» » Понять и простить: зачем амнистировать сепаратистов
12-10-2015, 08:00

Понять и простить: зачем амнистировать сепаратистов

5.1т

Ключевым пунктом минских соглашений является амнистия боевиков «ДНР» и «ЛНР». Украинское общество болезненно воспринимает это условие. Сложно смириться с тем, что преступники, топтавшие сине-желтые флаги, искренне ненавидящие нашу страну, будут прощены. И все же, если Киев хочет закончить АТО мирным путем, иного выхода нет. Украина не первая и не последняя страна, которая вынуждена амнистировать людей, пытающихся уничтожить собственное государство. Процедура амнистии – старый инструмент решения подобных конфликтов. Пришла и очередь Украины применить его

Правовое поле

Встреча «нормандской четверки», состоявшаяся 2 октября в Париже, подняла больше вопросов, чем дала ответов. Одним из ее результатов стало то, что амнистию боевиков связали напрямую с местными выборами на территориях «ЛНР» и «ДНР». В частности, президент Франции Франсуа Олланд заявил, что на время избирательной гонки все кандидаты должны получить иммунитет. Амнистия же «должна проводиться вместе с выборами», уверен политик. В свою очередь канцлер Германии Ангела Меркель напомнила Киеву о законе об амнистии боевиков. Последний, по ее словам, нужно принять вместе с законами о выборах на Донбассе и об особом статусе этого региона. Три в одном. Нечто подобное уже было год назад.

16 сентября 2014 года Верховная  Рада подмахнула один за другим законопроекты об амнистии сепаратистов (№5082)  и об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донбасса (№5081). Заседание прошло в закрытом режиме, депутаты даже не понимали, за что голосуют. Документы попали на рассмотрение парламентских комитетов только на следующий день – 17 сентября. Также есть сомнения, поддержал ли на самом деле эти законы парламент. Данные о результатах голосования отсутствуют на официальном портале Верховной Рады. Утешает только то, что из этих двух законов президент подписал лишь один. Документ №5082, который запрещает  преследовать и наказывать участников событий на Луганщине и Донеччине, так и не заработал.

Вторые соглашения в Минске также предусматривают амнистию боевиков. В пункте пятом на украинскую сторону возлагается такая обязанность. Киев должен обеспечить помилование «путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание» сепаратистов. Снова нужен закон об амнистии, о чем Меркель и напомнила Порошенко в Париже. И здесь позиции Киева и европейских партнеров не совпадают. В Администрации президента говорят, что ничего дополнительно принимать не нужно. Сепаратистов помилуют согласно закону от 1996 года об амнистии. «У нас существует вся правовая база для того, чтобы урегулировать эти проблемы», – заверяет заместитель главы Администрации президента Константин Елисеев.

Кроме того, упомянутый закон об особом порядке местного самоуправления (№5081), который все-таки подписал президент, содержит статью, обещающую амнистию боевикам. Государство гарантирует, что не будет уголовно преследовать, привлекать к ответственности и наказывать тех, кто принимал участие в событиях на территории Донецкой и Луганской областей. Любая дискриминация таких лиц, согласно статье 3 этого документа, также запрещена. Словом, Киев может запустить процедуру амнистии, правовые механизмы налажены – вперед! Впрочем, Елисеев слегка приукрашивает, когда называет этот закон действующим. В нем, например, была прописана дата внеочередных местных выборов – 7 декабря 2014 года. Боевики же назначили свой день для голосования – 2 ноября. То есть документ №5081 де-факто не работает. Видимо, поэтому лидеры «ЛНР» и «ДНР» хотят отдельного закона об амнистии. Им нужны дополнительные гарантии безопасности. А чтобы сработало наверняка, привязали этот вопрос к избирательному процессу: мы вам местные выборы по украинским законам, но сначала вы нам амнистию.

