» » » Крымчанин в оккупации: ощущение беспомощности – главное, что я приобрел
31-08-2015, 09:44

Крымчанин в оккупации: ощущение беспомощности – главное, что я приобрел

861

Прошло уже полтора года с момента аннексии Россией Крыма. В новых политических реалиях изменения, произошедшие на полуострове, имеют достаточно двусмысленный характер. Те, кто поддерживают режим Путина, не замечают особых проблем в стремительном росте цен, неэффективности реформ и отсутствии личного выбора. Труднее людям с проукраинской позицией, на которых осуществляется прямое давление со стороны власти. 

 О том, как живется «по новым правилам», рассказал  житель Симферополя.

– Cо времени аннексии Крыма, что изменилось в жизни полуострова? Какие реформы происходят и в каких отраслях? Какие проблемы обострились?

 Прежде чем говорить об изменениях в жизни полуострова, нужно понимать, что это крайне консервативное и ленивое место. По-хорошему, он не сильно изменился со времен СССР. Достаточно взглянуть, как люди среднего и старшего возраста празднуют Первое мая – и сразу вспоминается пикник из «Москва слезам не верит»: даже клеенка та же, проверенная годами.

Поэтому можно проводить любые реформы – однако изменения будут чисто косметическими. К примеру, раньше ВУЗы подстраивались под требования украинского Минобраза, теперь – под требования российского, но на работе как таковой это почти не сказывалось. Менялась только форма отчетности. Реальные изменения с реформой, как правило, мало связаны и являются следствием полуофициальных директив. Например, российские паспорта: раньше их охотно раздавали направо и налево, нынче поток втихомолку свернут. Короче, законы изменились, практика – не особо. К слову, о паспортах. Мне доводилось слышать, что некоторые украинцы считают предателями тех, кто принял российский паспорт. Постарайтесь понять, что выбора фактически не было – если только не хочешь оказаться бесправным иностранцем на родной земле. Украинские паспорта большинство, естественно, сохранило, правда, госслужащие хранят их у начальства.

Основные проблемы – фантастический рост цен, который, похоже, ощутимо превосходит уровень обычной российской провинции, на фоне снижения числа туристов

Основные проблемы – фантастический рост цен, который, похоже, ощутимо превосходит уровень обычной российской провинции, на фоне снижения числа туристов. Последнее коснулось Симферополя меньше – он никогда не был курортом, поэтому мне сложно рассуждать об этом, однако даже российская статистика показывает весьма печальную ситуацию. Причины очевидны – если вы хоть раз ездили в Крым, вы прекрасно помните, что именно вам не нравилось. Прибавьте к этому пробки на переправе и цены на уровне Питера – и вы удивитесь, что к нам так много людей приехало. Вероятно, ситуация улучшится после строительства моста, однако всех проблем пресловутый мост не решит. О проблемах со свободой слова и правами человека говорить в этом контексте бессмысленно, поскольку большая часть населения проблемами их не считает («Порядок должен быть! А то болтают, кто что хочет»).

– Как сейчас живется людям? Какие есть социальные условия, покупательная способность, возможность трудоустройства? Улучшилась или ухудшилась жизнь в новых политических реалиях?

 Очень многое зависит от сферы деятельности человека. Финансовое положение учителя средней школы ощутимо улучшилось, торговца сувенирами – наоборот. Выросли пенсии (военные – в несколько раз) и зарплаты бюджетников, пожалуй, даже перекрыв рост цен. В то же время резкого роста уровня жизни не заметно. Как и раньше, многим хватает только на повседневные потребности.

Много хуже пришлось занятым в частном секторе – у них-то зарплаты не особо выросли, кроме счастливчиков с зарплатой в долларах. Но и тут есть свои проблемы. Санкции западных государств нанесли серьезный удар по IT-сфере, зацепив, увы, вовсе не тех, кого следовало бы. Коллаборанты не пишут приложения для смартфонов, и им все равно, кого заблокируют в Google Play – это бьет по активной и профессиональной части населения. Кто-то зарегистрировался в Краснодаре, кто-то предпочел свернуться, кто-то выехал на материк, кто-то перерегистрировался как филиал российского предприятия (так было с местным «Яндексом»), однако про статус Симферополя как IT-центра можно потихоньку забывать.

Большинство людей живут как и раньше. В некоторых мелочах жизнь стала хуже, однако, если не читать газет и не включать телевизор, – все не так уж плохо

Большинство людей живут как и раньше. В некоторых мелочах жизнь стала хуже, однако, если не читать газет и не включать телевизор, – все не так уж плохо.

– Почувствовали ли вы эти изменения на себе? Каким образом?

– Денег у меня стало больше, но и проблем, пожалуй, тоже. Я рассорился с некоторыми друзьями, реже выхожу из дома и стал осторожней в высказываниях (как любит повторять один знакомый, «когда говоришь, помни, где ты живешь»), перестал покупать периодику, поставил браузер TOR, практически прекратил поездки на материк (очень хлопотно). Короче, я стараюсь привлекать к себе как можно меньше внимания.

