Один на один с врагом

1 719
КИЕВ. 10-09-2014, 10:56. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Эксперт: «Наша война — это война демократии против новой разновидности фашизма, внезапно вынырнувшего из полузабытого прошлого».

9 сентября, к сожалению, не состоялось введение очередных санкций против России, о которых объявил накануне Европейский Союз. Хотя формально до конца дня странам-членам евросообщества удалось преодолеть проблему с отсутствием консенсуса, однако публикация решения о санкциях и их введении в действие была отложена.

Поздно вечером в понедельник президент Европейского Совета Герман ван Ромпей сообщил, что «пакет принят по письменной процедуре». Но, вместе с тем, он не стал называть точную дату публикации решения о санкциях и их введении в действие. По этому поводу в его заявлении отмечается следующее: «Публикация и введение в действие санкций состоится в ближайшие дни. Мы оставляем время для оценки того, как выполняется договор о перемирии и мирном плане. В зависимости от ситуации ЕС будет готов пересмотреть согласованные санкций в целом или их часть».

Это заявление контрастирует с оценкой ситуации на Донбассе немецким канцлером Ангелой Меркель, которая заявила в интервью немецкой радиостанции RBB-Inforadio, что «непосредственное участие России в украинском конфликте «очень-очень очевидно». Раз так, почему в ЕС не вводят санкции против Кремля? Тем более после ее слов, что санкции являются единственной возможностью влияния на Россию, которая оказывает поддержку сепаратистам в Украине. Более того, по оценкам НАТО, на украинской территории находится более 200 танков и 4 тыс. российских военных. 

Поскольку, по настоянию самой Меркель, военный вариант урегулирования ситуации на Донбассе исключается, тогда логично в полную силу использовать единственный имеющийся в ЕС инструмент — санкции.

И тут вызывает удивление, что теперь Финляндия выступила против введения санкций. До этого основными противниками введения карательных мер против России были Словакия, Чешская Республика, Венгрия, а также Австрия. В понедельник во время экстренной встречи правительственных чиновников Евросоюза премьер-министр Финляндии Александер Стубб выразил обеспокоенность относительно нового раунда санкций ЕС против России. В конце концов, он подписал этот документ, настояв на отсрочке его публикации. И на своей странице в Twitter Стубб написал следующее: «Очевидно, что Финляндия поддерживает санкции ЕС против России. Но есть надежда, что ситуация в Украине улучшится так быстро, как это возможно, тогда санкции будут не нужны». Но теперь можно точно сказать, что к числу друзей Путина присоединилась Финляндия, премьер которой считается евроатлантистом.

«День» обратился с просьбой  к  экс-министру иностранных дел Украины  Владимиру ОГРЫЗКО прокомментировать нерешительность и неготовность ЕС вводить очередные санкции против России.

«В ЕВРОСОЮЗЕ ДО СИХ ПОР НЕТ ДЕКЛАРИРУЕМОГО ЕДИНСТВА»

— Это признак того, что Европейский Союз продолжает быть, во-первых, не единым, а во-вторых, это свидетельство того, что в некоторых странах эгоистичные национальные интересы берут верх над общими ценностными параметрами. А в-третьих, России удалось, по-видимому, создать в странах Европейского Союза свое коррумпированное лобби, которое начинает играть в такие критические моменты. Это свидетельствует о том, что, к величайшему сожалению, в Евросоюзе до сих пор нет декларируемого единства.

— А что вы скажете о том, что в этот раз уже не традиционные страны (Чехия, Словакия, Венгрия), а именно финский премьер, который имеет репутацию евроатлантиста, фактически заблокировал введение согласованных санкций?  

— Он заявил, что это якобы будет грозить национальным интересам Финляндии. Я думаю, что это весьма общая формулировка, которую можно найти в любом случае. То есть, иными словами это означает, что Финляндия еще раз продемонстрировала и, к сожалению, это не первый ее такой сначала политический, а теперь и практический шаг, что для нее российские туристы, которые приезжают и покупают в Финляндии товары, важнее, чем жизни украинцев, погибающих от российских агрессоров. Это очень цинично, но, к сожалению, правда.