Полная амнистия

Когда речь заходит об амнистии боевиков, общество буквально вскипает. Масла в огонь подливают европейские политики, которые, мягко говоря, не особо разбираются в украинских реалиях. После встречи «нормандской четверки» в Париже сложилось впечатление, что европейцы принуждают Киев полностью оправдать боевиков «ЛНР» и «ДНР». Украинские правозащитники раскритиковали такое требование, мол, об этом не может быть и речи. Невозможно амнистировать международных преступников, считает член правления Украинского Хельсинского союза по правам человека Владимир Яворский, ведь доказательства их злодеяний уже направлены в Международный уголовный суд. (В феврале 2015 года Верховная Рада признала юрисдикцию МУС в отношении преступлений против человечности и военных преступлений лидеров «ДНР», «ЛНР» и руководства РФ). Также категорически против помилования всех преступников выступил сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров. По его мнению, полная амнистия подозреваемых в тяжких преступлениях – «совершенно ненормальный вариант». Преступники почувствует свою безнаказанность, будут попирать закон и впредь, считает правозащитник.

Впрочем, виновны в нагнетании ситуации и отечественные деятели, которые зарабатывают политический капитал на критике минских соглашений. Те, кто говорит, что власть простит вчерашних убийц из «ЛНР» и «ДНР», сознательно обманывают избирателя. Амнистия – это смягчение наказания для человека, чья вина в каком-то преступлении была доказана.

Амнистировать того, кому даже не было предъявлено обвинение, нельзя. Процедуре помилования предшествует судебный процесс. Невозможно взять и попросту списать с кого-то грехи. Как правильно заметил министр иностранных дел Павел Климкин, амнистия не политический, а юридический процесс. И запустить процедуру амнистии, по его мнению, получится только тогда, когда на оккупированных территориях появятся украинские органы прокуратуры и суды, действующие по отечественному законодательству. Очевидно, этот процесс будет долгим.

Хорватский сценарий

Украина собирается взять на вооружение опыт Хорватии. А значит, процедура амнистии может затянуться лет на 10 или больше, как это было в балканском государстве. О хорватском сценарии упоминал Климкин, а также зампредседателя фракции «Блока Петра Порошенко» Игорь Кононенко. Учитывая близость последнего к президенту (они старые бизнес-партнеры), его статус серого кардинала власти, очевидно, такой путь одобрен самим главой государства. Как же нам поможет хорватский опыт?

В 1991 году после развала Югославии на территории Хорватии появилось квазигосударство «Сербска краина». После затяжной войны страна смогла силой вернуть под контроль свои территории. Тогда же и начался процесс примирения в обществе. В 1996 году был принят закон о всеобщей амнистии в Хорватии. Согласно ему, амнистировались все, кто совершил государственную измену: принимал участие в антихорватских акциях, вел агитацию против республики и т. п. Однако под амнистию не попали военные преступники и те, кто совершил преступления против человечности. Их список формировали, консультируясь с миссией ООН, всего насчитали 150 человек. Также от ответственности не освободили  уголовников, которые использовали смутное время для личной наживы, сведения счетов и т. п. В любом случае по каждому подозреваемому проходили судебные слушания и выносились решения по конкретному человеку. «Пачками» не амнистировали.

Украинские чиновники еще до того, как была озвучена идея с хорватским сценарием, делили сепаратистов на категории: тех, кого готовы простить, и кого – нет. Порошенко, например, гарантировал руководству Нидерландов, что преступники, сбившие Boeing 777, никогда не получат амнистию. Климкин заверял украинцев, что виновные в обстрелах жилых кварталов Мариуполя также не уйдут от правосудия. Между прочим, в законе №5082 об амнистии, который так и не заработал, был четко определен круг лиц, на которых помилование не распространяется. Перечислялись девять статей Уголовного кодекса. Под амнистию не попадали диверсанты, лица, покушавшиеся на жизнь государственного деятеля (президента, премьера, министра, спикера, нардепа), захватившие несовершеннолетних заложников. Также помилование не распространялась на убийц, торговцев людьми, насильников, контрабандистов и т. п. Словом, на уголовников, как и в хорватском случае. Кроме того, в ст. 5 закона №5082 отдельным пунктом вынесли трагедию с рейсом МН17. Под амнистию не попадали те, кто сбил Boeing 777, а также мешал расследовать эту авиакатастрофу. Как видим, список исключений довольно широк, поэтому «зрадой» упомянутый закон не назовешь.

