» » » Львов — не Польша, Крым — не Россия. Ответ Ходорковскому


Львов — не Польша, Крым — не Россия. Ответ Ходорковскому

2 218
КИЕВ. 24-09-2017, 16:23. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Как сто лет назад русский демократ заканчивался на «украинском вопросе», так сегодня для российского либерала камнем преткновения служит Крым — и в справедливости этого тезиса мы могли вновь убедиться на этой неделе.

Правда, в этот раз нас ждало нечто более сложное, чем «Крым — не бутерброд», пишет ПиМ.

Что же опять помешало российскому либералу назвать вещи своими именами?

Итак, 18 сентября «отец русской демократии» Михаил Ходорковский прибыл в Таллинн, чтобы принять участие в совещании группы Европейского парламента «Европейская народная партия». Разумеется, он был немедленно перехвачен журналистами, среди которых оказались и корреспонденты латвийского издания «Latvijas Avize», взявшие у опального олигарха большое интервью с длинным заголовком.

Львов — не Польша, Крым — не Россия. Ответ Ходорковскому

Говорили обо всём. Ходорковский, позиционирующий себя как российский общественно-политический деятель, хотя и живущий за границей, утверждает, что его основная цель — смена режима в России. Не просто отставка Владимира Путина, что тоже важно, но и возвращение к парламентской демократии и реальному федерализму. Это было довольно смелое заявление, так что журналисты ухватились за него и стали раскручивать гостя на более глубокий ответ с помощью двух коронных вопросов: Чечня и Крым.

И тут-то российский либерал проявил чудеса двоемыслия. Да, Ходорковский совершенно правильно отметил, что сегодня власть в Чечне «принадлежит банде», а также он допустил, что после «избавления» от этой банды чеченцы могут выбрать выход из состава Российской Федерации. Правда, при этом он несколько раз оговорился, что в такой сценарий сам не верит.

«Могут ли чеченцы выбрать выход из Российской Федерации, когда избавятся от этой банды? Мне это трудно представить. Чеченцы знают, насколько они тесно — экономически и культурно — связаны с Россией, там живут многие их родственники и друзья. Но, конечно, демократическая Чечня, как и демократическая Шотландия, могут инициировать референдум о независимости. И если на референдуме большинство проголосует за это, то это решение нужно будет уважать… Чеченцам должно быть понятно, что никто их не собирается колониальными методами держать в России, но при принятии решений необходимо соблюдать демократические процедуры. Пусть они подумают, примут решение. Лично я считаю, что чеченцы проголосуют за то, чтобы остаться в составе России. Может быть, я ошибаюсь. Но каким бы ни было решение, оно не должно быть принято под дулами автоматов».

Но как только речь зашла о возвращении Крыма Украине, от былой демократичности Ходорковского не осталось и следа.

«Мне сложно представить, что демократически избранный парламент России может получить такой мандат от российского общества. Есть много причин, по которым русские считают Крым своей национальной территорией. Кроме того, население, которое сейчас живет в Крыму, считает себя частью России. К примеру, сложно представить, что Украина начнет обсуждать вопрос о возврате Львова Польше, хотя с исторической точки зрения об этом можно было бы говорить. Однако уже сама постановка такого вопроса вызовет резкую реакцию. Я думаю, что и Россия не сможет таким образом обсуждать этот [крымский — КР] вопрос».

Если бы вы хотели увидеть эталон двойных стандартов в действии — то вот, смотрите. Пусть Ходорковский и не верит, что чеченцы захотят выйти из состава России (как повторил дважды), но он хотя бы ставит решение этого вопроса в зависимость от голосования самих чеченцев на референдуме. И позиция центральной власти никакой роли для него не играет: если на демократическом референдуме «не под дулами автоматов» народ выберет независимость — значит, надо признавать.

