» » «Нашли повешенным»: доклад Human Rights Watch о расправах в Крыму


«Нашли повешенным»: доклад Human Rights Watch о расправах в Крыму

1 092
КИЕВ. 26-11-2014, 17:00. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Международная правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала доклад, о положении прав человека в Крыму после российской оккупации. В докладе говорится, в том числе, расправах над местными про-украинскими активистами, журналистами и представителями крымскиз татар, в том числе о похищениях, пытках и убийствах. The Insider приводит наиболее яркие отрывки этого доклада.

Ситуация в области прав человека в Крыму серьезно ухудшилась после начала оккупации полуострова Россией в феврале 2014 года. В последние восемь месяцев власти в Крыму де-факто ограничили свободу слова и свободу мирных собраний, а также запугивали и преследовали тех, кто выступает против действий России в Крыму.

В частности, власти сделали своей мишенью крымскотатарскую общину, мусульманское этническое меньшинство, которое является коренным для Крымского полуострова и открыто противостоит оккупации России. В то же время власти не смогли обуздать или эффективно расследовать злоупотребления со стороны военизированных формирований, причастных к насильственным исчезновениям, незаконному содержанию под стражей и жестокому обращению с крымскими татарами, активистами, журналистами и другими лицами, которые воспринимаются властью как про-украинские.

  

Принудительно раздавая российское гражданство жителям Крыма, власти одновременно занимаются дискриминацией граждан Украины в Крыму, закладывая тем самым основу для потенциального изгнания некоторых украинских граждан, и в качестве оккупационной власти нарушая свои обязательства по защите прав гражданского населения в соответствии с международным гуманитарным правом.

После подписания договора о включении Республики Крым в состав России между местными органами власти Крыма и Россией <…> российские власти и власти Крыма начали применять российское законодательство в Крыму. Это включает в себя российские законы, касающиеся гражданства, регистрации СМИ и законов об «экстремизме», в том числе запрещенной религиозной литературы.

В частности, власти в Крыму использовали невнятное и слишком расплывчатое антиэкстремистское законодательство России для вынесения нескольких «антиэкстремистских предупреждений» в адрес Меджлиса, крымскотатарского представительного органа, и запретили массовые публичные мероприятия крымскотатарской общины.

В период с августа по октябрь власти провели ряд бесцеремонных и в некоторых случаях необоснованных обысков в мечетях и исламских школах, а также обыскали десятки частных домов крымских татар, в том числе членов Меджлиса. Обыски якобы необходимые для поиска «наркотиков, оружия, и запрещенной литературы» проводились как местной полицией и Федеральной службой безопасности России (ФСБ), так и десятками неизвестных вооруженных людей в масках.

Власти преследовали про-Украинские и крымскотатарские СМИ, обыскивали их офисы, закрывали некоторые из них, а другим угрожали закрытием. Местное отделение ФСБ и Крымская прокуратура выдавали официальные и неофициальные предупреждения ведущим крымскотатарским СМИ в связи с публикацией «экстремистских материалов», вызывали редакторов на допросы, во время которых угрожали не выдавать им российскую регистрацию до тех пор, пока редактора не изменят то, что они называли «антироссийской редакционной политикой».

«вооруженные военизированные группы, которые образовались в Крыму в конце февраля и были причастны к насильственным исчезновениям, избиениям и пыткам про-украинских активистов»

Власти продолжают поддерживать так называемые отряды самообороны, вооруженные военизированные группы, которые образовались в Крыму в конце февраля и были причастны к насильственным исчезновениям, избиениям, и по крайней мере в одном случае, пыткам про-украинских активистов в марте.

Эти подразделения по-прежнему незаконно задерживают и избивают про-украинских активистов в Крыму. Власти не препятствовали их злоупотреблениям и не исследовали сами нарушения. Наоборот, в июне они приняли меры по узакониванию этих отрядов, дав им более широкие полномочия. Кроме того, в июле фактический премьер-министр Крыма Сергей Аксенов внес на рассмотрение проект закона в парламент Крыма, предлагающий амнистировать всех членов отрядов самообороны в Крыму за период с февраля по апрель 2014 года, аналогичный закон находится на рассмотрении в Государственной Думе России <…>.

Human Rights Watch считает, что с точки зрения международного права Россия по крайней мере с конца февраля 2014 года был оккупационной державой в Крыму и оценивает ее действия  в контексте соответствия с международному гуманитарному праву. Россия является оккупационной державой, так как она осуществляет контроль в Крыму без согласия правительства Украины, и так как передача суверенитета не была юридически признана.