Однажды прочел замечательное: «Самые лицемерные люди – это те, которые говорят, что они ничего не боятся. Если какая-то сила способна похитить человека и упечь его на двадцать лет в ад российской тюрьмы, нет ничего ненормального в том, чтобы относиться к этой силе со страхом. Не стесняйтесь, скажите себе — «Я боюсь российского государства». Я вот боюсь, чего и всем желаю.

Оно может позволить себе все, что угодно. Оно не ограничено в своих действиях ничем. Жизнь и свобода любого из нас обусловлена только его доброй волей или случайностью. Если оно захочет, чтобы кого-то из нас не было, то у него есть множество способов это реализовать».

Подписываюсь под каждым словом Олега Кашина. Пожалуй, это ощущение беспомощности – главное, что я приобрел во время так называемой Крымской весны. Поэтому я очень хочу, чтобы государство меня не замечало, иначе моя судьба будет зависеть только от того, насколько этот Левиафан голоден.

 Какие настроения у населения сейчас? Большинство людей поддерживает действия нового режима?

Есть возрастное расслоение – старший и средний возраст демонстрирует в основном полную поддержку новой власти, видя в ней реинкарнацию милого их сердцу СССР. Молодежь исповедует крайне разнообразные убеждения (от «бандеровцев» до «сталинистов»)

– Большинство населения, конечно, поддерживает новые власти. В моем кругу общения статистика иная, естественно, однако это не случайная подборка людей. Есть возрастное расслоение – старший и средний возраст демонстрирует в основном полную поддержку новой власти, видя в ней реинкарнацию милого их сердцу СССР. Молодежь исповедует крайне разнообразные убеждения (от «бандеровцев» до «сталинистов»), однако многие из тех, кто родился при Украине, были против так называемого воссоединения. Большинство, впрочем, пытается не обращать внимание на политику – она конкретно надоела всем за последний год (столько, сколько прошлой весной, я не спорил никогда в жизни), все аргументы уже высказаны, позиции определены, к тому же, это не совсем безопасно. Пожалуй, можно уже раздавать пустые листовки, как в анекдоте – и так все всем понятно. Я говорю исключительно о людях, достаточно развитых, чтобы иметь собственные убеждения – у гопоты Путин однозначно в авторитете: он отжал Крым, а отжать у лоха – дело святое.

На стойких проукраинских позициях стоит крымскотатарское население – власти пытаются его расколоть по чеченскому варианту, однако выходит плохо из-за сплоченности татар и их, властей, дуболомства. Годовщина депортации в этом году выглядела впечатляюще – оцепленный войсками пустынный центр города. Какие-то парни провели автопробег у черта на куличках – их задержали. Отличный способ наладить отношения, не так ли? Есть группа так называемых «хороших татар», готовых сотрудничать, но их не очень много.

Стоит заметить, что уличный соцопрос на политическую тему даст совсем другой результат: почти стопроцентную поддержку Вождя и его мудрых решений. Потому что мало кто станет честно разговаривать на подобные темы с незнакомым человеком.

– Как люди в Симферополе оценивают события на Востоке Украины?

Восприятие событий в зоне АТО зависит от источников информации. Здесь то же самое возрастное расслоение: старики смотрят телевизор и приговаривают «Да что же они делают, фашисты!», молодежь выбирает в интернете ресурсы, соответствующие их убеждениям

 Восприятие событий в зоне АТО зависит от источников информации. Здесь то же самое возрастное расслоение: старики смотрят телевизор и приговаривают «Да что же они делают, фашисты!», молодежь выбирает в интернете ресурсы, соответствующие их убеждениям. Соответственно, старшее поколение уверено, что войск России на Донбассе нет, люди помоложе думают, что они есть, но пророссийские считают, что это правильно. Интерес к войне на Донбассе постепенно остывает – люди устали от постоянных кошмаров по телевизору.

К слову, многие крымчане, оправдывая российскую операцию по захвату Крыма, говорят, что иначе было бы как на Донбассе. На вопрос «с чего бы это?» вразумительно ответить не могут.

– Есть несогласные с российским порядком? Они как-то демонстрируют сопротивление? Если да, то конкретно против чего? Что грозит таким людям?

– Несогласные есть, конечно, и их не так мало. Однако законодательство и практика не предоставляют им возможностей для протеста. Статья за призывы к сепаратизму предполагает срок от трех до пяти лет, а простое «Крим – це Україна» вполне может на него потянуть. Несанкционированные митинги запрещены, а получить разрешение на протестный митинг практически нереально. Этого не удалось добиться даже Чалому – «народному мэру» Севастополя.

Самый простой способ найти проблемы на пятую точку – пройтись по центру с желто-голубым флагом

Да и настроение населения, подогретое шквалом пропаганды, не способствует самовыражению. Самый простой способ найти проблемы на пятую точку – пройтись по центру с желто-голубым флагом. Будет весело, я гарантирую. Парочка подвыпивших сторонников Украины как-то решила прогуляться по улице Пушкина, распевая знаменитое «Лалалалалалалала». Как вы можете догадаться, им неслабо досталось. Вместо тысячи слов я могу порекомендовать вот это видео. Оно поможет составить впечатление о том, как в Крыму встречают инакомыслящих.