— В целом какова ваша оценка этого очередного уровня санкций, болезненны ли они для России, чтобы повлиять на ее поведение?

— Что касается санкций против «Роснефти», то это сектор, который для России является одним из определяющих, как известно, это — газ и нефть. Если посмотреть на структуру доходов России от экспорта, то это две ключевые статьи поступлений. Поэтому удар по нефти — это серьезная штука, тем более, если она будет дополняться изменениями на мировых нефтяных рынках. А тенденция такая начинает просматриваться, это значит, что как раз в этой сфере ситуация может быть достаточно серьезной. Плюс, если будет идти речь об отдельных крупных предприятиях оборонной сферы, которые для России имеют, может, больше символический, чем практический характер. Это тоже может иметь достаточно важный в данном случае не только экономический, но и психологический момент. Так что в целом это позитив, если бы санкции были применены. Но меня волнует то, что в этих формулировках говорится, что санкции могут быть усилены или могут быть отменены. Интересно будет спросить, а Крым — это разве не основание для того, чтобы эти санкции были не только усилены, но и доведены до своего финального завершения. То есть это еще раз подтверждение того, что, к сожалению, те прокламированные Европейским Союзом принципы остаются бумажными, а во многих случаях верх берут исключительно примитивные, финансовые расчеты. В этом большой минус для современного Европейского Союза.

— И какой сигнал посылает ЕС Путину, не откладывая введение, в то время как ЕС и НАТО отмечают в своих заявлениях о выведении российских войск не только из Восточной Украины, но и о возвращении Крыма Украине?

— Это тот сигнал, которого Путин давно ждет, и он сейчас будет этот тезис раскручивать по полной и говорить о том, что единства в Европейском Союзе нет, что является, к сожалению, правдой, и соответствующим образом действовать по тому старому принципу: разделяй и властвуй. Жаль, что наши финские коллеги не понимают, а вернее, забыли о своей истории взаимодействия с Россией. И, видимо, наступит время — и россияне им напомнят.

«ФИННЫ, РУКОВОДЯЩИЕ НЫНЕ СТРАНОЙ, ДОЛЖНЫ ПОЛИСТАТЬ СТРАНИЦЫ СОБСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И СДЕЛАТЬ ИЗ НЕЕ ВЫВОД...»


— Кстати, на страницах The Inteational New York Times бывший посол Финляндии в России и Германии Рене Нюберг не согласился с мыслью экс-советника президента США по вопросам национальной безопасности Збигнева Бжезинского, который употребил термин «финляндизация» и сказал, что единственно возможный курс для Украины — смириться с российским господством. Экс-посол напомнил, что в свое время президент Финляндии Урхо Кекконен заявил тогдашним советским руководителям, что его страна будет защищать свою независимость, а блокирование интеграции на запад нанесет вред не только Финляндии, но и Советскому Союзу... Как вы это прокомментируете?

— Видите, хотя он был президентом, который принял эту политику финляндизации, определенных политических уступок ради свободы, но он также понимал, что с Россией можно говорить лишь с позиции силы. Другой язык она не понимает. Поэтому финны, которые теперь руководят страной, должны полистать страницы собственной истории и сделать из нее вывод, иначе она просто повторится, но в  более ужасном виде.

— В этой статье экс-посол Нюберг особо отметил слова Кекконена: «Мы будем защищать свою независимость, как это уже делали в 1939 и 1944 годах». В русских переводах эту фразу почему-то не приводят. 

— Об этом и речь, что, к большому сожалению, не только в Финляндии, но и во многих других европейских столицах почему-то живут историческим срезом в три-пять лет. И почему-то не хотят возвращаться в глубину, даже столетней давности, уже не говоря о более глубоких исследованиях российской истории. А если бы они это делали, то понимали бы, с кем имеют дело. К сожалению, через газовую коррупцию и любую другую России удалось создать на Западе свою пятую колонну, через которую она сегодня активно действует, не понимая, что в итоге они сами станут следующими жертвами этого агрессора. Потому что для них никакие условия и соглашения не действуют, если они не отвечают их интересам.

