» » » Харьковский Евромайдан тоже раскололся


Харьковский Евромайдан тоже раскололся

1 041
КИЕВ. 26-06-2014, 09:37. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

В стане харьковского Евромайдана произошел раскол: одна часть активистов взяла курс на радикализацию протеста, в то время как другая подобные методы отвергает.

 

Внутренние противоречия стали явными в минувшее воскресенье, когда небольшая часть митингующих пошла на площадь Свободы, чтобы показать пророссийским активистам, кто в доме хозяин, пишут Новости Украины Vesti-ua.net со ссылкой на Вести.

 

Сами координаторы Евромайдана уверяют: раскола нет, есть разное видение методов борьбы с оппонентами. А вот источники «Вестей» в правоохранительных органах считают: установку на радикализацию харьковские активисты получили от столичных «старших товарищей».

 

В минувшее воскресенье харьковский Евромайдан показал свое новое лицо. Начиналось все, как обычно: в 18:00 активисты собрались у памятника Шевченко, затем, по просьбе милиции, перешли на площадь Конституции, где и начали очередное вече. Но около 19:30 один из участников митинга Валентин Быстриченко призвал людей идти на площадь Свободы, где в тот момент оставались еще несколько десятков участников пророссийского митинга. «Это предложение было внесено не мной, я его просто озвучил», — рассказал «Вестям» активист. Силовики попытались остановить шествие, но первая попытка в районе ТЦ Ave Plaza не увенчалась успехом. Когда активисты попытались прорвать второй кордон в саду Шевченко — в ход пошли дубинки.

 

Итог — несколько пострадавших и около 30 задержанных (впрочем, всех их вскоре отпустили). По мнению руководителя cамообороны Игоря Рассохи, активисты, которые устроили несанкционированное шествие, должны извиниться перед своими единомышленниками: мол, их действия были «неразумными и неэффективными». «На уровне Координационного совета никакого раскола нет, на уровне активистов — вопрос решается, — говорит Рассоха. — У нас нет противоречий во взглядах, есть противоречия в методах. Я считаю, что мы пока что не исчерпали все правовые способы борьбы с сепаратизмом».

 

А вот Валентин Быстриченко уверен: время разговоров прошло, а «мирный» харьковский Евромайдан себя изжил. При этом активист не считает выбранный им курс радикальным. Правда, остается непонятным, зачем обострять ситуацию в городе тогда, когда пророссийские акции пошли на спад, а количество митингующих не всегда дотягивает до сотни. Сам активист поясняет это боевыми действиями, которые идут в соседней области. «Харьков сейчас является неофициальным тылом. И когда мы видим, что здесь пытаются разжечь такие же очаги сепаратизма, как к Донецке и Славянске — мы что, должны сдать город? — говорит Быстриченко. — Я считаю, что людям с российскими флагами не место на центральной площади Харькова». Один из координаторов Евромайдана Владимир Чистилин оправдывает соратника. «Никакие они не провокаторы. Мы прошли с ними весь Майдан. Иногда эмоции перехлестывают, а желание сделать все как можно лучше и взять ответственность за происходящее приводят к неоднозначным последствиям», — сказал активист. Впрочем, в среду активисты выступили с заявлением, в котором назвали неприемлемыми "все попытки искусственно расколоть Евромайдан, дискредитировать его честное имя".

 

А рядовые харьковчане недоумевают по поводу этих всплесков: «Ума не приложу, зачем продолжать все эти танцы вокруг памятников с милицией и увеселительными драками. Я не понимаю, зачем в нынешних условиях держать Майдан на главной площади страны, да и на других площадях. Это все равно, что если Гражданская война идет второй год, а матросы все берут и берут Смольный», — написала в соцсети харьковчанка Елена.

 

Несмотря на внутренние противоречия, активисты едины во мнении: митинги под российскими флагами в Харькове должны пресекать власти. Мол, все эти собрания запрещены судом — в отличие от акций Евромайдана. «Перед каждым мероприятием я подаю заявку в милицию, если бы она была оспорена — я бы получил запрет. Судом были запрещены шествия, но наша воскресная акция была заявлена как митинг», — говорит Рассоха.