В то же время вопрос о статусе Крыма почему-то внезапно оказывается в руках российского парламента. Я понимаю, Ходорковский открытым текстом говорит — большинство россиян поддерживают захват чужих земель («считают Крым своей национальной территорией»), так что даже в демократично избранной Думе депутаты будут придерживаться той же точки зрения, а поэтому ни на какой возврат не надейтесь. Но при этом совершенно не ясно, что же заставляет думать «российского либерала», будто этот вопрос вообще зависит от парламента?

На самом деле всё обстоит иначе.

Во-первых, аннексия Крыма является незаконной не только с точки зрения международного права или украинского, но и российского тоже. Дело в том, что просто подписать 18 марта 2014 года так называемый «Договор о принятии Крыма и Севастополя в состав России» было недостаточно. Для объявления Крыма частью Федерации этот «договор» должен был быть ещё ратифицирован российским парламентом, но перед этим — пройти процедуру рассмотрения в Конституционном суде России. Это было обязательным, поскольку, как гласит Закон «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в её составе нового субъекта Российской Федерации», «международный договор не подлежит введению в действие и применению, то есть не может быть ратифицирован, утверждён и не может вступить в силу для Российской Федерации иным образом, если Конституционным судом установлено его несоответствие Конституции». И как доказывает профессор права Высшей школы экономики Елена Лукьянова, КС России восемь (!) раз нарушил российское же законодательство при рассмотрении этого «договора», что делает его вердикт о его конституционности ничтожным, а сам «договор» — так и не имеющим законной силы.

Следовательно, все российские законы, указы и распоряжения относительно Крыма с 18 марта 2014 года являются нелегитимными, и уже в силу этого парламент России, пусть даже и демократически избранный, не имеет никакого права решать судьбу полуострова. У Федерации есть один-единственный выход — официально признать неконституционность всех «крымских» актов с момента аннексии и в одностороннем порядке вывести свои государственные структуры из Крыма. Лишь вопрос о наказании виновных в агрессии и нарушениях прав человека, а также размер компенсации могут обсуждаться с Украиной. Вопрос о принадлежности полуострова — нет. И мнение лично Ходорковского, «крымского населения» или даже всех россиян, вместе взятых, в этом деле ничего не решают.

Ну а во-вторых, российскому «оппозиционеру» явно следовало бы лучше учить историю, чтобы не говорить откровенных глупостей относительно Львова и Польши. Не раз и не два мне приходилось констатировать, что к так называемым «историческим аргументам» прибегают те, кому явно недостает аргументов правовых. Так вот — длинная и сложная история основанного украинским королем Даниилом Львова, то входившего в состав Польши, то не входившего, к его нынешнему статусу никакого отношения не имеет. С 16 августа 1945 года между Польшей и СССР действовало соглашение о границах, согласно которому Львов принадлежал Украинской ССР, а 15 февраля 1951 года польско-украинская граница была подкорректирована и остаётся в тогдашней конфигурации до сих пор. Потом 18 мая 1992 года между Варшавой и Киевом был подписан Договор о добрососедстве, дружественных отношениях и сотрудничестве, по которому обе стороны признавали нерушимость установленных границ.

Так о чём «с исторической точки зрения» собирается говорить Ходорковский? Разве это Польше по международному праву и двусторонним соглашениям принадлежал Львов? Разве это Украина, в нарушение сотен договоров вторглась в Польшу и захватила город? Хромает любая аналогия, но сравнивать Львов с Крымом, а Украину с Россией — это не аналогия вовсе, это простая глупость.

И очень жаль, когда очередной «российский либерал» в отчаянной попытке понравиться электорату в России и при этом не пасть в глазах Запада начинает танцы вокруг принадлежности Крыма. «Не бутерброд» и «повторный референдум» — это мы уже проходили. Теперь пришла пора мантр: «нет народного мандата» и «отдайте Львов».

Ну уж нет, Михаил Борисович. Ни двойные стандарты, ни незнание законов и истории вам не помогут.

Львов — не Польша, Крым — не Россия!