Референдум проводился местными властями, без разрешения правительства Украины или без признания со стороны международного сообщества, а потому односторонние действия России, следующие за этим референдумом не могут считаться соответствующими критериям международного права для передачи суверенитета, которая завершила бы состояние военной оккупации.

Международное право в области прав человека по-прежнему должно распространятся на Крым, в том числе все договоры, ратифицированные Россией, например, Европейская конвенция о защите прав человека и Международный пакта о гражданских и политических правах. В соответствии с международным правом при оккупации Россия обязана восстановить и обеспечить общественный порядок и безопасность с соблюдением, насколько это возможно, законов Крыма и Украины, действовавших до марта 2014 года. Россия также несет ответственность за нарушения международного гуманитарного права и прав человека, совершенные местными властями или действующими от их лица силами, а также обязана предотвращать такие нарушения и привлекать к ответственности виновных в их нарушении.

Россия ссылается на запрос местных крымских властей о том, чтобы стать частью России, позже одобренный российским парламентом, и утверждая что оккупационной властью не является, несмотря на то, что местные власти не имели полномочий на эту просьбу.

Human Rights Watch с марта 2014 года зафиксировано не менее 15 случаев, когда крымско-татарские или про-украинские активисты становились жертвами похищений или пропадали без вести в Крыму. Шесть из них были впоследствии освобождены. Двое из похищенных впоследствии были найдены мертвыми. Истинное похищений, вероятно, будет выше.

Так, например, Human Rights Watch сообщила о двух двоюродных братьях, крымских татарах, Исламе Джеппарове и Джевдете Исламове, пропавших 27 сентября после того, как свидетели видели, что их затолкали в микроавтобус двое мужчин в черной униформе. На момент написания доклада, уголовное расследование их исчезновения не привело ни к каким результатам.

В течение последней недели мая, Леонид Корж, Тимур Шаймарданов, и Сейран Зинединов, активисты про-украинской группы, исчезли с разницей в несколько дней друг от друга. Двоим из них, в соответствии с показаниями их родственников, в марте поступали угрозы от «сил самообороны». Их родственники и адвокаты заявили, что местонахождение похищенных остается неизвестным, и не никакого продвижения в расследовании обстоятельств их исчезновения не наблюдается.

«Шесть дней спустя, полиция обнаружила тело Асанов повешенным в заброшенном здании в Евпатории».

Эдем Асанов, крымский татарин, который не был политически активным, но изредка обсуждали на своей странице ВКонтакте вопросы, связанные с положением крымских татар, исчез 29 сентября в Евпатории, в курортном городке примерно в 60 км от Симферополя, на пути к работе. Шесть дней спустя, полиция обнаружила тело Асанов повешенным в заброшенном здании в Евпатории. Обстоятельства его смерти остаются неясными.

23-летний Эскендер Апселямов исчез 3 октября. Родственники рассказывали Human Rights Watch, что он вышел из своей квартиры на работу, но так и не пришел. Попытки родственников найти его не увенчались успехом. Полиция начала расследование.

В марте Human Rights Watch зафиксировала случай исчезновения крымскотатарского активиста Решата Аметова, впоследствии найденного мертвым в симферопольской области. Аметова в последний раз видели во время акции протеста в центре Симферополя 3 марта, где трое неизвестных мужчин в камуфляже увели его в неизвестном направлении. В октябре семья Аметовых и их адвокат сообщили Human Rights Watch, что расследование по факту насильственного исчезновения и убийства Аметова не представило каких-либо результатов.

Human Rights Watch ранее сообщала о нескольких случаях похищения про-украинских активистов отрядами самообороны, большинство из которых были освобождены. В некоторых случаях, полиция тоже принимала участие, но, создается впечатление, она никак не координирует и не контролирует эти отряды.

«В течение 11 дней и были неоднократно подвергнуты допросам и избиениям. В них также стреляли из травматических пистолетов. Щекун дважды подвергался пыткам электрическим током».

Так, например, в марте вооруженные отряды похитили двух известных про-украинских политических активистов, Андрея Щекуна и Анатолия Ковальского, тайно удерживали их в течение 11 дней под стражей вместе с несколькими другими заключенными, жестокому обращались с ними, и подвергая Щекуна жестоким пыткам.

После задержания активистов на вокзале в Симферополе, члены отряда самообороны привели обоих активистов в отделение милиции, где они были зарегистрированы в полицейских документах. После этого вооруженные люди из отряда самообороны снова увезли активистов в неизвестное место, где они находились в течение 11 дней и были неоднократно подвергнуты допросам и избиениям. В них также стреляли из так называемых травматических пистолетов. Щекун дважды подвергался пыткам электрическим током. Когда представители Human Rights Watch говорили с Щекуном в октябре, он сказал, что подал жалобу в полицию еще в марте, но ничего не слышал о ходе расследования с июня.

2 июня члены отряда самообороны остановили журналиста Сергея Мокрушина и его коллегу Владлена Мельникова, когда они публично исполняли песню с нецензурным упоминанием президента России Владимира Путина.

Мокрушин сообщил Human Rights Watch, что около 8 часов вечера, когда он и Мельников возвращались с вечеринки и громко пели, 10 вооруженных мужчин окружили их на улице в центре Симферополя. Мужчины представились как члены отрядов самообороны Крыма и сказали журналистам, что они задержаны. Несмотря на неоднократные просьбы журналистов вызвать полицию, мужчины обыскали Мокрушина и Мельникова, а затем заставили их прийти к штаб-квартире самообороны неподалеку, где надели на них наручники, обыскали еще раз и избили.

«После того как его и Мельникова заковали в наручники, вооруженные люди заставили их стоять лицом к стене, избили Мокрушина дубинками по туловищу и ногам, и ударили Мельникова несколько раз головой о стену».

Мокрушин сообщил Human Rights Watch, что после того как его и Мельникова заковали в наручники, вооруженные люди заставили их стоять лицом к стене, избили Мокрушина дубинками по туловищу и ногам, и ударили Мельникова несколько раз головой о стену. Примерно через час, Мельникову удалось отправить текстовое сообщение своим коллегам, которые немедленно стали требовать от властей их освобождения. Полиция прибыла вскоре после этого, допросила Мельникова и Мокрушина в присутствии вооруженных мужчин, которые напали на них, а затем выпустили их без предъявления обвинений.

Мокрушин получил ушиб грудной клетки и несколько гематом на теле. Он заявил о нападении в полицию на следующий день, а через неделю, когда он спросил о ходе его дела, полиция заявила, что будет обращаться к нему с любыми обновлениями. На момент написания, четыре с половиной месяца спустя, Мокрушин не получил никакой информации о том, возбудила ли полиция уголовное дело по факту нападения.

Human Rights Watch известно о ряде других случаев, когда полиция проигнорировала жалобы о злоупотреблениях со стороны отрядов самообороны. Например, 6 мая во второй половине дня отряд самообороны в центре Симферополя напал на Абурахмана Эгиза, 30-летнего члена меджлиса. Эгиз сообщил Human Rights Watch, что семь вооруженных людей в камуфляже подошли к нему, когда он выходил из автомобиля и потребовали, чтобы он предъявить документы.

Эгиз отказался, объяснив, что он не знает, кто эти люди и предложил им вызвать полицию. Мужчины сказали, что позвонят в полицию, но вместо этого, подозвали еще  20 мужчин в камуфляже. Они окружили Эгиза, надели на него наручники, и начали избивать руками и ногами. Эгиз повторил громко несколько раз, что он готов показать свой паспорт, но они продолжали бить его. Примерно через три минуты, они остановились, проверили паспорт и отпустил его.

Эгиз сообщил Human Rights Watch, что он сообщил о нападении в местное отделение полиции на следующий день. Дежурный полицейский спросил его: «Почему вы не позвонили в полицию?». 8 мая полиция заявила, что не будет заводить уголовное дело по факту жалобы Эгиза и выдала ему заявление, которое Эгиз затем продемонстрировал Human Rights Watch, где говорится, что полиция отказывает в возбуждении уголовного дела из-за «отсутствия состава преступления».

«Отряды самообороны также забрали оборудование журналистов, в том числе три iPad, два айфона, ноутбук и деньги в сумме 500 гривен»

Отряды самообороны также задерживали и в некоторых случаях избивали журналистов, которые исполняли свои служебные обязанности. Например, 18 мая отряды самообороны задержали крымского татарина — журналиста Осман Пашаев, а также его оператора, и семь других людей, большинство из которых были работниками средств массовой информации, снимающими массовое мероприятие в Симферополе.

Пашаев сообщил СМИ, что отряды самообороны заставили его и его коллег стоять лицом к стене в течение нескольких часов, а также допрашивали и избивали их, прежде чем отпустить. Отряды самообороны также забрали оборудование журналистов, в том числе три iPad, два айфона, ноутбук и деньги в сумме 500 гривен (примерно $100). Оборудование и деньги не были им возвращены. После освобождения Пашаев покинул Крым.

Отряды самообороны публично называли ATR, главный крымскотатарский канал, «вражеским» и с марта несколько журналистов этого телеканала подвергались нападениям и избиениям. 

The Insider