» » » Портников: Почему Каталония – не Крым


Портников: Почему Каталония – не Крым

506
КИЕВ. 4-10-2017, 20:03. Вести-UA || Новости Украины | Новини України

После резонансного референдума о независимости Каталонии многие эксперты и пользователи социальных сетей в Украине совершенно неожиданно стали сравнивать каталонскую проблему с крымской, утверждая, что возможность признания Каталонии самостоятельным государством может "закрыть" возможность возвращения Крыма в состав Украины – и именно поэтому украинцы не должны поддерживать каталонцев. И это сравнение, и этот вывод не выдерживают никакой критики, пишет Виталий Портников для "Крым. Реалии".

Очевидно, что украинское государство в силу уважения к международному праву должно поддерживать территориальную целостность Испании до того самого дня, как сама Испания не признает независимости Каталонской Республики. Именно такой позиции Украина придерживается по отношению к любым другим самопровозглашенным государствам – включая и Республику Косово, суверенитет которой признан большинством стран Европейского Союза и Соединенными Штатами.

Но это отнюдь не означает, что такой же позиции по отношению к чаяниям каталонцев должен придерживаться обычный украинец – хотя бы потому, что в 1991 году его собственная страна была в той же ситуации, что и Каталония сегодня и с трибуны украинского парламента тогдашний президент Соединенных Штатов призывал украинцев поддержать усилия по сохранению и упрочению Советского Союза.

С точки зрения международного права Джордж Буш-старший был совершенно прав: СССР был сложившимся государством, а мы, украинские государственники – сепаратистами, которые угрожали стабильности и сложившемуся миропорядку. Вот только украинский народ решил иначе.

Не выдерживает критики и тезис, что каталонское стремление к независимости нельзя поддерживать, так как среди его сторонников немало представителей левых и даже левацких организаций и попадаются даже поклонники Путина и "ДНР". Движение за независимость – общенародное явление.

Украинская независимость 24 августа 1991 года была провозглашена большинством голосов украинского парламента, в котором преобладали коммунистические функционеры, оппоненты демократии, рыночных реформ и самой идеи самостоятельной Украины. В день провозглашения независимости эти люди даже не позволили внести в зал заседаний парламента сине-желтый флаг, а когда это знамя с баррикад московского Белого дома все же было "контрабандой" пронесено, его брезгливо поставили за статуей подлинного кумира "отцов независимости" – Владимира Ленина. Да-да, Владимира Ленина, а не Степана Бандеры или даже Тараса Шевченко. Именно эти настроения украинских функционеров позволяли тогда "демократическим" представителям российского руководства требовать от Горбачева и Ельцина ввести танки в Киев и остановить отделение "коммунистической" Украины от "новой" России и "обновленного" СССР.

Не стоит сравнивать Каталонию и Крым с точки зрения государственного наследия. Каталония отличается от всех прочих территорий современной Испании практическим отсутствием эпохи мусульманского завоевания, она существовала как самостоятельная страна еще тогда, когда все остальные части этого государства входили в состав разнообразных эмиратов, что и стало причиной значительного цивилизационного отличия. Каталонский народ боролся то за независимость, то за автономию на протяжении всей своей тысячелетней истории.

С Крымом история распорядилась иначе. После оккупации полуострова войсками императрицы Екатерины ІІ его государственность была полностью ликвидирована, а большая часть коренного населения завоеванной страны буквально "выдавлена" в Османскую империю.

Автономию в составе Советской России Крым получил только спустя полтора столетия – но не прошло и трех десятилетий, как остатки коренных народов Крыма были изгнаны с его территории.

Возобновление автономии не привело к обеспечению прав возвращающихся на родину крымских татар, можно сказать, что речь шла скорее об "антитатарской" автономии, и даже не об автономии русской, а скорее об автономии, законсервировавшей нравы распавшегося СССР. Напомню, что сейчас представители вернувшегося на полуостров коренного народа не говорят ни о какой независимости и выступают за автономию в составе Украины, а не России.Подготовка к каталонскому референдуму – как бы ни относиться к самой легитимности этого процесса – продолжалась на протяжении нескольких лет, голосованию предшествовали годы дискуссий и проведение консультативного опроса. На парламентских выборах в Каталонии победили партии, не скрывавшие, что выступают за независимость. В то же время в Крыму не было политических сил, выступавших за независимость полуострова или хотя бы за его присоединение к России.

На голосование в каталонском парламенте не влияли чужеземные войска, голосование в парламенте Крыма проводилось под дулами автоматов. Под контролем оккупационных войск прошел и "референдум" в Крыму. Но самое главное – это не был референдум о независимости! Это был референдум о присоединении к России. Вопрос о независимости Крыма был проголосован местным парламентом в качестве промежуточного шага, который позволял России аннексировать полуостров без изменения собственного законодательства.

Вопрос о независимости Крыма никогда не ставился даже на "фейковое" общенародное голосование. За него проголосовали депутаты, никогда не обещавшие этого своим избирателям. Поэтому сравнивать Каталонию и Крым – это сравнивать свободное народное волеизъявление, пусть и трижды нелегитимное, с голосованием под дулами автоматов. Это – самый настоящий подарок оккупантам Крыма.

И, наконец, последнее – действительно ли признание каталонской независимости может повлиять на проблему Крыма? Никоим образом. Выход из каталонского тупика – в поиске взаимопонимания между Мадридом и Барселоной, Каталонией и остальной Испанией. Это – выбор свободных людей в демократическом обществе.

История с Крымом – это не история обособления, а история оккупации части территории одной страны другой – при демонстративном игнорировании прав коренного народа, проживающего на этой территории. И если бы в Украине действительно бы думали о будущем Крыма, здесь давно поняли бы, что путь к прекращению аннексии связан, прежде всего, с обеспечением государственных прав крымских татар.