» » » Иво Бобул: “Когда я стану президентом, запрещу петь под фанеру”
25-05-2018, 18:15

Иво Бобул: “Когда я стану президентом, запрещу петь под фанеру”

Народный артист рассказал, что сделает, когда победит Вакарчука и Зеленского на выборах президента
3.2т

На днях певец Иво Бобул шокировал украинцев заявлением – он идет в президенты. И готов составить конкуренцию другим ожидаемым кандидатам-артистам - Святославу Вакарчуку и Владимиру Зеленскому. Заявление Бобула не оставило равнодушным ни одного человека - даже тех, кто ни разу не слышал ни одной его песни (их, к слову, можно послушать здесь).

“Страна” обратилась к артисту, чтобы всерьез поговорить о его президентстве.

— Как у вас обстоят дела с деньгами? На предвыборную кампанию.

— Пока не так легко, как мне хотелось бы. Очень сложно. Каждый хочет выгоду. У нас не привыкли понимать, что надо бороться за свою страну.

— Сколько вам нужно, чтобы одержать победу на выборах?

— Вы наивны как две копейки — я вам щас возьму и скажу! В свое время все узнаете.

— Кто у вас на инаугурации будет выступать — Вакарчук или Зеленский?

— Хор Верёвки.

— А на вечеринке по случаю инаугурации, в неформальной обстановке? Как все будет, опишите.

— Будет классическая музыка, красивая. И эстрада, которую я посчитаю нужным пригласить.

— Вакарчук будет?

— Может быть, и Славик будет. Я его очень уважаю, он хороший певец, мудрый человек. Я знаю его отца и его самого. У него прекрасные смысловые песни, не второстепенные. Поэтому, наверное, он и популярен.

— Вы расцениваете его как своего конкурента на президентских выборах?

— Конечно.

— Он может вас победить?

— А как же, в жизни всякое бывает. Он довольно серьезный человек.

— А Зеленский вам — конкурент?

— Тоже может быть. В своем поле он талантлив. Они оба прекрасные грамотные ребята, не глупые, и прекрасно понимают, что они делают. На 100% уверенным быть в своей победе может только дурак. Народ Украины, я считаю, очень мудрый. Его столько лет мучали и в разных позах имели, что я думаю, он уже созрел воспринимать мир по—другому. Что есть люди, которые просто хотят, чтобы Украина жила лучше — сегодня, а не завтра.

— Я так понимаю, это лозунг вашей предвыборной кампании?

— Все узнаете в свое время. Я ж не первый год езжу за рубеж, а вот открыли границы по безвизу, и кто-то первый раз поехал. И увидел, как люди живут. И украинцы хотят тоже жить у себя в стране так, имеют право на это. И для этого в нашей стране есть все. Просто нужно немножко нужно кое-что поменять. А "кое-что" это очень тяжело.

— И что же такое это “кое—что”?

— Каждый понимает сам, о чем я говорю.

— Давайте представим, что вы стали президентом…

— Не могу представить, пока не стану.

— Давайте пофантазируем…

— И не фантазер. Есть песня такая, “фаа-нтааа-зееер… ты ме-няяя называ-лааа...” Давайте лучше о реалиях поговорим.

Зеленский уже спрогнозировал свою инаугурацию и пошутил про свою встречу с Вакарчуком во втором туре. Смотреть видео с 8:35 минуты

— Хорошо. У вас уже готова предвыборная программа?

— Конечно. Раз уж я туда собрался, как без программы? Два года назад как написана.

— Расскажите о главном, и по пунктам. Что будете менять?

— Украина как государство в мировом масштабе должна находиться на третьем месте. Минимум.

— А перед нами кто, на первом и втором?

— Меня это не волнует. Пусть кто хочет, тот и стоит. Меня волнует только моя страна, Украина, в которой я живу, и в которой должно стать жить хорошо сегодня — не завтра. Есть возможности уже сегодня начинать жить хорошо. А «завтра» пусть живут другие страны. Украина имеет все, для того, чтобы люди в ней жили хорошо. Просто немножко законы не такие, как нужно — их нужно немножко в другую сторону направить.

— Например? Какие законы как поменять надо?

— Дорогая моя, ну как направить? Законодательством направить! Вот скажите мне, вы считаете, что у нас на сегодняшний день законодательство нормальное?! Реформа эта законодательная?!