Проблема не только в настроениях так называемого простого народа. Для России Крым – совершенно особенный регион, который значит для нее невообразимо много. Это символ веры нынешнего режима. Поэтому спецслужбы действуют в Крыму очень активно, чтобы подавить потенциальные проблемы в зародыше. Человек, открыто демонстрирующий свою нелояльность режиму, рискует деньгами, работой, свободой, а, возможно, и жизнью – и все это без особой надежды на успех. Естественно, телят, готовых бодаться с дубом, немного.

Не стоит забывать, что при усилении санкций и падении экономики российская власть, весьма вероятно, переключит внимание обозленного населения на внутренних врагов, и тогда всем вспомнят проявления неблагонадежности. После того, как из игры выйдут активисты, новым врагом вполне могут оказаться умеренные оппозиционеры. Словом, в России наступают темные времена, и никто не может чувствовать себя в безопасности.

– Что можете сказать о нынешнем туризме? Кто приезжает отдыхать на полуостров? Какое качество услуг?

– Симферополь, повторюсь, не курорт, а перевалочная база для туристов. Поэтому что-то о личных впечатлениях сказать не могу – разве что самолетов стало больше летать. Я бывал этим летом в Керчи – народу чуть меньше, чем обычно. Что неудивительно – это не самый популярный курорт.

В марте прошлого года им чуть ли не всю Россию в гости обещали, а тут едва ли половина населения Москвы за два года приехала

†оссийские статистики насчитали 3 миллиона туристов – вполне может быть, учитывая беспрецедентную рекламную кампанию с привлечением истеблишмента высшего уровня. Впрочем, это оптимистичная цифра. Цены в Крыму высокие, качество обслуживания низкое, население, занятое в этой отрасли, довольно злое по причине падения доходов. В марте прошлого года им чуть ли не всю Россию в гости обещали, а тут едва ли половина населения Москвы за два года приехала. Туристы сувениры раскупают неохотно, несмотря на огромное количество патриотических футболок с президентом и «вежливыми людьми». Мне запомнился магнитик с портретом насупившегося Вождя и надписью «Если я тебе не нравлюсь, застрелись. Я не исправлюсь». Отличный совет, не находите?

Большинство туристов из России, что неудивительно: добираться из Украины намного сложнее, чем два года назад. Впрочем, из России тоже не сахар, хотя с пробками на переправе более-менее разобрались. Отдельный привет тем умникам, кто решил ремонтировать керченскую трассу в августе. Не меньше сорока минут в пробке – это именно то, о чем мечтает каждый турист. Причина, очевидно – классическое головотяпство, коего тут во все времена хватало.

С массовыми мероприятиями в этом году тоже не заладилось. Фестиваль «Крымфест» обернулся грандиозным провалом, который будет помниться еще долго. Наследник «Казантипа» – Befooz был закошмарен властями вместе с поселком, где он проводился. Многие артисты не хотят ехать в Крым, опасаясь санкций – едут, как правило, те, кого они уже коснулись. Короче, как концертная площадка Крым ощутимо просел.

 Много ли тех, кто хочет уехать из Крыма, в частности среди ваших знакомых? Какова главная причина такого решения?

– Надо сказать, что «пора валить» – излюбленная тема русской интеллигенции. Я знаю людей, которые уже уехали. В зависимости от убеждений и обстоятельств люди либо уезжают в Питер или Москву, либо в Киев (где у меня уже довольно много знакомых). Так или иначе, я практически не знаю людей, которые исключают эмиграцию как возможный поворот судьбы – кроме убежденных сторонников «Крымнаша». Я бы выделил две основные причины для отъезда – провинциальный статус Крыма (низкий уровень доходов, невысокие социальные стандарты, воспетое Чеховым убожество жизни в захолустье) и неприятие новых порядков. Выезжают также те, кто чувствует угрозу со стороны российской системы (так было с центром «Карман», например), и те, кто не смог продолжать работать из-за санкций. Если Россия будет развиваться (если это можно так назвать) в том же направлении, то этот поток не будет ослабевать.

Есть люди, которые предпочитают внутреннюю эмиграцию – классическую практику советских времен, когда ты максимально дистанцируешься от политики и идеологии

Есть люди, которые предпочитают внутреннюю эмиграцию – классическую практику советских времен, когда ты максимально дистанцируешься от политики и идеологии. Конечно, это требует определенного компромисса, границы которого каждый определяет для себя сам. Сейчас он выглядит так – «вы не протестуете слишком громко, мы вас не трогаем». Но, боюсь, ситуация может ухудшиться.

Конечно, есть масса причин, чтобы оставаться – и практического, и сентиментального свойства. Однако в какой-то момент опасность застрять в тоталитарном государстве может их перевесить. Евреи, которые не смогли уехать из Германии до 39-го, остались там навсегда. Я очень боюсь, что в один прекрасный день ворота захлопнутся, и мы окажемся в гигантском поезде, стремительно несущемся к станции имени «чучхе». И тогда – не поминайте лихом.

krymr.com


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте срочные новости в Telegram