» » Торгпред Украины: Российское эмбарго не повлияет на нашу экономику


Торгпред Украины: Российское эмбарго не повлияет на нашу экономику

1 104
КИЕВ. 21-10-2015, 11:17. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Россия собирается ввести эмбарго на большую часть украинских товаров в ответ на вступление в силу Соглашения об ассоциации с ЕС. Каким образом можно компенсировать эти потери и какие рынки готовы открыться перед нашими экспортерами, рассказала в интервью УНИАН торговый представитель Украины Наталия Микольская.


Результат поездки в Казахстан - возобновлен диалог на высоком политическом уровне, учитывая объективную специфику казахского рынка и то, что там довольно значительная роль государства во многих бизнес-процессах. Для нас это важно, потому что это свидетельствует, что есть стратегическое видение партнерства Украины и Казахстана. Среди основных тем, которые обсуждались: совместная работа по прокладыванию пути в Китай для украинских товаров в обход Российской Федерации - альтернативный путь через Грузию и Казахстан в северные области Китая. При этом часть украинских товаров будет оставаться на рынке Казахстана, а часть - дальше двигаться в Китай. Обсуждалось и возобновление кооперации в машиностроительной отрасли, создание совместных предприятий, часть из которых будет производить продукцию на территории Казахстана для Казахстана и рынка Азии, а вторая часть будет производить продукцию в Украине для Украины и рынка Европейского Союза. Это означает, что часть продукции будет собираться в Казахстане, часть - в Украине, а потом будет происходить так называемая конечная сборка и поставка.По горячим следам, расскажите о результатах поездки украинской делегации на бизнес-форум в Казахстан…

Что касается евразийских амбиций Казахстана: есть ли риски потерь для украинских экспортеров, возможны ли определенные неудобства на этом рынке?

Мы уже несем убытки и имеем неудобства, потому что ограничения, которые действуют на территории Евразийского экономического союза, распространяются на Казахстан. Вместе с тем, у нас есть определенное понимание, что Казахстан не поддерживает все шаги Евразийского союза, ряд мер не применяются на территории ЕАЭС только из-за позиции Казахстана. Кроме того, Казахстан постепенно начинает снимать ограничения в отношении украинской продукции, которые введены на территории Евразийского союза.

Казахстан включен в китайский торгово-экономический проект «Шелковый путь», в который входит и Украина…

Да, наша кооперация с Казахстаном - потенциально в рамках «Шелкового пути», но она наладилась очень давно и без этого проекта.

В контексте Евразийского экономического союза невозможно обойти Россию. Какие ограничения могут ждать украинских экспортеров с 1 января после вступления в силу Зоны свободной торговли с ЕС и какая вероятность того, что это произойдет?

Вероятность есть. Россия давно перестала быть для нас торговым партнером. С 2014 года тем или иным способом ею вводились ограничения в отношении украинских товаров. Сегодня на Российскую Федерацию приходится 7% падения нашего экспорта, которое в первом полугодии 2015 года в целом составляет 35,6%. Если посмотреть на структуру экспорта, то сразу видны сферы, где Россией применены необоснованные ограничения. Машиностроение - тут не в разы падение, и даже не в сотни раз. Металлургия, пищевая промышленность, химия, древесина. Сейчас лишь 1,9% составляет экспорт нашей аграрной продукции в Россию. То есть - безумное падение. Есть еще достаточно много мелких ограничений. Если говорить о том, что нас ждет, то Российская Федерация уже сказала - с 1 января нас ждет два интересных события: первое – повышение пошлин, то есть, выход из режима свободной торговли по ряду товаров, второе - эмбарго. Причем для других стран эмбарго введено в ответ на санкции, а в отношении Украины - в связи с вступлением в силу Соглашения об ассоциации. Несмотря на это, объективно эмбарго и исключение из режима свободной торговли не будут иметь значительного влияния на нашу экономику, поскольку практически вся продукция, которая попадает под эмбарго, уже попала под ограничения. А повышение пошлин автоматически не прекращает экспорт товаров, это означает сокращение объемов, поскольку наша продукция будет менее конкурентоспособна. Экспортеры сами говорят о том, что им неинтересно вкладывать большие ресурсы, чтобы оставлять в России товары на полках.

Уже понятно, что Зона свободной торговли с ЕС не сможет быстро компенсировать падение экспорта в Россию. Как продвигаются переговоры о торговом сотрудничестве с другими странами, в частности, Ближнего Востока?

