацистскими коллаборационистами из СС Галичина, воспламенило продолжающийся по сей день конфликт вокруг того, какие памятники следует восстанавливать и какие из них законны.

Но многие другие проблемы были полностью созданы самими правительствами, использующими националистические нарративы, чтобы зарабатывать политические очки дома.

В феврале глава правящей в Польше популистской партии Право и справедливость Ярослав Качиньский, который является фактическим правителем страны, предупредил Украину, что, если она не столкнется со своей собственной историей и не разрешит спор, ее западные устремления под угрозой.

Качиньский заявил в интервью проправительственному еженедельнику Gazeta Polska, что он сказал президенту Украины Петру Порошенко, что Украина не войдет в Европейский Союз вместе с почитанием Степана Бандеры и Украинской повстанческой армией. «Вы должны выбрать: либо это интеграция с Западом и отказ от традиций УПА, либо это Восток и все, что с ним связано», — сказал Качиньский.

За этим последовало еще более четкое заявление на тот момент министра иностранных дел Витольда Ващиковского, который сказал, что Польша будет блокировать европейские устремления Украины, если она не изменит свою позицию по истории. Затем Ващиковский создал черный список «антипольских» украинских чиновников и историков.

Совсем недавно Варшава разозлила Киев, приняв так называемый закон о Холокосте. Закон предусматривает, что любой, кто отрицает или обеляет любые преступления, совершенные украинскими националистами в период между 1925 и 1950 годами, может быть приговорен к трем годам лишения свободы. Это тот же законопроект, который попал в заголовки из-за криминализации любого описания Освенцима и других нацистских лагерей смерти как «польских».

Неудивительно, что украинский элемент в этом противоречивом законе был включен по настоянию националистических депутатов от партии Кукиз’15 после консультации с историками, которые предположительно имеют пророссийские симпатии.

Это лишь помогло спровоцировать украинских националистов, которые до этого были сконцентрированы на своей вражде по отношению к России, и побуждает их обращаться против поляков.

«Здесь во Львове националистические круги все больше говорят о сценарии польской весны. Они также стали жертвами фейковых нарративов, подпитываемых россиянами, о сепаратистских проектах, вынашиваемых поляками», — говорит Борисов, — «Они заходят так далеко, что обвиняют мэра города Андрея Садового в польском сепаратизме — эта претензия происходит из российских фейковых новостей. Это все еще в значительной степени маргинальные политические силы, но они не несущественны».

Более того, сами националисты — на этот раз не спровоцированные Россией — начали создавать проблемы. 26 февраля в Явориве небольшом городке у польской границы, они уничтожили мемориальную доску, посвященную польскому королю Яну III Собескому. На его месте они оставили баннер, прославляющий Степана Бандеру. Накануне их группа прервала церемонию в честь поляков, убитых в Гуте Пеняцкой.

Но Артур Гроссман, польский гид, живущий во Львове, говорит, что беспокойство раздуто.

«Польша по-прежнему нравится украинцам, и украинцы считают ее образцовой страной. Опросы показывают лишь незначительное снижение в этом отношении. Обычные люди не заботятся об истории. Это касается только нескольких журналистов и политиков», — говорит он.

Тем не менее, нет никаких признаков прекращения политической вражды. И Украина, со своей стороны, тоже не избежала политических ошибок. В июле 2017 года Киевский городской совет назвал один из проспектов города в честь Романа Шухевича, командующего УПА, ответственного за «Волынскую резню». Позже украинские власти препятствовали исследованиям польских историков в Украине, а в сентябре украинский парламент принял весьма спорный законопроект об образовании, который существенно ограничил права этнических меньшинств изучать их национальный язык.

Эта последняя мера спровоцировала серьезный дипломатический кризис между Украиной и Венгрией. Ее правительство, возможно, наиболее дружелюбное по отношению к Путину среди государств — членов ЕС, поклялось, что последствия будут болезненными для Украины, и предположило, что это будет препятствовать интеграции страны с Западом.

Недавние атаки в Ужгороде только ухудшили кризис. После них министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто призвал украинского посла выступить с резким упреком в отношении растущих «экстремистских тенденций» и предполагаемого запугивания лидеров диаспоры. Он также призвал Европейский союз защитить венгерское меньшинство Закарпатья.

«Это чистая пропаганда, и утверждение о запугивании преувеличено. Все знают, что это провокации, инициированные Россией, но венгерское правительство так и не признало этого», — говорит Янош Секки, венгерский журналист из политического еженедельника Elet es Irodalom, — «Они говорят, что это результаты централизованной антивенгерской кампании ненависти. Это ужасная ложь».

«В принципе, то, что мы наблюдаем в этих размолвках — это столкновение настойчивых популистских правительств, которые считают себя региональными силами и потворствуют националистическим настроениям», — заключает бывший офицер разведки Роберт Чеда, — «Для России это идеальная среда».


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте срочные новости в Telegram