«МИНСКАЯ ВСТРЕЧА, К СОЖАЛЕНИЮ, СТАЛА ОДНИМ ИЗ ШАГОВ К СОЗДАНИЮ НА ВОСТОКЕ ПОДКОНТРОЛЬНОЙ ЛИШЬ ПУТИНУ ТЕРРИТОРИИ»


— На саммите НАТО мы не получили поддержки, на которую рассчитывали, но вместе с тем в Минске был подписан с сепаратистами так называемый протокол по урегулированию ситуации на Донбассе. ЕС опять отсрочил введение санкций против России. Вчера советник Президента лидер блока «Петра Порошенко» Юрий Луценко заявил о том, что согласно этому протоколу треть    территории Донбасса получит особый статус, но в составе целостной Украины. Как Украине в данной ситуации сохранить суверенитет и территориальную целостность страны?  

— Как вы знаете, сегодня особый статус имеет Приднестровье в рамках вроде бы территориально целостной Молдовы. Что это значит? Это часть территории, которая фактически не контролируется центральной властью. И ныне это главная цель Путина — обложить Украину с двух сторон. С одной стороны, Крым, где будут продолжаться все эти вещи, связанные с максимально быстрым приобщением Крыма к российскому правовому, экономическому и любому другому полю, а вместе с тем и источник напряженности. Потому что там будут постоянно формироваться источники напряженности на административной границе с Херсоном. А с другой стороны, на Востоке такой же регион, где постоянно будут возникать проблемы для Украины. Следовательно, цель — сплошная дестабилизация. А раз так, то — фактическое блокирование движения в сторону Европейского Союза. Вот собственно та цель, которую Путин поставил себе. Эта Минская встреча, к сожалению, стала одним из шагов к созданию на Востоке подконтрольной лишь Путину территории. Я не думаю, что он согласится на выведение войск. Иначе это означает, что он откажется от своей давнишней идеи, потому что шансов этой так называемой специальной зоны функционировать отрезанной от Украины совсем нет. Следовательно, будет идти речь о каком-то анклаве, который будет иметь общую границу с Россией, через которую туда будут постоянно попадать соответствующие товарищи, зеленые человечки, диверсанты, убийцы и террористы. А раз так, то соответственно и жизнь в этом анклаве будет формироваться не местными общинами, о чем так красиво говорят сегодня  в Москве, а только исполнителями воли из России.

Так что я в этом смысле не вижу особого успеха, хотя понимаю, что нынешнее состояние наших Вооруженных сил, к сожалению, не позволяет делать такие вещи, которые нужно было бы выполнять нашим военным.

— Так что у нас не остается вариантов вернуть под контроль оккупированную террористами и российскими войсками часть Донбасса?

— Вернуть под контроль, это значит начать войну. Притом войну, в которой неизвестно, каким будет результат для нас, исходя из плачевного состояния украинской армии. Следовательно, по-видимому, это тот компромисс, который, к сожалению, нужно принять для того, чтобы встать на ноги, сохранить государственность и ожидать момента, когда придет конец путинскому режиму.

Что касается введения военного положения на Донбассе. Это должно быть, действительно, решение, которое будет базироваться на очень четкой оценке ситуации. Если военная агрессия России будет продолжаться, то другого пути как тотальная мобилизация всей страны на войну и ведение этой войны не останется. И тогда соответственно будет идти речь не только о военном положении этих отдельных районов Донбасса, но, по-видимому, и для всей страны. Хотя это очень рискованный шаг, потому что при таких обстоятельствах ни о каких демократических выборах, ни о каких реформах и всем прочем говорить не придется. Поэтому здесь очень тонкая плоскость, через которую нужно действительно пройти, сохранив государственность, движение в Европейский Союз, в НАТО и вместе с тем, исключив максимально влияние этой раковой опухоли, которая сегодня вживлена в Украинское государство на Востоке нашим «вечным стратегическим партнером».