» » Взрывы в Балаклее. Уроки и выводы


Взрывы в Балаклее. Уроки и выводы

Факт диверсии не отменяет возможных недоработок в обеспечении безопасности
304
КИЕВ. 20-04-2017, 09:38. Вести-UA || Новости Украины | Новини України

После ЧП на военном Арсенале в Балаклее перед Украиной вновь остро встал вопрос безопасности тыловых военных объектов, в особенности баз и складов боеприпасов, вооружения и военной техники. Факт диверсии не отменяет возможных недоработок в обеспечении безопасности. 

Взрывы на военных складах для Украины, к сожалению, тема привычная – достаточно вспомнить громкие случаи в прошлом:

10 октября 2003 года в Артемовске Донецкой области  на объединенных складах боеприпасов 52-й механизированной бригады 6-го армейского корпуса Южного оперативного командования Сухопутных войск ВС Украины случилось возгорание, которое привело к детонации боеприпасов и разрушению 10 из 17 складов, в которых хранилось около 3 тыс. тонн снарядов. Было повреждено 66 многоквартирных и 120 частных жилых домов, 5 школ и 3 больницы. Пострадали два человека.

6 мая 2004 года на артиллерийских складах воинской части А-2985 (275-я артбаза) МО, расположенной возле села Новобогдановка, вспыхнул пожар, в результате которого сдетонировали ракеты и боеприпасы, в том числе реактивные снаряды систем залпового огня «Град», «Смерч», «Ураган» – в общей сложности около 90 тысяч тонн боеприпасов. В результате происшествия погибли пять человек, четыре пострадали, 81 человек был госпитализирован. Взрывы и пожары впоследствии повторялись на объекте неоднократно вплоть до 2007 года, в результате чего было ранено ещё несколько человек.

27 августа 2008 года загорелся военный склад боеприпасов в городке Лозовая Харьковской области. Пожар распространился на 390 га арсенала, где хранилось 95 тысяч тонн боеприпасов, среди которых тактические ракеты «Луна-М», артснаряды для танков и БМП, противотанковые УРы, ракеты переносных зенитных комплексов и боеприпасы для реактивной артиллерии. 

Впрочем, трагедии прочего имели и ряд отличий от недавних событий. Прежде всего, никогда прежде катастрофы на арсеналах не случались в условиях фактически военного времени, когда потребность Вооружённых Сил в боеприпасах критически высока. Другим фактором являются причины случившегося: если прежде речь шла о халатности и ненадлежащие условия хранения взрывоопасного имущества, то сейчас откровенно говорят о сознательной диверсии противника.

Следует отметить, что за время российской агрессии против Украины успешные диверсии против армейских арсеналов уже случались – в частности, 29 октября 2015 года в прифронтовом Сватово сдетонировало 3500 тонн боеприпасов.  Официальная причина случившегося – теракт, осуществлённый боевиками «ЛНР».

Взрывы в Балаклее привели к активизации дискуссии о повышении живучести подобных объектов. На совещании представителей ВСУ и предприятий, деятельность которых связана с различными аспектами обеспечения безопасности мест хранения боеприпасов, были очерчены как основные недоработки и недостатки, существующие на сегодняшний день, так и перспективные пути их преодоления.

Прежде всего, представители ВСУ однозначно подтвердили официальную причину происшествия: теракт. Именно целенаправленная диверсия, подрыв, а не служебная халатность, по версии военных, привели к катастрофе. При этом попытки осуществления террористических актов против объекта уже предпринимались как минимум дважды. Третья попытка, к сожалению, оказалась успешной. И она в первую свидетельствует, что уроки из предшествующих событий украинское военное руководство не извлекло, объекты так и остались неприкрытыми и уязвимыми для подобных атак бесконтактным способом.

Факт диверсии не отменяет возможных недоработок в обеспечении безопасности. В этой связи особенно любопытным представляется то, что арсенал в Балаклее являлся одним из наиболее современных и оснащенных в Украине, в связи с чем был поднят вопрос соответствия критериев и нормативов, регламентирующих обеспечение безопасности военных складов, современным требованиям и вызовам.

На сегодняшний день работа баз, складов и арсеналов ВСУ определяется руководством, созданным еще в СССР. С 2016 года идет разработка нового документа. На данный момент, в соответствии с принятыми стандартами, боеприпасы должны хранится в оборудованных долговременных хранилищах, и лишь в качестве временного допускается хранение на открытых площадках. Тем не менее, расположение боеприпасов на открытых площадках давно стало фактически постоянным. Именно хранившееся на открытых площадках взрывоопасное военное имущество и стало причиной успеха диверсии, в результате обернувшейся огромными разрушениями, в то время как сохранявшиеся в подземных арочных хранилищах боеприпасы даже после детонации не привели к разрушению построек – хранилища выдержали удар.

Это стало основанием принять решение о полном отказе от временных открытых площадок хранения, и дальнейшем использовать исключительно подземные арочные хранилища – действующие, и планирующиеся к созданию. Присутствовавшие на специальном совещании Минобороны 31 марта с.г. руководители инженерных и проектных организаций подтвердили возможность как разработки проектов новых хранилищ, так и реконструкцию существующих, многие из которых не ремонтировались со времён СССР.

По словам представителей ВСУ, стоимость арочного хранилища составляет около 1,5-2% стоимости хранящихся в нём боеприпасов, а в случае с высокоточным оружием (например, ПТУР) – до 0.5%. Таким образом, нет сомнений в экономическом обосновании использования оборудованных хранилищ. Была также подчеркнута критическая необходимость пересмотра существующей нормативной базы в данной сфере.

В целом работы по улучшению состояния арсеналов велись и ведутся. С момента начала войны на востоке страны проводится рассредоточение боеприпасов, в рамках которого с базы в Балаклее было вывезено 85 тыс. тонн боеприпасов, и ликвидировано 20 открытых площадок хранения, что в результате позволило значительно уменьшить ущерб от диверсии.

Несмотря на спекуляции в СМИ, ВСУ на сегодняшний день обеспечены боеприпасами на 80-97% в зависимости от конкретных типов вооружения. На данный момент в Украине действует Программа обеспечения живучести и взрывопожаробезопасности арсеналов, баз и складов вооружения, ракет и боеприпасов Вооружённых Сил Украины на 1995-2015 годы. На 2017 год профинансировано 65% программы, при этом с 2014 по 2016 год из 232 млн грн, запланированных к освоению, недофинансирование составило 93 млн.

Тем не менее, готовность практически по всем показателям безопасности составляет в целом по стране выше 70%. Исключением остаются дорогостоящие системы раннего обнаружения чрезвычайных ситуаций, готовность которых составляет лишь 13%. Однако именно в Балаклее такая система была создана, эффективно сработала, что подтвердило необходимость оборудования подобных систем на других объектах. Также на арсенале в Балаклее была на 100% готова система молниезащиты, пожарные водоёмы, на 90% выполнен капремонт хранилищ, цех ракет был оборудован автоматической системой пожаротушения, пожарное депо части оснащено новейшими образцами техники.

По информации руководства бронетанкового управления ВСУ, база в Балаклее, как и другие арсеналы, была обеспечена двумя штатными бронированными гусеничными пожарными машинами ГПМ-54. Данные машины морально устарели, и на момент катастрофы в Балаклее завершались испытания новых машин ГПМ-71, разработанных на Львовском бронетанковом заводе. Они построены на шасси танка Т-72 и оснащены цистерной для 20 тонн воды и 2 тонны пенообразователя. Мощный насос фирмы Ziegler может подавать воду на 100 метров, а пену – на 36 м. Во время ЧП их не успели задействовать.

Представители компаний-производителей средств пожаротушения, в свою очередь, отметили необходимость перехода на системы пожарных стволов, устанавливаемых на любую бронированную технику, в то время как рукав подает воду дистанционно из водоисточника в неограниченных объемах. Также были предложены варианты техники для разминирования, и очерчены перспективы необходимых ВСУ разработок.

Представитель ЧАО «КОРДОН АВИА СЕРВИС» Александр Мезенцев, говоря на совещании 31 марта об инциденте, сообщил о работоспособности сигнализационного комплекса КС-185, установленного в Балаклее в 1991 году, однако подчеркнул необходимость перехода на более современные модели (КС-200 и другие). По его словам, финансирование подобных работ осуществлялось в нормальном объеме в 2008-2009 годах после ЧП в Лозовой, однако затем было фактически свернуто, и возобновлено только в 2014-м. Также была подчеркнута проблема нехватки кадров в данной области, и необходимость возобновления их подготовки.

По словам представителя компании «ПЕРУН» Алены Пушкарской, с 2003 года работающей на рынке пожарной безопасности, украинские системы сигнализации, к сожалению, весьма ненадежны, что выражается в частых ложных сигналах. Это, в свою очередь, зачастую приводит к отключению автоматики на объектах, переводу систем пожаротушения в ручной режим, и соответственно, ставит ситуацию в зависимость от человеческого фактора.

Также, по действующим нормам, лицензированные организации крайне редко проводят технический осмотр систем в частях, что с учетом нехватки специалистов в ВСУ также приводит к снижению уровня безопасности. Также была озвучена необходимость установки автоматических модулей порошкового пожаротушения в подземных хранилищах, несмотря на их высокую стоимость, и связанную с этим необходимость реконструкции самих хранилищ.

Основной проблемой, по итогам оценки событий в Балаклее, была признана необходимость установки на арсеналах систем защиты с воздуха и комплексов РЭБ, способных обеспечить прикрытие от возможных атак беспилотных летательных аппаратов. Этому направлению ВСУ уделят особое внимание в рамках удвоения расходов на повышение живучести арсеналов Минобороны в 2017 году.

По итогам специального заседания 31 марта были определены основные направления работы:

– Возобновление подготовки специалистов в области безопасности военных складов, баз, арсеналов.

– Продолжение рассредоточения боеприпасов.

– Полный отказ от площадок открытого хранения, а в перспективе – от деревянных и кирпичных конструкций, использование исключительно обвалованных подземных арочных хранилищ.

– Необходим пересмотр устаревшей нормативной базы.

– Проектные организации должны разработать типовые проекты баз, складов, арсеналов.

– Особое внимание необходимо уделить сервису и дальнейшему обслуживанию созданных систем и конструкций.

cacds.org.ua