— Ну как бы вам это сказать…

— Ненормальная! У нас вообще нет реформ! У нас только одни «пшики»! Если бы у нас были реформы, тогда было бы государство лучше. У нас реформ нет ни в чем, одни проблески чего-то. Потому что получать нужно деньги от МВФ. Поэтому и говорят — вот, мы сделали это, мы сделали то, — а что они реально сделали? Да ничего! Как нет реформ, так их и нету. Вы понимаете, что их нету? Зачем вы задаете мне этот вопрос — почему вы никогда не поднимали эти вопросы?! Вы — журналисты, вы должны писать, кричать о том, что нет реформ в учебных заведениях! Что Болонская система образования не годится для Украины. Я уже сто раз говорил, что она не нужна, она никогда не годится — ни нам, никому. Она у себя там никак не могла исправиться.

— В смысле?

— Они всунули Украину (очевидно, всунули в Болонскую систему. – Прим.Ред.), а Украина хавает. И кайфует. Мы кого выращиваем? Кого воспитываем? Дебилов? Или в Украине живут умные люди? Да вы историю Украины не знаете вообще!

— С чего вы взяли, что я не знаю историю?

— Мы умная страна с умными людьми, которая покорила космос! Благодаря украинцам космос покорили, а не другим национальностям. Королев (Сергей Королёв — советский учёный, основоположник практической космонавтики, родом с Украины — Прим.Ред.). А другие люди?

— Какие?

— Которые собирали по крупицам зерна!

— Кто собирал? Какие зерна?

— Я забыл фамилию этого человека. В мировом масштабе он единственный, который собрал все зерна, которые только могут быть в мире. Чтобы если не дай Бог человечество останется без ничего, вот это будет для всего человечества.

— Э-э…

— А как можно было оставить страну с голой задницей и продать все заводы стратегические? Хотя бы 40% оставили в стране. Я не говорю 50%, но 40% хотя бы стратегического запаса того, что должно быть в стране, можно было оставить? Металлургия, машиностроение — где оно все? В заднице! Думаете, газа и нефти в Украине нет? Есть оно. Но кто его потребляет? Один-два человека. А Украина где? Почему Арабские Эмираты красивые? Правильно, потому что они делают все для своего народа. А кто для украинского народа что-то делает? Никто. И вы не поднимаете ни один важный для жизни украинцев вопрос! Вы пишете только то, что вам заказывают!

— С чего вы взяли? А наше с вами интервью? Вы наш сайт хоть раз открывали вообще?

— Я не читаю, потому что я не хочу читать. Потому что вы все обманщики. Вы народу правду не говорите. Это я — я! — вам правду говорю. Так и пишите правду, то, что я говорю!

— Напишем, конечно.

— Вы напишите, напишите! Именно так, как я говорю! Потому что народ обманут, доведен до нищеты. Ученые, люди с высшим образованием копаются в мусорниках, чтобы прокормить себя. В какой стране такое видано? Так что вы мне вопросы задаете — выйдите на улицу и сами посмотрите. Мы же аграрная страна, которая кормила всю Европу!

— А кто виноват в том, что мы растеряли этот свой аграрный потенциал, по-вашему?

— Народ виноват. Вы виноваты, такие вот молодые и красивые, которые продаетесь за деньги и пишете всякие пасквили. Правду не пишете. Только то, за что заплатили. Я ни разу правды не читал. Вы пишите то, что я говорю. Пишите. И не бойтесь. А вы боитесь...

— Ах, как жаль, что вы не читали наш сайт...

— ...Да вы, молодежь, должны первыми встать и кричать, что нам такая страна не нужна. Нам нужна страна, где человек должен жить красиво, но не завтра — сегодня.

— А Майдан 2014-го года — чем вам не призыв молодежи за лучшее будущее?

— Вот спросите тех, кто с вами выходил туда — где они все, кто тогда кричали? Вы их видите сегодня? Где ваш оратор, который главный там с вами выходил и кричал?

— Это вы о ком сейчас?

— Так это я вас спрашиваю, кто был главный, кто вас позвал на Майдан? Модератор — где он?

— Во власти.

— Ну вот, он при кормушке, а вам все до одного места.

— Ну почему же? Если было бы до одного места, звонила бы я вам?

— А с кем же еще вы можете это обсуждать? Фамилии мне назовите! Не обманывайте себя. Я первый человек, который сказал вам правду. Модераторы в лучших домах сейчас живут. А народ, который погиб, пацаны отдали свою жизнь — кто им помог?

— А вы, кстати, на Майдане были?

— Был. И что? Кичиться надо тем, что я был на Майдане?

— Почему сразу кичиться...

— Это же траур! Это траур должен быть вообще по всей стране, что убивали пацанов на Майдане. А кто убивал — знает это кто-то на сегодняшний день? Вы же должны первые рыскать, как лисица, и искать, кто стрелял первый.

— Многие журналисты, и мы в том числе, расследуем это дело...

— Да? Ну и кто же вам это скажет? Ответов нету. И молодежь уже забыла о том, что было там, на Майдане. Вас затуманили, вам сказали — “все клево”, заплатили бабло и вы сидите, молчите. Вот ваша жизнь. А мне это небезразлично.

— Вы как потенциальный президент считаете, что Украина должна становиться частью Европейского Союза?

— О чем вы говорите? Какой частью ЕС? Если мы сами Украину не сделаем, никто ее вам не сделает. Какая Европа? Думаете, придут и скажут — пожалуйста, добро пожаловать в Европу?

— Так нам и не надо в Европу?

— Не то, что не надо — нас там никто и не ждет.

— Давайте вернемся к вашей предвыборной программе. Что и как конкретно вы будете менять в стране, чтобы она стала лидером во всем мире?

— Украина не сможет стать лидером во всем мире. Дай Бог, чтобы она вошла хотя бы в десятку лучших стран. Первым делом нужно поднять “національну гідність”.

— Вот тут поподробнее, пожалуйста. Как?

— Когда буду президентом, тогда и скажу. Вы хотите, чтоб я вам прямо сейчас все взял и рассказал?

— Читатель хочет. Очень.

— Я что вам — Буратино?

— А причем тут Буратино?

— Вы сказок не знаете? Это только Буратино мог всем рассказать, где он закопал свои денежки.

— А, в этом смысле…

— Вы сказки детские читайте. Там в каждой сказке ответ на ваш любой вопрос.

— Значит, главное — поднять “національну гідність”. А дальше что?

— А потом уже будет видно.

— В смысле вы по ситуации ориентироваться будете?

— А как же. Нужно поднимать. Поднимать ситуацию в мировом масштабе — что такое Украина в Европе, что такое Европа для Украины, и вообще что это такое — Украина.

— Так вы же сказали, что нам в Европу не надо и нас там не ждут.

— Я такого не говорил, не перекручивайте. Если у вас с ушами не в порядке, бананы вытащите из ушей. Я не сказал, что Европа нам не нужна, я сказал, что нас там никто не ждет с распростертыми объятиями.

— Так все-таки нужно нам в Европу или не нужно? Я запуталась.

— Для того, чтобы быть в Европе, нам прежде всего нужно стать культурной страной. У нас культура где? Вы же умная молодая девушка, журналист, расскажите мне о культуре в Украине.

— Вы расскажите — вы же один из самых ярких ее представителей.

— А что такое Дмитро Гнатюк для Украины? Соловьяненко? Хор Верёвки? Ансамбль Вирского? Что это все такое для Украины, вы знаете?

— Культурные символы страны, предмет гордости.

— Это что, как флажок какой-то взял и носишь с собой гордость эту? Это целая жизнь, это целый сплав культуры, которая создана веками, люди продолжали то, что было сделано еще нашими дедами, прадедами в песенном, культурном, костюмном отношении, в понимании, что такое человечество, что такое Украина. И восхищается весь мир, когда они выходят на сцену. Вот это есть культура. Культура — это не то, что мы сегодня видим.

— А что мы видим? Что видите вы?

— Поющих пацанов с голыми жопами. Ой, то есть поющих девочек с голыми жопами, и пацанов, которые понятия не имеют, для чего они вышли на сцену. А нам навязывают, что это культура. Это не культура — это отстой. Большая помойная яма. Культура это то, что закопано в земле на глубине 10 км, с пупками людей, наших предков, которые оттуда выходят, и каждый человек понимает, что он украинец, и какая в Украине культура, и что нужно это любить, нужно любить свою музыку, свое слово, свою речь, свою мову, як кажуть. И когда вот это будет, тогда будет Украина. А не сейчас, когда она разделена непонятно на что.

— Вам кто-то нравится из молодых украинских исполнителей?

— Ненавижу. Это все пластмасса, это все дурка. Люди, не понимающие, что они делают. Они дурят людей просто. Людям нужна песня, душа. Украина — это всегда была душа. И сердце. А ну возьми любую народную песню и то, что сейчас поют молодые ребята, — ты услышишь что-то такое там? Что это за песни такие — “я хочу зайти к тебе под кожу”? Так скажи сразу — “я хочу тебя трахнуть”, и все! Выходи на сцену голой, без трусов, покажи все, что у тебя есть, все покажи! Вот это что — культура? Да ну их нахрен с такой культурой! Я вырос в другом обществе, другой культуре. Я знаю, что должно быть, в моей стране, какая культура.

— Вы когда станете президентом, будете запрещать всех этих молодых артистов с годами задницами?

— Я буду запрещать петь под фанеру. Вот это сто процентов. Я тогда посмотрю, сколько певцов вообще останется. Да, есть талантливые ребята — Украина вообще очень талантливая, что в опере, что в эстраде. Но я хочу, чтобы это было не фанерное. Запретить вот это нужно. Умеешь петь — выходи и пой. Не умеешь — иди копай.

— Что копать?

— Дороги! Должен же их кто—то строить в Украине! Дорог нету, строить некому. Что делала Америка, когда у нее был упадок во всем — строили дороги. Чего Украина ждет, почему не строит? Почему нет? Это тоже работа. А то заводов нет, фабрик нет, нифига нет — все поют! Кому не лень. У нас в Украине одни адвокаты и певцы, все. Нет сантехников, токарей, скоро белые пятна будут — а почему? Потому что работу нужно человеку нормально оплачивать. Страна должна работать. Нужно поднять легкую промышленность, машиностроение, военную технику нужно поднять, потому что война идет. А то у нас после 40 лет на работу тебя нигде не примут, ты уже старик — как это? Что это за равноправие такое?

— Вы заговорили о равноправии. А как насчет равенства гендерного? Есть ли в Украине проблема дискриминации по половому признаку?

— Я вас прошу, не задавайте мне глупых вопросов.

— Почему вопрос глупый? Это важный вопрос для будущего президента.

— А зачем? Гендерные — это нормальные. Это человек, который любит женщину, а остальные, которые не любят женщин — это их проблемы, что у них в голове, это меня не волнует. Главное, чтобы был нормальным человеком. И нормально жил. Не бил, не убивал. А что у него в голове и в душе — это его личная трагедия. Не собираюсь копаться в грязном белье.

— Вы не так поняли. Речь не о вашем отношении к нетрадиционной сексуальной ориентации, а о гендерном равенстве. Феминизм, борьба за права женщин, все дела...

— Давайте мы о Западе немножко забудем, у нас своя страна. Мы постоянно говорим об Америке — а хоть что—то, что в Америке, мы у себя приняли нормальное?

— Ну, мы попытались сделать полицейскую реформу. США форму новую закупили для полицейских.

— А вы видите вообще, что в стране происходит, или вы на Луне живете? Ну, точно, на Луне! Вы смотрите иногда хоть, что показывают про полицейских? Как они с женщиной, которую на базаре поймали, обращаются? Дорогая моя, я поездил по миру, и знаю, что такое полиция. У нас нет реформы полиции. Полиция разбила столько машин, что вы себе представить не можете. Сколько по Киотскому протоколу они машин побили, а? (Киотский протокол — международное соглашение ООН о необходимости сокращения выбросов парниковых газов, которые вызывают глобальное потепление, принятое в Киото в декабре 1997 года, — Прим.Ред.). Вы не поинтересовались?

— А почему вы так уверены, что я не поинтересовалась? Почему вы так предвзяты с женщинами?

— Потому что я задаю вам вопрос — сколько машин побили?

— Точную цифру вам назвать?

— Да вы не знаете, и никто не знает! Какие реформы полицейские? Спасибо, хоть форму новую им закупили. Красивые девчонки, смотрится супер. А скажите, пожалуйста, а где ГАИ, которые на дорогах должны стоять?

— Так ГАИ же расформировали давно.

— А зачем расформировали? В мире же это все есть.

— Вместо них — дорожная полиция.

— Какая дорожная полиция? Боже, девочка, сколько тебе лет? Какая ты наивная.

— В смысле?

— Ты меня тащишь на разговор, чтобы я тебе все рассказывал. Вот я рассказываю тебе — не будь глупой. Будь нормальной девчонкой. Я тебе говорю — никаких реформ нету! Это все чушь собачья! Ты так и скажи, что тебе нужны сенсации. Ты сидишь и кайфуешь, думаешь, вот я его сейчас разозлю, и он мне что—то такое скажет. А мне просто больно! Больно за свою страну. В которой я живу-у-у. И ты живешь. А тебе не больно, потому что ты молодая и глупая.

— Сексизм и эйджизм вам как будущему президенту совсем не к лицу.

— Ой, да знаю я вас, журналистов. Вы никогда не скажете то, что вы должны сказать. Вы боитесь.

— И что же мы должны сказать?

— Да ладно, не важно. Значит, вот то, что ты хотела услышать. Реформы полиции — нету. Я был в Америке и других странах, и видел, что такое полиция там. В Румынии, Польше, Бельгии, Югославии (государство официально не существует с 2003 года — Прим.Ред.) — где я только не был. В Украине это не полиция.

