» » » Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах


Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах

5 363
КИЕВ. 30-09-2013, 09:02. Вести-UA || Новости Украины | Новини України

Украинская журналистика – явление довольно-таки специфическое. И ее специфичность заключается в том, что она почти всегда конъюнктурна и ангажирована. Кроме того, отечественные журналисты повально больны болезненным самомнением об «особой миссионерской деятельности» своей профессии. Скажем, если милиция где-то в Николаеве или Луганске избивает молодого парня (не важно за что – просто избивает), то это «типичный беспредел». Но если такие же действия будут применены к человеку с журналистским удостоверением – это уже ЧП национального масштаба.

Еще одним современным трендом отечественной журналистки является неизменная борьба за пресловутую «свободу слова». При этом сама свобода слова отечественными масс-медиа воспринимается достаточно однобоко. По сути, она сводится к желанию писать/вещать все что угодно, не неся никакой ответственности за достоверность информации.

Универсальный принцип такой журналистики приблизительно такой: «Мы вам тут рассказали, а вы уж сами решайте, правда это или нет». Ответственности за распространение заведомо ложной информации в украинских СМИ практически не существует. Репутационные потери оклеветанной стороны могут измеряться от миллионов в различной валюте до прекращения публичной деятельности в общественно-политической сфере. Журналист же за откровенно сфабрикованную информацию максимум может быть оштрафован (и то, не персонально он, а редакция) на копеечные суммы – максимум несколько тысяч гривен.

Но что интересно, вакханалия слова в украинских реалиях порождает такую же вакханалию властного произвола. Практически любое, даже самое скандальное и резонансное сообщение в украинских СМИ, остается игнорируемыми властными структурами. Арсений Яценюк причастен к рейдерскому захвату на черновицком рынке «Калинка»? Да вы что!? Наталья Королевская никогда не училась в Восточноукраинском национальном университете? Да не может быть!

Приблизительно так реагирует власть на любые журналистские расследования. А все потому, что цена «свободы слова» в Украине сведена к цене бумаги на которой оно – свободное слово – печатается. На Западе любое подобное сообщение становится предметом подробных разбирательств правоохранительных органов. В Германии министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг, которого политологи рассматривали как преемника Ангелы Меркель на посту канцлера, вынужден был уйти в отставку только за то, что в его когда-то давным-давно написанной диссертации журналисты нашли плагиат.

Еще более курьезный случай (курьезный по украинским меркам, конечно) произошел с немецким президентом Кристианом Вульфом, который вынужден был уйти со своего поста после того, как журналисты провели расследование и выяснили, что за немецкого чиновника несколько раз оплачивал гостиничные счета его друг-кинопродюсер. Для немцев этого оказалось вполне достаточно, чтобы расценить это как проявление коррупции.

Однако примеры этих достаточно ярких журналистских расследований носят и обратную сторону. В случае если выяснится, что журналист и издание ФАЛЬСИФИЦИРОВАЛИ информацию – их ждет очень серьезное наказание, в том числе и уголовное. Классические пример – недавнее закрытие популярной в Англии газеты News of the World, принадлежавшей американскому миллиардеру Руперту Мердоку. Газету с более чем 100-й историей закрыли, когда выяснилось, что журналисты издания незаконно прослушивали телефонные переговоры знаменитостей, а также подкупали госслужащих, с целью получения инсайдерской информации.

Все эти примеры свидетельствуют о том, что свобода слова на Западе – явление не эфемерное, а вполне законно-предметное. Возможность свободно передавать информацию неразрывно связана с прямой ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ за ее достоверность. Фальсификация и ложь ТАМ очень жестко караются.

Информационное болото

А что же у нас? А в Украине в медиа-сфере царит не просто бардак, а настоящая циничная вакхналия. Ежегодно украинские вузы выдают около 10 тысячам выпускникам дипломы с меткой «журналист». Это значит, что только за последнее десятилетие в стране накопилось порядка 100 тысяч «журналистов». Чем занимается вся эта армия – не совсем понятно. По сути, любой человек, не ленящийся составлять три и более слов подряд, а также умеющий включать/выключать камеру, может считать себя «журналистом».