Нам однозначно нужно искать компенсаторы. Рынок Европейского Союза - очень интересный для наших производителей, потому что он высоко маржинальный, с огромным объемом покупателей. Во-вторых, там очень большой уровень доходов. Между тем, экспорт в ЕС за последние шесть месяцев упал на 35%. Первый фактор - европейский рынок насыщен аграрной продукцией из-за эмбарго России. Соответственно, значительная часть товаров, которая шла на экспорт в РФ, осталась на внутреннем рынке. Из-за этого внутренний спрос в ЕС слабый. Второй момент - ценовая конъюнктура в Европейском Союзе. У нас упали объемы поставок по ряду товаров, если считать по деньгам. Еще необходимо отметить значительное падение экспорта из Донецкой и Луганской областей. То есть, европейский рынок интересен и важен, но заход на него требует определенного времени, а удержание там позиций - пошагового движения. При этом у нас есть несколько проблем. Во-первых, необходимо модернизировать предприятия по производству промышленной продукции, а по аграрной продукции - разрешение на экспорт в Европейский Союз. Сейчас ведется работа по получению доступа молочной продукции, потому что это - следующая зона потенциального прироста. После того, как мы получим доступ для молочной продукции, мы будем работать над тем, чтобы аграрную продукцию поставлять с большей добавочной стоимостью. К примеру, чтобы не экспортировать томатную пасту, а - готовый кетчуп. В принципе, есть некоторые планы по работе с Европейской комиссией в вопросе, каким образом наладить более тесные связи бизнеса. Сколько бы правительства ни говорили между собой, пока бизнесы не начнут общаться, у нас не будет роста торговли.

В отношении рынка Ближнего Востока. Мы его называем Middle East and Northe Africa, фактически Средний Восток и Северная Африка. Для нас он очень интересен, потому что это - объективный компенсатор как для сельскохозяйственной продукции, так и для промышленной. Иран - очень интересный рынок. После снятия санкций он станет привлекательным для всех наших производителей. Запланирована поездка министра экономразвития и торговли вместе с отечественным бизнесом, мы это называем торговой миссией, в Иран в декабре. Сейчас идут определенные согласования на государственном уровне.

Таким же большим является интерес бизнеса в возобновлении и увеличении объемов поставок в Египет. Эта страна - исторически наш рынок, потому что в Египте очень много машиностроительного оборудования времен Советского Союза, которое имеет очень хорошую репутацию. Кроме того, Египет и страны Африки интересны для нас с точки зрения поставок продуктов питания. Потенциально нам интересны в Африке Североафриканская Республика и Нигерия, где большие потребительские рынки.

Ходят слухи, что в ЕС существует оппозиция предоставлению и расширению квот для украинской аграрной продукции. Если такая ситуация имеет место быть, какая работа ведется в данном направлении?

Мы прекрасно понимаем - Европейский Союз предоставил Украине односторонние торговые преференции, что является достаточно уникальным шагом. По некоторым товарным номенклатурам мы уже в полном объеме использовали квоты, которые предусмотрены Соглашением об ассоциации. При этом мы считаем, что с Европейским Союзом можно начинать диалог об увеличении объемов взаимной торговли, что может происходить разными способами, например, путем ускоренного снижения тарифов. Можно потенциально говорить о том, чтобы установить какую-то квоту, по которой продукция будет поставляться с меньшей пошлиной, чем существующая. Можем говорить и о том, что некоторые виды продукции вообще не экспортируем - нужно установить причины и понять, почему. Возможно, в этих сферах нужно наладить бизнес-диалог. Я еще раз хочу подчеркнуть, что квоты - не запрет экспорта. Квоты означают только то, что по определенным позициям экспортируется товар по нулевой ставке, а дальше компании могут экспортировать на рынок Европейского Союза товары со ставкой пошлины, которая является стандартной. Поэтому мы сейчас на правительственном уровне говорим о том, что нужно начать официальный диалог правительства и Европейской комиссии, который будет касаться улучшения взаимной торговли. Ни для кого не секрет - в ЕС тоже происходит падение товарного потока в Украину. Нам, например, интересно заместить некоторые позиции импорта из Российской Федерации на импорт из Евросоюза.

Каковы планы правительства в отношении заключения соглашений о зонах свободной торговли с другими странами? Какие из них на подходе, а какие возможны в перспективе?

Сейчас идут три дополнительных переговорных процесса. Из них два - активных, один - пока в непонятном состоянии, то есть, мы «сверяем часы» с нашими партнерами. К двум активным относятся переговоры с Израилем, которые сейчас будут интенсифицированы, и Турцией. «Сверяем часы» с Сербией.

Что касается Израиля, то запланирован экспертный уровень консультаций в ближайшее время, такая же ситуация с Турцией. После этого можно определиться, на какой стадии переговорного процесса мы находимся. При этом должна сказать, что к Украине проявляется все больший интерес со стороны иностранных инвесторов в плане размещения производственных мощностей для поставок в страны Европейского Союза. Это касается Казахстана, Китая. Чтобы намерения стали реальностью, нужно поработать над созданием привлекательного инвестиционного и бизнес-климата. Сейчас идет работа над новым планом деятельности Кабинета министров на 2016 год, и наша основная идея в том, чтобы 2016 год мы стал годом построения фундамента для роста. Если в 2015 году мы применяли экстраординарные меры для макроэкономической стабильности, включая дополнительный импортный сбор, валютные ограничения, запрет вывода дивидендов, то в 2016 году мы мало того, что должны отказываться от этих ограничений, так еще и дополнительно создать условия для работы бизнеса.

Какой в министерстве видят экспортную политику? Она будет направлена на поддержку потенциально перспективных отраслей, либо это будет общее улучшение бизнес-климата в сфере внешнеэкономических отношений?

Наша основная идея - one level playing field, то есть, одинаковые условия работы для бизнеса. Мы рассматриваем идею создания в Украине экспортных зон и технологических парков. Что касается экспортных зон, то мы не имеем в виду их создание для конкретных видов производств. Если мы пойдем таким путем, то будут четко выписаны критерии, контроль и условия. От того, насколько мы сможем в конце этого года и начале следующего упростить процедуры для бизнеса на общенациональном уровне, зависит, сможем ли мы воспользоваться в полной мере нашей инвестиционной привлекательностью в связи с вступлением в силу Зоны свободной торговли с ЕС. Ни один инвестор к нам не зайдет, если будет понимать, что процедура ввоза импортных составляющих, а потом - вывоза товара настолько сложная, что перекрывает все привилегии от Зоны свободной торговли. Поэтому возмещение НДС для экспортеров, упрощение таможенных, около таможенных процедур, а также валютного регулирования - предварительные условия, без которых мы не можем говорить об увеличении экспорта из Украины.

Каковы планы министерства по созданию финансовой инфраструктуры для поддержки экспорта?

Совместно с Минфином (с Артемом Шевалевым, заместителем министра финансов) мы сейчас работаем над концепцией финансовой поддержки экспорта. Она предусматривает, что государственная система поддержки будет состоять из двух институтов. Первый – «Укрэксимбанк», который в рамках системы реформирования государственных банков будет преобразован в банк, основной функция которого станет работа с экспортерами и импортерами. Второй институт – можно назвать экспортно-кредитным агентством, экспортно-страховым агентством, основными функциями которого будут страхование и гарантирование операций. То есть, этот институт не будет пересекаться с «Укрэксимбанком» финансово, он будет независимым. Минфин эту идею поддерживает.

Нами было проведено исследование вопроса эффективного уставного капитала этого агентства и его корпоративной структуры. Сейчас находимся на финальной стадии согласования этой концепции с Минфином и «Укрэксимбанком». Думаю, в ближайшее время концепция будет согласована, после чего сможем ее презентовать. С Минфином у нас в этом вопросе полное понимание. Во-вторых, Наталия Яресько (министр финансов) на конференции YES прямо сказала, что одним из ключевых способов подъема украинской экономики она видит в росте экспорта. А увеличение экспорта без инструментов финансовой поддержки невозможно. И это очень важно для среднего бизнеса, а для большого бизнеса это - дешевые финансовые ресурсы. Но мы не можем себя обманывать, что экспортно-кредитное агентство и «Укрэксимбанк» могут обеспечить всех экспортеров ресурсами. Нам нужно в правительстве и Национальном банке работать над стабилизацией финансовой и банковской системы, потому что без наличия доступных кредитных средств наши предприятия не заработают. Макроэкономическая стабилизация в этом году - это то, без чего у нас ничего не выйдет. Меры, предпринимаемые Национальным банком, приводят к увеличению финансовых ресурсов, которые мы направим экспортерам.

Относительно либерализации валютного регулирования для экспортеров - когда ограничения могут быть сняты?

У нас сейчас с Национальным банком довольно хороший диалог. Так как экономика стабилизируется, они постепенно будут снимать ограничения. Первый шаг - было снято странное требование по предоставлению справки об отсутствии задолженности по налоговым фондам для покупки валюты под каждую операцию. После того, как мы обсудили этот вопрос с представителями Нацбанка, оказалось, что требование бессмысленное. Следующим шагом может быть снижение порога продажи валюты, либо разрешение использовать часть приходящей валюты на совершение оплат, либо погашение обязательств в иностранной валюте. И параллельно - ослабления с точки зрения документов, которые подаются при покупке валюты. Национальный банк - независимый орган. Прямого влияния в правительстве мы на него не имеем, но мы можем выходить с предложениями, которые Нацбанк довольно активно обсуждает. Давайте пока не будем говорить о временных рамках, поскольку у нас есть договоренность с Нацбанком в этом месяце поговорить о ситуации на валютном рынке.