В хорватском сценарии для Украины есть один существенный изъян, который ставит под сомнение его воплощение в жизнь. Как упоминалось, Хорватия смогла ликвидировать свою «ДНР». Амнистия по факту проходила на условиях Загреба, на подконтрольной ему территории, без торгов с квазигосударством. Украина же вынуждена считаться с марионетками Кремля. Доступ представителям украинской власти на территорию «ДНР» и «ЛНР» закрыт. Даже если бы и пустили, вряд ли сепаратисты позволили бы следователям полноценно выполнять свои обязанности. А судьи разве смогут нормально работать под дулами автоматов? Поэтому представить, как будет проходить амнистия боевиков в этом регионе, довольно сложно.

Последствия

У Порошенко, как видим, понимают все риски, которые несет полная амнистия боевиков. Общество не поймет, да и боевики совсем распоясаться могут. Поэтому и появился хорватский сценарий. Главное теперь – убедить Европу в правильности такого подхода. Потому что привязка амнистии к местным выборам – это путь в никуда. Да, сепаратисты перенесли дату голосования на следующий год, но этого недостаточно. Слишком мало времени, чтобы уладить вопрос с помилованием. Также немаловажно объяснить украинцам, зачем нужна амнистия. Общество устало от войны, поток добровольцев иссякает, мобилизация пугает и раздражает (именно потому политики активно обещают контрактную армию). И чем дальше, тем непонятнее, за что проливать кровь на востоке. За идеалы революции и единую страну? Но в государстве-то мало что поменялось: реформы тормозятся, коррупционеры гуляют на свободе, а борьба с олигархами больше напоминает передел собственности. Тех, кто готов умирать ради сохранения власти старых политиков в новых масках, все меньше. Чтобы избежать напрасных жертв, приходится идти на определенные уступки сепаратистам.

Украинцы должны осознать, что при грамотном подходе настоящие преступники не смогут избежать наказания. Задача власти убедить граждан в этом, возможно, воспользоваться помощью международных правозащитных организаций. При этом амнистия может внести раскол в ряды боевиков, а также спасти от тюрьмы тысячи невинных людей, поддавшихся пропаганде Кремля. Украинским чиновникам также следует повторять, что наша ситуация не уникальна. Амнистия используется во всем мире как инструмент погашения конфликта. Его применяла не только Хорватия. Чтобы остановить насилие в Северной Ирландии, Великобритания также объявляла амнистию членам Ирландской республиканской армии. Даже России пришлось помиловать боевиков, чтобы усмирить бунтующую Чечню. Если Киев не может (или не хочет) решить проблему с Донбассом силовым способом, придется амнистировать сепаратистов. Мало того, даже если концепция поменяется и украинские танки войдут в Донецк и Луганск, все равно придется вернуться к этому вопросу. Жить вместе как-то надо, если лозунг о единой стране до сих пор актуален. Ведь есть и третий путь, пользующийся определенной популярностью в массах, – окончательно изолировать от Украины мятежные территории. В мае 61,8% опрошенных центром социальных исследований «София» заявляли, что не против отсоединения Донбасса, если это позволит прекратить войну. Впрочем, власти даже рассматривать этот вариант не хотят. Разговоры об отделении Донбасса Порошенко считает «провокацией»,  мол, он никогда не допустит проведения всеукраинского референдума по этому вопросу. Поэтому амнистия – единственный путь к мирному урегулированию конфликта.

При этом общество должно быть готово, что уступки сепаратистам со стороны Киева не гарантируют полного прекращения огня в этом регионе. Слишком много крови пролилось, чтобы понять и простить. Так, как раньше, в Донецке и Луганске теперь не будет, не нужно строить на эту тему иллюзий. В той же Чечне по-прежнему раздаются выстрелы и взрывы. Вспомнить хотя бы захват Дома печати в Грозном в декабре 2014 года, когда пришлось вводить в город тяжелую технику. Да и в Белфасте (Северная Ирландия) постоянно случаются вспышки насилия: массовые драки протестантов и католиков, минирование машин и поджоги не прекращаются. Такое будущее и у Донбасса. Теперь это проблемный регион, и лихорадить его будет десятилетиями. И все же лучше пускай так, чем десятки убитых и раненых каждый день. А политикам пора бы уже прекратить спекуляции по поводу амнистии. Лучше худой мир, чем большая война.

Тарас Хусторный, Politeka.net


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter