» » Теневая экономика: 10 самых доходных нелегальных бизнесов в Украине


Теневая экономика: 10 самых доходных нелегальных бизнесов в Украине

1 474
КИЕВ. 21-10-2015, 10:01. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Одной из особенностей украинской экономики является высокий уровень нелегального оборота товаров и услуг. Несмотря на заявления о борьбе с теневой экономикой, нелегальный бизнес в Украине процветает. Журналисты разбирались, в каких отраслях занята львиная доля предприимчивых украинцев, получающих сверхприбыли в обход закона. Без учета таких «бизнесов» как торговля оружием, проституция, наркоторговля.

По данным Минэкономразвития, в этом году он достиг 47% от официального ВВП страны. Причин этому немало. Одна из них — падение покупательной способности населения из-за девальвации гривны и подорожания импорта. По данным Госстата, реальный доход (с учётом изменений покупательной способности гривны) украинцев в первом квартале 2015 года уменьшился на 24%. Именно обнищание населения стимулировало рост рынка нелегальных нефтепродуктов. Так как «теневые» АЗС предлагают топливо на пару гривен дешевле, чем крупные сети, в регионах люди предпочитают заправляться именно у них, даже несмотря на плохое качество.

К работе в тени предпринимателей подталкивает и высокая налоговая нагрузка. Очередное повышение акцизов в 2014 году привело к росту торговли контрафактным алкоголем. Сегодня бутылка легально произведённой водки стоит 55 грн, а «палёнку» продают по 15 грн. Рентабельность нелегального производства алкоголя будет только расти, ведь Кабмин уже инициировал повышение ставки акциза на алкоголь в следующем году с 59,96 грн до 89,36 грн за литр. С другой стороны, низкие акцизы в Украине в сравнении со странами ЕС тоже стимулируют «нелегалов». Масштабный бизнес на контрабанде сигарет в Венгрию и Польшу — не что иное, как следствие разницы в украинских акцизных ставках и европейских.

Процветанию нелегального бизнеса способствует запутанная регуляторная система и слишком большое число требуемых разрешительных документов. Так, получить разрешение на законную добычу речного песка и гравия в Украине практически невозможно. Этим бизнесом занимаются исключительно компании, связанные с правоохранителями и чиновниками. Ещё один яркий пример — «янтарная лихорадка», распространившаяся на несколько западных областей страны. По мнению главы Дубровичской РГА Ровенской области Сергея Киркевича, большая часть копателей с удовольствием бы легализовалась и платила за добычу ренту в местный бюджет. Но ни один из многочисленных законопроектов, призванных узаконить добычу янтаря, не принят Верховной Радой.

Уводит бизнес в тень и высокий уровень коррупции. Так, по мнению экологов, тотальная коррумпированность в лесхозах приводит к масштабной торговле «чёрным» лесом, когда лесники продают деловую древесину в качестве отходов.

Ещё один вызов легальной экономике — война. Для нелегального бизнеса контролируемые сепаратистами территории Донецкой и Луганской областей стали большим рынком сбыта. «Русский мир» обернулся для здешних жителей тотальным дефицитом товаров и ценами в два раза выше украинских.

Фокус разобрался, как «работают» десять самых популярных нелегальных бизнесов в Украине. В расчёт мы не брали деятельность, которая в принципе не может существовать в правовом поле, например, проституцию, торговлю оружием и наркотиками. С помощью экспертов мы также оценили необходимые стартовые инвестиции, потенциальную доходность дела и долю «чёрной» продукции на рынке. А адвокат юридической фирмы «Анте» Роман Сторонский объяснил, что ждёт теневых предпринимателей, если у них возникнут проблемы с законом.

Добыча угля в копанках

Доля нелегального рынка: 10%

Годовой оборот: $140–330 млн

Что нужно для старта: старый мотоцикл — $200, крепёжный лес — $100, грузовик — от $5 тыс.

Рентабельность: до 250%

Чем грозит: штраф в размере от 6,8 тыс. грн до 13,6 тыс. грн с конфискацией средств добычи и продукции или лишение свободы до пяти лет за незаконное использование недр; лишение свободы от трёх до пяти лет за финансирование сепаратизма.

Эим летом в г. Красный Луч Луганской области, находящемся под контролем сепаратистов, появились объявления о наборе рабочих на копанки — нелегальные шахты, технология добычи угля на которых соответствует уровню XVIII в. Выкапывается яма в земле, в которой кирками или в лучшем случае отбойными молотками добывают уголь и поднимают его на поверхность в бадье, прикреплённой к мотору. Обычно в качестве мотора используют старый мотоцикл со снятыми колёсами.

Так называемое «правительство ЛНР» легализовало такую добычу угля и обложило каждую шахту фиксированным налогом — 20 тыс. грн в месяц. Так что заниматься добычей угля в самопровозглашённой республике можно «законно». А для владельцев шахт этот бизнес даже стал более выгодным. Стоимость рабсилы на оккупированных территориях упала как минимум вдвое. «Рабочий в копанках сейчас получает около 2,5 тыс. грн в месяц. При этом приходится работать по 12 часов, зачастую по пояс в воде», — рассказывает председатель Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец.

По оценкам Кабмина Николая Азарова, в 2013 году в Донбассе работало более 10 тыс. нелегальных шахт. На них добывали около 6 млн т угля в год. Сегодня их точного числа не знает никто. Однако, по словам источника Фокуса в менеджменте одной из шахт в Донецкой области, сейчас этот бизнес чувствует себя хорошо: «Все копанки работают, как и раньше». Если учесть, что «руководство ДНР» планирует в этом году добыть 10 млн т угля, а в «ЛНР» за первое полугодие добыли 20 млн т (то есть 40 млн т в год), доля копанок в добыче донбасского угля составляет около 10%.

На месте добытый в копанках уголь продают по 500–550 грн за т, что, по оценке нашего источника, близко к себестоимости добычи. В подконтрольных сепаратистам регионах существенный профицит угля. Впрочем, как уверяет Волынец, старые схемы по-прежнему работают. Уголь из копанок можно провести по документам как добытый на шахте, перерегистрировавшейся как юрлицо на подконтрольной Украине территории, и продать его в Украину по 1200 грн за т. Главное — суметь договориться с нужными людьми.

Рубка леса

Доля нелегального рынка: 80%

Годовой оборот: более $100 млн

Что нужно для старта: занимать руководящую должность в лесхозе

Рентабельность: от 200%

Чем грозит: штраф в размере от 850 грн до 1,7 тыс. грн или ограничение свободы на срок до трёх лет

По информации Гослесагентства, в прошлом году объём незаконной рубки древесины составил 6,6 тыс. куб. м на сумму 20,3 млн грн. Впрочем, по мнению главы Киевского эколого-культурного центра Владимира Борейко, цифры Гослесагентства существенно занижены. Чаще всего, утверждает эколог, незаконный лес добывают сами лесники под видом «технических» вырубок (санитарные, лесовосстановительные, ландшафтные). На их долю, по оценке Борейко, приходится до 70% общего объёма заготавливаемого дерева.

В лесхозах также широко распространена подмена вида продаваемой древесины. Например, продажа ценного бука и граба ($70 за куб. м) под видом берёзы ($20 за куб. м). «Захожу однажды на пеллетное производство, а там на щепу рубят отличный дуб — кругляк, древесину, из которой можно было бы сделать хороший паркет, — рассказывает глава Украинского пеллетного союза Николай Коломийченко. — Спрашиваю владельца: «У тебя не слишком дорогая пеллета получается?» Он объясняет: «Кругляк привезли лесники в качестве отходов древесины. Видимо, нужно было от незаконно добытого дерева поскорее избавиться, а покупателя не нашли».

Эксперты Всеукраинской ассоциации деревообрабатывающих предприятий считают, что лишь 20% заготавливаемой в Украине древесины реализуется прозрачно — на открытых аукционах. «Реализация необработанной древесины в Украине полностью непрозрачна. 1 куб. м дуба диаметром 26–35 см в Украине стоит от 110 до 180 евро. Стоимость аналогичного дерева на европейском рынке составляет 86 евро. Однако иностранные фирмы едут покупать его в Украину. Объяснение такому феномену одно: лесохозяйственные предприятия манипулируют с качеством древесины, и то, что отечественному производителю предлагается как деловая древесина, на экспорт поставляется как технологическое сырьё, втрое дешевле. Это даёт возможность руководителям государственных лесхозов зарабатывать от 50 до 100 евро на каждом кубометре дубового сырья», — говорится в обращении членов ассоциации к президенту.

Подтверждает эту точку зрения и официальная статистика. По данным Госстата, в Украине за январь — июнь этого года было заготовлено 17,4 млн куб. м древесины стоимостью 4,8 млрд грн. При этом деловая древесина составила более 60% общих объёмов. Но усреднённая цена 1 куб. м древесины составила 360 грн без НДС. Это в разы ниже рыночных цен. Для борьбы с нелегальным рынком леса Верховная Рада в апреле ввела 10-летний мораторий на экспорт кругляка (необработанных брёвен). Однако, как поясняет Владимир Борейко, мораторий легко обходится примитивной обработкой древесины, которая стоит очень недорого.

Добыча янтаря

Доля нелегального рынка: 99%

Годовой оборот: до $300 млн

Что нужно для старта:  аренда мотопомпы, $800 в день

Рентабельность: 200%

Чем грозит: штраф в размере от 6,8 тыс. грн до 13,6 тыс. грн с конфискацией средств добычи и камня или лишение свободы до пяти лет.

Янтарная лихорадка началась в Украине пару лет назад. Связана она с запретом России, на территории которой добывают 60% мировых объёмов янтаря, на экспорт камня-сырца и ростом популярности изделий из «слёз дракона» в Китае. В начале 2000-х цена за килограмм 50-граммовой фракции янтаря составляла $200. Сейчас — около $2 тыс. Впрочем, столь крупные самородки редкость. Усреднённая цена янтаря с учётом доли разных фракций — $900 за кг.

Сегодня госпредприятие «Янтарь Украины», имеющее лицензию на добычу янтаря, добывает 2 т камня в год, годовые же объёмы нелегальной добычи, по разным данным, составляют от 30 до 80 т. «Только в Житомирской области в среднем работают около 50 мотопомп. Одна такая помпа выдаёт за день 3–5 кг уже мытого янтаря», — говорит народный депутат Вадим Кривенко.

Старателям достаётся не так уж и много. «30–40% прибыли идёт непосредственно добытчикам. Местным бандитам достаётся 5–10%, с ними работать проще, дешевле и быстрее — оперативно решаются спорные ситуации. Чтобы вывезти камень за границу, отдаётся $150–300 за кг. Это дань таможни и СБУ», — поясняет экономист Сергей Тутов.

Нелегальным промыслом в стране занимаются от 10 до 80 тыс. человек. По словам одного из добытчиков из Ровенской области, жители местных сёл, которые копают янтарь вручную, лопатами, за месяц имеют до $300. Работающая на мотопомпе бригада из шести человек в день может намыть янтаря на $1,5–2 тыс. Правда, из них $800 приходится отдать за аренду оборудования.

Обмен валюты

Доля нелегального рынка: неизвестна

Годовой оборот: неизвестен

Что нужно для старта: связи в правоохранительных органах

Рентабельность: 1% от каждой сделки

Чем грозит: штраф от 510 грн до 748 грн с конфискацией валюты.

Сорокасемилетний Сергей промышляет обменом валюты на одном из рынков Черновцов ещё с 90-х годов. Живёт, по его словам, неплохо. За это время построил дом себе и дочери, купил несколько авто. При этом, по его словам, приходится платить всем — милиции, ГФС, СБУ. А кроме всего прочего, менять валюту правоохранителям и чиновникам с «отрицательной комиссией» — продавать по курсу покупки, и наоборот.

Клиенты есть всегда, так как курс лучше, чем в банке, хотя бы из-за того, что не надо платить при покупке дополнительные 2% в Пенсионный фонд.

Валюту Сергей покупает у крупных оптовиков, которые обслуживают компании, поэтому розничные продажи для них неинтересны. Сейчас зарабатывает как обычно — по $1,5–2 в месяц, но в начале года, когда доллары в официальных обменниках купить было нереально, его доходы достигали $5 тыс. в месяц. Правда, работа опасная. В прошлом году Сергея «подстрелили» рэкетиры. Пуля прошила руку. Идти в больницу побоялся, отлёживался дома, пока всё не зажило.

Фискалы регулярно отчитываются о закрытии нелегальных обменников и изъятии валютных ценностей на миллионные суммы. Однако, как считает экс-начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями СБУ Михаил Притула, это лишь видимость борьбы. «Почему возникла сеть обменников? Наверное, наше налоговое законодательство предполагает, что людям выгоднее идти к «менялам» на улицы, чем в банк. Организатор — не обычный человек, поверьте. Все эти системы связаны с сотрудниками налоговой службы», — утверждает он.

При этом сколь-нибудь серьёзного наказания за незаконный обмен валют в Украине нет. Самое страшное, что грозит «нелегалам», — конфискация валюты. Так что упадка этого рынка в ближайшее время точно не намечается.

Контрабанда сигарет

Доля нелегального рынка: 15%

Годовой оборот: $360–450 млн

Что нужно для старта: бус, около $10 тыс.

Рентабельность: до 300%

Чем грозит:  штраф в размере 100% стоимости контрабандных сигарет и конфискация товара, а также транспорта для его перевозки. В случае повторного нарушения в течение года — штраф 200%.

За десять лет работы на таможне чего только не видел. Везли сигареты в колёсах велосипедов, внутри хлеба с выбранной мякиной, в тортах. Но, конечно, больше всего везут в колёсах бусов. На вашей стороне есть специальные мастерские, где при монтаже покрышек всё аккуратно замазывают грязью так, что заметить очень сложно», — рассказывает польский таможенник Марк, работающий на пункте пропуска «Шегени — Медыка».

Впрочем, по оценкам ГФС, через официальные пункты пропуска идёт не более 10% контрабандного трафика. В основном переправляют сигареты через таможню мелкие предприниматели, действующие на свой страх и риск. Крупные партии перебрасывают через «зелёнку», договорившись с пограничниками. Контрабандисты платят $10 за каждый ящик сигарет.

Лишь по официальным данным Минздрава, в 2013 году в Украине произвели 86 млрд штук сигарет, в то время как внутреннее потребление и легальный экспорт составили 75 млрд штук. То есть 550 млн пачек было нелегально вывезено из страны. Кроме того, есть ещё транзитные потоки. «В западных областях регулярно задерживают партии белорусских сигарет. Они идут в Польшу. При этом у Беларуси с этой страной есть своя граница. Это может означать лишь одно: договориться о двукратном пересечении границы с украинскими силовиками дешевле, чем перебрасывать товар непосредственно в Польшу», — констатирует заведующий отделом контроля над табаком Украинского института стратегических исследований Минздрава Константин Красовский.

В Украине существует целая индустрия производства сигарет для контрабанды — дешёвые бренды, которые практически не представлены на внутреннем рынке. Кроме того, после начала войны резко возрос поток сигарет без акцизных марок из Донбасса. Так, в изготовлении сигарет для контрабанды правоохранители обвиняют донецкую фабрику «Хамадей», работающую на подконтрольной сепаратистам территории.

После весенней перестрелки правоохранителей и Правого сектора в Мукачеве, которую связывают с переделом контрабандного бизнеса в Закарпатье, власти всерьёз занялись сокращением трафика табачной контрабанды, и он, по сравнению с прошлым годом, уменьшился как минимум вдвое. Однако контрабандные потоки вряд ли иссякнут, пока средняя цена на пачку сигарет в Украине составляет 13 грн, а в соседней Польше и Венгрии перекупщики платят за неё 1,5 евро.

Добыча песка и гравия

Доля нелегального рынка: 100%

Годовой оборот: $20 млн

Что нужно для старта: земснаряд — $50 тыс., большегрузные автомобили — $7 тыс. за шт., экскаватор — $5 тыс., бульдозер — $5 тыс.

Рентабельность: 100%

Чем грозит:  штраф в размере от 6,8 тыс. до 13,6 тыс. грн с конфискацией средств добычи и камня или лишение свободы до пяти лет.

«Через две недели после того, как я привёл съёмочную группу одного из украинских телеканалов на карьер на Жуковом острове (в Киеве. — Фокус), где незаконно намывают песок, мне пришло письмо из Госэкоинспекции с требованием вернуть удостоверение экологического инспектора на общественных началах», — рассказывает активист движения «Природа прежде всего» Александр Соколенко. Экологи не зря бьют тревогу — нелегальный намыв песка и гравия в руслах рек приводит к размыванию берегов и заиливанию русл. А легальной добычи речного песка в нашей стране практически нет.

Согласно законодательству, берега рек относятся к природоохранной зоне, где вести хозяйственную деятельность запрещено. Добыча песка и гравия возможна лишь в рамках очистки и углубления русл рек, но оформить необходимый для этой деятельности пакет документов практически невозможно. «Мы бы хотели иметь собственный карьер, в котором могли бы легально добывать песок, но это абсолютно нереально», — рассказывает Сергей Гончаренко, курирующий добычу щебня в компании «Ковальская», одном из крупнейших производителей бетона в стране.

В результате добычу песка осуществляют лишь бизнесмены, связанные с правоохранителями и чиновниками, которые не боятся проверок. И на экологию им тоже наплевать. «Сегодня земснаряды на Днепре работают исключительно для добычи песка и не выполняют функций по расчистке отмели», — констатирует глава Ассоциации рыбаков Украины Александр Чистяков.

По данным Госстата, за январь – август в Украине добыли 7 млн т песка. Ещё столько же, по оценке собеседника Фокуса, приближённого к Минэкологии, добывается вообще без каких-либо документов и не учитывается официальной статистикой. Цена на песок стартует от 35 грн за тонну. Если вычесть 3–4 млн т овражного песка, добытого законно, получаем нелегальный рынок объёмом около $20 млн в год. При этом себестоимость добычи песка как минимум вдвое ниже цены продажи, да и то большая часть затрат «намывателей» идёт на взятки.

Поставки товаров в «ДНР» и «ЛНР»

Доля нелегального рынка: неизвестна

Годовой оборот: неизвестен

Что нужно для старта: бус, около $10 тыс.

Рентабельность: 100%

Чем грозит:  за неподакцизные товары штраф в размере от 170 грн до 1,7 тыс. грн с конфискацией товара, за подакцизные товары штраф от 17 тыс. до 34 тыс. грн с конфискацией; плюс лишение свободы от трёх до пяти лет за финансирование сепаратизма в обоих случаях.

«Мы же про блуждающие танки предупреждали! Ну мы же говорили — они ездят! Вот и вчера... Одна из сводных групп, созданных по прямому распоряжению Президента, тормознула на полпути колонну из 21 грузовика. Попутно в Киеве задержан координатор группы, ибо поставка не для «голодающего населения Донбасса», а для личного состава «сепарских армий». Деньги, явки, пароли, все дела. И краем уха услышали жужжание танка, да. И звук выстрела услышали, да. И фура с алкоголем — бац — и взорвалась», — сообщил на своей странице в Facebook советник президента Юрий Бирюков

В августе правоохранители возле посёлка Меловое Луганской области остановили фуру, гружённую вениками и граблями. Как выяснилось, груз принадлежал харьковчанину, который узнал о дефиците самой простой бытовой утвари в «ЛНР». Случай почти анекдотичный, но дороговизна продуктов (а они в непризнанных республиках дороже, чем в Украине как минимум в два раза) породила масштабный нелегальный бизнес. Замглавы ГФС Сергей Билан признался: «Самый ходовой товар — это пиво, но в принципе в «ЛНР» и «ДНР» везут буквально всё».

На особом счету в самопровозглашённых республиках поставки лекарств. По слухам, в «ЛНР» антибиотики и обезболивающие отпускают только «бойцам», и нескольких врачей за выдачу лекарств обычным пациентам уже посадили в тюрьму. По данным ГФС, с начала года правоохранители на блокпостах с непризнанными республиками задержали лекарств на сумму 32 млн грн и продуктов питания на сумму 17 млн грн. Впрочем, это капля в море. По данным Госстата, в Донецкой и Луганской областях в 2013 году розничный оборот торговли продуктами питания составил 21 млрд грн. Если предположить, что сейчас с контролируемой украинскими властями территории завозится хотя бы десятая часть былых объёмов, получается нелегальный рынок объёмом в 2 млрд грн.

Как некогда признавался экс-глава налоговой милиции Владимир Хоменко, за определённую таксу на блокпостах пропускают фуры с провизией. При этом нужно платить как сепаратистам, так и украинским силовикам. Как утверждают предприниматели, обе стороны берут по 2% от стоимости груза. Также, по слухам, за несколько десятков тысяч гривен можно оформить спецпропуск для провоза груза на подконтрольные сепаратистам территории.

Кроме того, существует схема поставок продовольствия через Россию, согласованная с властями РФ. В Украине оформляют товары для ввоза в Россию, затем российские таможенники по формальным причинам отказывают в растаможивании груза и отправляют его назад по маршруту, проходящему через подконтрольные сепаратистам пункты пропуска. Сколько продуктов удалось ввезти через территорию северного соседа, остаётся лишь гадать.

Отжиг древесного угля

Доля нелегального рынка: свыше 60%

Годовой оборот: от $40 млн

Что нужно для старта: печка из жести, обложенной стекловатой, — 5 тыс. грн

Рентабельность: 300%

Чем грозит: штраф в размере от 1,7 тыс. грн до 3,4 тыс. грн или ограничение свободы до трёх лет за загрязнение воздуха.

Промысел по незаконному выпалу угля процветает во всех богатых лесом областях — Житомирской, Сумской, Закарпатской, Львовской, Черниговской. Сегодня на этом рынке настоящий бум. «В прошлом году в Житомирской области было меньше десяти производств по нелегальному отжигу угля, сейчас их число увеличилось в несколько раз», — утверждает глава Госэкоинспекции в Житомирской области Богдан Гнатюк. По его словам, печи располагаются на территории бывших ферм вблизи сёл и люди постоянно жалуются на загрязнение воздуха. Отжиг партии угля длится около двух недель, но оборудование, уменьшающее объёмы выбросов (оксид натрия, оксид серы, смолы), «нелегалы» не используют из-за его дороговизны.

Девальвация гривны в этом году в прямом смысле превратила древесный уголь в чёрное золото. По словам заместителя губернатора Сумской области Ирины Купрейчик, в регионе куб дерева твёрдых пород официально стоит около 800 грн, неофициально — 120 грн. Выход угля — 40% от первоначальной массы древесины. Печь — бочка из двух слоёв жести, между которыми проложена стекловата, — обойдётся в каких-то пару тысяч гривен. На производство нужно всего двое рабочих, которые будут следить за печью. Их зарплаты не превышают 4 тыс. грн в месяц. При этом за тонну древесного угля дают $200. По оценкам народного депутата Олега Медуницы, доходность этого нелегального бизнеса около 300%. В то время как, по словам одного из предпринимателей, занимающихся легальным отжигом угля, если всё делать по закону, рентабельность будет меньше 30%. Кроме того, процесс сбора необходимых для открытия производства документов может растянуться на несколько лет.

Точного объёма рынка древесного угля не знает никто. Однако эксперты рынка считают, что легально на нём производится не более трети всей продукции. По оценкам Национального лесотехнического института, в 2009–2011 годах экспорт древесного угля составлял около 4% от общего объёма экспорта древесины и продуктов её переработки. По данным Госстата, в январе – июле этого года экспортировано древесины на $640 млн. То есть только объём нелегально произведённого древесного угля на экспорт можно оценить как минимум в $40 млн.

Производство алкоголя

Доля нелегального рынка: 40%

Годовой оборот: $100 млн

Что нужно для старта: линия разлива и упаковки — от $20 тыс., пикап для развозки продукции — от $10 тыс., помещение для цеха — от $5 тыс.

Рентабельность: 100–200%

Чем грозит: штраф в размере от 51 тыс. грн до 170 тыс. грн с конфискацией средств производства. В случае некачественной продукции, употребление которой вызвало отравление, — лишение свободы на срок до 10 лет.

В конце сентября сотрудники ГФС обнаружили на территории одного из гаражных кооперативов Хмельницкого подпольный цех по производству алкогольных напитков, которые в дальнейшем реализовывались в магазинах близлежащих сёл. В ходе обыска правоохранители изъяли 1,4 тыс. литров водки на сумму 150 тыс. грн. Подобных цехов в стране тысячи. По мнению экс-министра экономики Сергея Терёхина, в тени находится 40% алкогольного рынка. В цифрах это более 50 млн л нелегальной водки, произведённой лишь в этом году.

Людей искушает дешевизна контрафакта. При законодательно закреплённой минимальной розничной цене на водку 54,9 грн за бутылку 0,5 л «палёнка» того же объёма продаётся на рынках или через интернет по цене от 15 грн. Несмотря на низкую цену своей продукции, «нелегалы» преуспевают. Если стоимость литра спирта, произведённого госпредприятием «Укрспирт», составляет 114 грн с учётом акциза и НДС, то «левый» спирт можно купить по цене около 30 грн за литр. Себестоимость контрафактной поллитровой бутылки водки составляет всего около 7 грн.

По словам и. о. главы Укрспирта Романа Иванюка, сейчас заводы, производящие пищевой спирт, загружаются на полную мощность, и выпускать «неучтённую» продукцию у них просто нет возможности. А технология производства биоэтанола (обезвоженный спирт, предназначенный для добавки в топливо) выстроена таким образом, что продукт изначально не пригоден для питья. Но для борьбы с производством нелегальной водки в масштабах страны этого явно недостаточно.

Изготовление нефтепродуктов

Доля нелегального рынка: 30%

Годовой оборот: $550 млн

Что нужно для старта: нефтебаза — от $200 тыс., бензовоз — от $30 тыс., сеть АЗС — от $50 тыс. за один заправочный комплекс

Рентабельность: 40%

Чем грозит: штраф в размере от 51 тыс. до 170 тыс. грн с конфискацией средств производства. В случае если при производстве контрафактной продукции произошёл пожар, приведший к гибели или потере трудоспособности людей, — лишение свободы на срок до 10 лет.

По заявлению министра энергетики Владимира Демчишина, 25–30% рынка нефтепродуктов в Украине находится в тени. А по оценкам президента объединения рынка нефтепродуктов Украины Леонида Косянчука, эта цифра ещё больше — не менее 40%. «В Европе вы не встретите разницы в ценах на бензин больше чем на 5 евроцентов на литре. В Украине же разница составляет более 10%, что невозможно в одинаковых конкурентных условиях», — поясняет Косянчук. Масштабы теневой торговли топливом впечатляют. По данным Госстата, в августе через сети АЗС было официально продано 167,6 тыс. т бензина на сумму 4,5 млрд грн. То есть ежемесячный объём нелегального топливного рынка — 1–2 млрд грн.

Чёрное топливо производят двумя путями. Самый распространённый — блендинг, попросту говоря, смешивание нефтепродуктов, которые не облагаются акцизом, с октаноповышающими добавками. Для производства бензина используют «платформат» и «реформат» — по сути, обычный бензин, но предназначенный для химической промышленности (стоит он немного дешевле — около $500 за тонну), а также газовый конденсат (около $400 за тонну). Нелегальное топливо получается на 5–6 грн дешевле, чем конвенциональное. Главным образом за счёт того, что с его продажи не уплачивается акциз (202 евро за тонну на бензин и 198 евро за тонну на дизтопливо), НДС, импортный сбор и местный налог на продажу подакцизных товаров.

Кроме того, на западе страны работает несколько нелегальных мини-НПЗ. Их владельцы делают врезки в магистральные проводы Укртранснафты и перерабатывают откачанную из них нефть на солярку. Главные клиенты мини-НПЗ — дальнобойщики на трассе Киев — Чоп.

С января 2012 года служба безопасности Укртранснафты обнаружила 146 врезок в магистральные нефтепроводы. По подсчётам госкомпании, ежемесячно у государства воруют около 3 тыс. т нефти на сумму 1 млн евро, переработка которой даёт на выходе около 1,5 тыс. т бензина и дизтоплива.

Фискалы пытаются бороться с рынком нелегального топлива и каждый месяц закрывают несколько производств. Тем не менее, по оценке Косянчука, доля нелегального топлива на рынке будет расти. Ведь платёжеспособность населения падает, а «нелегалы» в рознице предлагают бензин на 2–3 грн дешевле, чем крупные сети АЗС.

ФОКУС