Экспортеры могут надеяться, что валютные ограничения будут сняты в следующем году?

Без либерализации ограничений у нас не будет роста экспорта. По крайней мере, это - мое базовое понимание.

В связи с экономическим кризисом и необходимостью изменения структуры экономики, какие отрасли в ближайшие годы могут стать флагманами украинского экспорта?

Мы не должны забывать о тех отраслях, которые нам делают «подушку». Я их так называю, потому что это те, кто создает возможность получать валюту. К этой категории относится аграрная отрасль. Исторически так сложилось, что есть отрасли, которые обеспечивают большие объемы экспорта. Это -  металлургия, химия, машиностроение, древесина, промышленные товары, легкая промышленность. Это - те, чья работа дает возможность получать валюту. В первом полугодии сельскохозяйственный комплекс обеспечил 35% от общего экспорта, металлургия - 37%, машиностроение - 11,8%. У нас есть довольно интересные сферы, где мы демонстрируем достаточно серьезный прирост. Был прирост экспорта по соевым бобам, рапсовому маслу, мясной продукции, запчастям к телефонным аппаратам. В ЕС у нас вырос экспорт по следующим позициям - телефоны и оборудование для сотовых сетей, изолированные провода. Мы говорим о том, что наши предприятия находят свое место в цепочке добавочной стоимости и производят запчасти, которые потом используются большими предприятиями в ЕС для выпуска готовой продукции. Всем известны заводы с немецкими инвестициями в Украине, которые производят запчасти для автомобилестроения. Там у нас однозначно возможен прирост. Прирост у нас также возможен по сельскохозяйственным продуктам с большей добавочной стоимостью. Сейчас мы экспортируем сырье, но у нас однозначно есть планы, чтобы при строительстве портовых мощностей строились перерабатывающие мощности, чтобы мы экспортировали не семена, а переработанную продукцию. Поэтому наше будущее в том, чтобы украинские предприятия входили в глобальные и региональные цепи добавочной стоимости по промышленной продукции и увеличивали долю сельскохозяйственной продукции с добавочной стоимостью. Из недооцененного - экспорт услуг. В нашей общей структуре экспорта услуги составляют порядка 17%. Это означает, что у нас большая зона прироста в этой сфере. Опять-таки, когда мы говорим об услугах, то не должны забывать, что это не только IT-услуги, это и медицинские, и образовательные, и транспортные услуги, туризм.

Проводили ли вы исследование, какую роль сыграли события на востоке Украины в общем падении экспорта?

Мы анализировали это. У нас есть разбивка экспорта по регионам. Она показала, что падение экспорта из Донецкой и Луганской областей суммарно составило 16% от общего падения в 35%. Ситуация на востоке не могла не повлиять на украинский экспорт. Все думают о Донецкой и Луганской областях с точки зрения экспорта металлопроката, угля. Но экспорт из Донецкой и Луганской областей - это и сельскохозяйственная продукция, и керамические изделия, и машиностроение, и удобрения. Это - значительный пласт нашего производства. И предприятия были в производственных цепочках. Соответственно, потеря производств привела к дальнейшей реакции. К сожалению, еще до войны на востоке ценовая конъюнктура была против нас, потому что произошло падение цен на сельскохозяйственные сырьевые товары, на руды, металлопрокат. Если мы посмотрим на соотношение экспорта по количеству товара и по деньгам, то по ряду позиций произошел незначительный прирост в количестве товаров, а в деньгах мы видим минус. Второе - произошло падение мировой торговли. Фактически в первом квартале объем торговли глобально снизился на 1,5%. Ключевые факторы падения экспорта на 35% - конфликт на востоке, мировая конъюнктура, отсутствие доступных финансовых ресурсов и ограничения на рынках Таможенного союза. Еще один пункт - высокая база сравнения с первым полугодием 2014 года. Был внедрен режим односторонних торговых преференций со стороны ЕС, начался определенный рост, поэтому база сравнения является довольно высокой.

Вы можете спрогнозировать, когда украинский экспорт прекратит падение и выйдет в плюс?

Определенная макроэкономическая стабилизация уже достигнута, ее нужно закрепить. Надеюсь, мы сможем на начало следующего года прекратить падение экспорта. Очень на это надеюсь, но объективно нужно понимать ситуацию в Донецкой и Луганской областях - насколько там разрушены предприятия, насколько быстро они смогут возобновить работу после восстановления мира. Второе - нужно учитывать колебания мировой ценовой конъюнктуры на основные экспортные позиции. Но ситуация улучшается, и это дает надежду на большую зону прироста.

УНИАН