Однако непрофессионализм – это только одна, при этом, даже не самая негативная сторона отечественной журналистики. Беда №1 отечественных СМИ – здесь МОЖНО ЛГАТЬ, если этого требует редакционная политика, конъюнктурные соображения или субъективные предпочтения отдельно взятого журналиста.

Чтобы не вдаваться в демагогию, приведем несколько резонансных примеров того, как работают отечественные СМИ.

Пример 1. Подтасовка фактов

В августе в Турции начались антиправительственные выступления. Одни хотели отставки премьер-министра Реджепа Эрдогана, другие (в первую очередь, сам Эрдоган), хотел, чтобы протестующие разошлись… А вот ряд украинских СМИ, пользующихся эпитетом «оппозиционных», события в Турции стали «вдруг» освещать не просто однобоко, но с откровенным перевиранием фактом. На «Украинской правде» выходит репортаж «Туреччину охопили масові антиурядові протести», поданный в достаточно истерично-нагнетающем стиле. Однако если изучать сами фотографии, то обнаруживается настоящий подлог. Фотографии с наибольшим количеством людей никакого отношения к протестным акциям не имеют. Например, фотография моста через пролив Босфор, заполненная десятками тысяч «протестующих» была снята еще в 2012 году.

Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах
Найти эту фотографию можно на турецком ЖЖ-журнале и приурочено это событие к ежегодному марафону «Евразия».

Еще одно фото, размещенное на «Украинской правде» с тысячами молодых людей марширующих по улице.

Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах
Если присмотреться, то большинство «протестующих» почему-то одето в одинакового цвета футболки. Через гугл это же фото можно найти на турецком футбольном сайте, и снято оно тоже было в 2012 году. На нем изображены болельщики второй футбольной лиги ФК «Каршияка», устроивших массовое шествие накануне матча.

Таким образом, «Украинская правда» не просто «нагоняет волну», создавая негативный образ Эрдогану и романтично-революционный демонстрантам, а самым корявым образом подтасовывает факты, выдавая желаемое за действительное.

Пример 2. Тонкая джинса

Достаточно известная Соня Кошкина, она же Ксения Василенко последние полтора года создает себе активно бэкграунд «оппозиционной журналистки». Для убедительности такого образа периодически создаются перфомансы с разыгрыванием «преследования режимом Сони», пишутся внешне колкие, но по содержанию совершенно безобидные пассажи/разоблачения в сторону Януковича.

Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах
Приведем небольшую выдержку одного из последних таких «разоблачений» Сони. 13 сентября «Левый берег» публикует статью «Самоопределение – 2015. Оппозиция», в которой Кошкина в показательно нейтральном стиле разрисовывает шансы кандидатов на президентский пост. А дальше приводим одну единственную выдержку (выделения жирным наши):

«Согласно штабной социологии (истинная от нее, впрочем, не сильно отличается. Погрешность - 2-6%, - С.К.), стартовый – еще до входа в кампанию – президентский рейтинг Виктора Януковича более чем солиден - 21%.

Второе место – Виталия Кличко с 16%. Третье – 12% Юлии Тимошенко. Четвертое – 9% Арсения Яценюка….


По прикидкам регионалов, при условии изоляции Тимошенко, во второй тур с Виктором Януковичем могут выйти Виталий Кличко или Арсений Яценюк… В первом туре каждый из них должен набрать не более 13-15 процентов. Виктор Федорович – не менее 30. Тогда за финальный исход гонки можно не беспокоиться. В том числе потому, что при таком разрыве одному из лидеров оппозиции психологически крайне сложно будет призвать избирателей поддержать другого.

Но если во второй тур попадет Тимошенко. Или даже если она просто станет продвигать-лоббировать Яценюка… Следовательно, риски возрастают.»


Из этого небольшого отрывка, который и является «тем основным», ради чего писалась вся статья, следует, что а) рейтинг Януковича самый большой из всех претендентов на президентский пост и б) опасаться во втором туре действующему президенту следует исключительно Яценюка.

Однако еще в августе социологические исследования (в частности, Research and Branding Group) провели замеры, согласно которым текущий рейтинг Януковича составляет 14%, а у Кличко – 16%. Яценюк отстает от Януковича в 2 раза, набирая 7%. И, тем не менее, Кошкина уверенно приводит совершенно другие цифры, размашисто продолжая рассуждать, что в первом туре «Виктор Федорович должен набрать не менее 30%». А дальше следует и вовсе тезис, что Януковичу следует опасаться ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО связки Тимошенко-Яценюк. С учетом того, что первая находится в тюрьме и даже в случае освобождения не сможет принять участия в выборах, а второй имеет крайне низкий президентский рейтинг, рассуждения Кошкиной можно назвать странными.

Однако это не «странные рассуждения». Это классическая джинса. Кошкина под видом «независимой» и даже «симпатизирующей оппозиции» журналистки, отрабатывает заказ Банковой. В данном случае вышло не много топорно, но уж как получается.

Пример 3. Поиск конъюнктурной сенсации

Тележурналист Константин Стогний комментирует репортаж из Запорожской области под названием «Нотариус помогла отобрать жилье у сирот». Сразу же после репортажа против «мерзавки-нотариуса» завели уголовное дело, а в интернете появились возмущенные комментарии, вроде: «За подобные махинации должны нести уголовную и финансовую ответственность как тетя ,так и нотариус,причем за счет последнего детям должны возместить ущерб. Почему то главные мошенники в лице нотариусов всегда остаются в стороне . Одного наказать хорошо-другим неповадно будет».

Казалось бы, уж тут точно нельзя заподозрить авторитетного журналиста Стогния в подтасовке фактов, и тем более, в джинсе. Обычная полукриминальная социалка, где есть хорошо продаваемый тег – «обидели сирот»… Однако если копнуть в эту историю чуть глубже, то выяснится, что непроверенный репортаж Стогния по сути разрушил жизнь ни в чем неповинного человека. Как раз того самого нотариуса, которого обвинили во всех грехах человечества.

А на самом деле, не в даваясь в ненужные подробности было приблизительно следующее:

1. сделка состоялась 11 лет назад, т.е., истек срок давности за правонарушение;

2. однако и самого правонарушения тоже не было – нотариус переоформил документы по просьбе… тогда еще живой матери детей, чтобы та со своей сестрой могла продать квартиру;

3. сама квартира находится в глухом селе Вольнянского района, и ее рыночная стоимость сейчас не превышает 3 тысяч долларов США (в 2002-ом речь шла о 800 у.е.), что в принципе нивелирует тезис о наживе нотариуса.

Но вот чего Стогний до сих пор не знает, так это настоящей причины появления самой темы в его передаче. Горемычного нотариуса попытались съесть конкуренты в райцентре, продвинув на его место другого человека. В результате съемочная группа республиканского канала, которой подбросили «душевный сюжет» во главе с Константином Стогнием, непроизвольно поучаствовала в чужих местных разборках.

Дебри провинции

Еще более разительные примеры разлагающейся журналистики происходят в регионах Украины. Если на уровне крупных городов журналисты еще как-то пытаются сохранить лицо «неангажированности», то на местах ситуация на порядок печальнее. Подавляющее большинство региональных журналистов работают под прямую указку инвестора, выполняя фактически все их пожелания.

В качестве «образцового пособия» возьмем относительно известную на региональном уровне в Луганской области журналистку Яну Осадчую.

Профессиональную сторону работы анализировать в данном случае не будем. Отметим только, что Осадчая умудрилась за годы жизни в Луганске сменить чуть ли не половину местных СМИ. В одном из них – журнале «Неделя», Яна и вовсе умудрилась проработать ровно 7 дней, а после увольнения… потребовала компенсацию. Прямая речь Осадчей:

«Я – профессиональный журналист, работаю с 1998 года и, занимала должности главного редактора областных общественно-политических изданий «Время Луганска», «Резонанс», «Молодогвардеец». Я должна получить заработанное, а к этому – компенсацию за внезапное увольнение, за статьи в газете холдинга и гонорары внештатному сотруднику, которому я заплатила деньги из собственного кармана».

Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах
Точно также журналистка неразборчива в «политической ориентации», систематически переходя в тесную дружбу, то с коммунистом Спиридоном Килинкаровым, то с более влиятельным регионалом Александром Ефремовым. Впрочем, желание продаться хоть кому-то, в провинции можно, по крайней мере, объяснить определенным потребительско-меркантильным настроем. Постоянной, а тем более, хорошо оплачиваемой работы в регионах найти достаточно сложно. Не то, чтобы это как-то оправдывает уровень журналистского профессионализма, но жажда заработать «любым способом» в украинских реалиях хотя бы объяснима.

Однако есть еще ведь и подводные камни морального толка. Дальше просто приводим выдержку из диалога с одной из бывших работодателей Оксаной П., которая некоторое время проработала с Яной Осадчей:

- Вам довелось проработать с журналисткой непродолжительное время. Почему вы с ней расстались?

- Я не буду касаться профессиональной стороны ее работы. Там очень много вопросов, иначе она бы не меняла работу по всей области каждые полгода. Но у Яны очень много других существенных проблем, которые разлагают любой коллектив, в котором она появляется.

- Что вы имеете в виду?

- Осадчая злоупотребляет алкоголем. Очень сильно злоупотребляет. К тому же я знаю, что она принимает наркотические препараты.

- Это как-то мешает выполнению ее профессиональных обязанностей?

- А как вы думаете? Если человек систематически приходит на работу «под катом», и неадекватно реагирует на все замечания руководства – это как-то мешает ее профессиональным обязанностям? Человек очень неприятный в общении. Очень…

А вот фотографии этой же Яны, распивающей спиртные напитки и курящей прямо на детской площадке. В присутствии детей. Если бы это было «просто быдло», которого в Украине, к сожалению, хватает – вопрос одного характера. А так, мы составляем обобщенный портрет провинциального журналиста, достаточно широко известного на региональном уровне, который к тому же причисляет себя к местной «творческой элите». И картина получается именно такой – тяжелой и безрадостной.

Умение врать. Лицо украинской журналистики в портретах
И чтобы закончить «портрет Осадчей» (как-то ее для обобщенного разбора украинской журналистики стало много), отметим еще один нелицеприятный факт.

Как можно цинично в прессе выгораживать «общественника» Гребенюка, который систематически наносил чудовищные побои своей жене? Предоставляем реплику бывшей жене Гребенюка:

«Она спала с моим мужем – да ради Бога! Но этот урод меня избивал почти каждый день. А Осадчая писала в это же время грязные пасквили на местных сайтах и в газетах, выгораживая его действия. Это совершенно убийственно характеризует луганских журналистов…»

Послесловие

Картина в отечественной журналистике, мягко говоря, безрадостная. Профессионалов крайне мало. А вот мнительных графоманов с огромными комплексами – целый легион. В качестве послесловия обратимся за комментарием к человеку, который в отечественной журналистике повидал всякое – Вячеславу Пиховшеку:

«Все это говно, которое мы переживаем в журналистике, — оно все наше. Это мучительный путь, мучительный способ осознания себя. И вектор развития журналистики в этом плане совпал с тем становлением, которое сегодня имеет место в Украине. Мы в этом становлении очень много потеряли. Самое главное, что мы утратили, — это интеллектуальный потенциал. Сейчас в журналистике доминируют случайные люди. И эти случайные люди единственное, что освоили очень хорошо – это гадить. Ничего другого они больше не умеют».

Украинская журналистика не несет ответственности за свои заведомо ложные и компрометирующие материалы, не потому, что власть бездействует, а как раз наоборот. Украинская власть ПОКРЫВАЕТ отдельно взятых журналистов, создавая поле полной информационной безнаказанности. Такие журналисты, как Соня Кошкина в Киеве или Яна Осадчая в Луганске могут манипулировать общественным мнением или писать заведомо ложную информацию только потому, что у них есть «крыша» во властных структурах.

Таким образом, именно власть делает все возможное, чтобы любые журналистские расследования спускались в обществе на тормозах. Это выгодно а) правящему режиму, который не боится практически никакой обличительной информации, потому что в потоке лжи идентифицировать правду будет всегда сложнее. И б) проплаченным журналистам, для которых их деятельность используется точно также, как и «самая древняя профессия».

Виктор Лесков, «Вести UA»