— В чем разница?

— В законности.

— А подробнее?

— В законности понятия, что такое полиция. Полиция создана для того, чтобы помогать человеку в трудный момент. А не бить его. У нас осталось еще много людей, которые живут еще в Советском Союзе. Их менталитет не изменишь. Они знают, что должно ГАИ стоять, которое запрещает хулиганам некрасиво вести себя на дорогах. Как у нас мажоры многие ездят, показывают — я тот, я тот. Ночами мотоциклисты едут, люди спят, а они “дрррррррр!” Кто это остановит? Кто поставит этому конец?

— Вы?

— Когда я приду, я многому конец поставлю.

— И мотоциклистам?

— Мотоциклисты должны знать свое место. Они должны понимать, что когда люди спят, нефиг по ночам ездить на скоростях. Хочешь — едь за город, и там себе голову разбей, это твои проблемы. Но в городе ты не имеешь права гудеть своим мотоциклом. Уважение к людям надо иметь. Надо начать с себя.

— А как вы к медицинской реформе относитесь?

— Медицина у нас на грани фола, как и учебные заведения. Вообще несмешная реформа. Как можно так убивать народ Украины? Она к медицине имеет такое же отношение, как я — к космосу (“она” — очевидно речь идет о министре здравоохранения Ульяне Супрун, — Прим.Ред.). И она делает то, что ей сказали делать. А наши открыли варежки и кивают — да, да. И хавают. Потому что нам нужны транши, нам нужно бабки получить. Стыдно просто за державу, стыдно.

— А вы бы взяли у МВФ денег в долг?

— Да уже столько взяли, что еще твои дети будут их отдавать. Еще не дай бог землю отдадут, тогда вообще — что ты делать будешь на этой земле?

— Так по—вашему не надо было вообще в долг брать у МВФ, когда кризис грянул?

— А кто создает кризис? Война — это нехорошо, ее надо закончить любыми путями, и чем быстрее, тем лучше.

— Как вернуть Донбасс и Крым?

— Я не знаю. Это очень сложно. Наверно, кроме Всевышнего никто не знает, как их вернуть. Потому что нужно менять что-то внутри людей. Это была большая ошибка, что двойное гражданство все имели, паспорта и Украины, и России. Вот нужно было определиться с самого начала, предложить людям — кто хочет уехать, пусть уезжает, кто хочет жить — пусть живет, по украинским законам. Но никто не обращал внимание на эту проблему. А это была спичка в коробке спичек. Зажег — и все сгорело.

Сына Бобула крестил Леонид Кучма

Многонациональность в стране или принимается, или не принимается. Когда вышли и сказали — “все, ми будемо говорити тільки української мовою”, — на следующий день уже русские были в Крыму. Дали повод России для агрессии. Есть три вопроса, по которым начинается война: религия, язык и территория. К этим трем вопросам всегда нужно подходить очень осторожно любой стране. Когда на острове Тузва началось (конфликт между Украиной и Россией в 2003 году, вызванный спорами по поводу принадлежности острова Тузла, — Прим.Ред.), это была такая маленькая первая проверка Украины, пока не приехал Леонид Данилович Кучма и не решил этот вопрос буквально за полчаса.

— Как по—вашему, мы Крым и Донбасс навсегда потеряли или есть надежда?

— Люди в Крыму всю жизнь жили с двумя паспортами. Когда приезжал Лужков (мэр Москвы Юрий Лужков, — Прим.Ред.) в Севастополь и строил дома для российских моряков, я уже тогда говорил — это очень опасно для Украины (в 2007 году. - Прим.Ред.). Леонид Данилович пытался как—то эти вопросы решить, но не все так получилось, как он хотел. Он делал все для того, чтобы Украина была отдельная независимая страна. Но кроме него, вы же понимаете, у нас есть парламент. Очень много политиков, которые, конечно, любят Украину — за сало, за девушек, за деньги. А помочь — не все любят. Ему тяжело было, поверьте, я знаю. Но это был лучший президент Украины. 15% ВВП еще ни один президент не добивался для нашей страны. Люди жили, работали, все было красиво, при государстве были все заводы. Потому что он понимал как хозяин страны, что нельзя продавать стратегические объекты в личные руки.

— А кто был худшим президентом?

— Не имею права оценивать.

— Ну вы же лучшего уже назвали только что, назовите и худшего.

— Нет.

— А действующий Порошенко, нравится?

— Это только Господь Бог может судить. Он президент и делает так, как считает нужным.

Источник: strana.ua


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter