» » Петр Симоненко: «Не должны украинцы убивать украинцев»


Петр Симоненко: «Не должны украинцы убивать украинцев»

1 584
КИЕВ. 17-07-2014, 11:43. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Интервью с лидером Компартии Украины, находящейся под угрозой запрета

 

Угроза запрета украинской Коммунистической партии становится все более реальной. Глава СБУ Валентин Наливайченко уже передал необходимые материалы в минюст страны. Коммунистов обвиняют в поддержке сепаратистов на юго-востоке Украины. В интервью «Газете.Ru» бессменный лидер украинских коммунистов Петр Симоненко заявил, что именно коммунисты борются за территориальную целостность страны, и рассказал, что они будут делать в случае запрета.

 

— Петр Николаевич, если дело дойдет до реального запрета Компартии, что вы будете делать: уйдете в подполье, эмигрируете, совершите какой-то ребрендинг?

 

— Я прежде всего хочу, чтобы сегодня те, кто интересуется этой проблемой, понимали, почему это происходит.

 

— Согласен, это очень важно. Расскажите, пожалуйста.

 

— Первое. В Украине после переворота в феврале этого года установлен национал-фашистский режим. Этот режим характеризуется проявлениями крайне правого националистического характера, антикоммунистической пропагандой. Сегодня идет жесточайшая борьба с инакомыслием. В средствах массовой информации установлена цензура. И, безусловно, применяются меры не только морального, но и физического террора против тех, кто не разделяет точку зрения официальной власти. Это очень опасная тенденция.

 

И мы, коммунисты, излагая свою позицию по вопросам войны в Украине, даем четкие оценки, почему эта война имеет место, кому она выгодна, кто ее финансирует, в чьих интересах она осуществляется. И наша позиция, с требованиями немедленно прекратить войну, — сесть за стол переговоров, сформулировать четкие позиции, которые надо решить, для того чтобы удовлетворить тех, кто сегодня выражает различными формами свой протест против киевской власти. Мы требуем, чтобы именно такая модель сегодня была применена, исключив дальнейшее кровопролитие, смерть людей и угрозу территориальной целостности Украины.

 

Поэтому представители нынешнего режима и ведут борьбу с инакомыслием, в том числе через информационное мракобесие, обвиняя Компартию в том, что совершает сам режим. И пытаются исключить участие Компартии в активной политической деятельности. Это причина.

 

Что мы делаем? Мы эту позицию широко представляем здесь, в Украине, используя любую трибуну. Мы встречаемся с представителями европейской политической элиты. И я неоднократно встречался со своими коллегами по левому движению в Европе. Я встречался в Чехии, Германии, Франции, Португалии, Испании. В ближайшее время мы будем вести переговоры на Кипре. Еще раз хочу подчеркнуть: наши товарищи, и в том числе избранные в новый состав европейского парламента, сегодня имеют реальное представление, объективную оценку того, что происходит в Украине. И мы условились с нашими товарищами, что вместе окажем давление на украинский режим, чтобы он остановил эту гражданскую войну в Украине.

 

Второе. Мы условились, что наши коллеги поддержат нас и предоставят возможность известным, европейского уровня адвокатам защищать право граждан Украины на политическую деятельность в составе Компартии, если суды состоятся.

 

И последнее. Нынешний режим устами службы безопасности, показывает, что это чистый политический «заказ», это политическая расправа над Компартией. И, безусловно, мы все сделаем, чтобы этого не произошло.

 

— Но что вы будете делать в тяжелом, но все-таки представимом случае, если дело дойдет до реального запрета?

 

— Я хочу подчеркнуть, что у нас есть уже опыт борьбы именно в таких условиях. В 1991 году прошлого столетия Компартию Украины запрещали. Мы десять лет боролись, и Конституционный суд Украины в 2001 году признал запрет антиконституционным. Это одна форма борьбы. Второе. Безусловно, мы будем использовать легальные и нелегальные формы борьбы за то, чтобы наши идеи были известны гражданам, и, естественно, объединять граждан против вот этого мракобесия и национал-фашистского режима. Поэтому формы, еще раз хочу подчеркнуть, могут быть различные. Я не могу сейчас утверждать, будем мы покидать страну или нет, это уже совершенно другой вопрос. Я хочу еще раз подчеркнуть: мы все будем делать здесь, в Украине, чтобы бороться за будущее страны вместе со своим народом.

 

— Но, если честно, Петр Николаевич, не возникало в эти месяцы мыслей об эмиграции? В Россию, а может, и в Европу, к вашим товарищам, о которых вы говорили?

 

— Ну поймите нас правильно, при всем при том, что да, действительно, мы сегодня работаем в жесточайших условиях, но мы-то, коммунисты, понимаем, что эмиграция — это значит сегодня оставить наших граждан без понимания и тех политиков, кто могут не только помочь разобраться, но и организовать людей. Это не красивые слова, поверьте. Мы за эти годы в Украине, как ни в какой другой нашей бывшей союзной республике, сталкивались вот с этими проявлениями интегрального национализма, объединяющего и фашизм итальянский, и нацизм германский, когда у них на их лозунгах начертано уже в XXI веке, что наша власть будет жестокой. Сами понимаете, что мы уже не один километр тяжелейших испытаний прошли. Поэтому мы отдаем себе отчет, с кем мы имеем дело сегодня в Украине.

 

— Тем не менее вы не можете не видеть, что поддержка коммунистов на Украине сегодня невелика и, более того, она, в общем-то, падает. На президентских выборах вы получили чуть более полутора процентов голосов…

 

— Да, это имеет место. И учтите, что мы анализируем эти общественные процессы. Я не говорю сейчас о выборах, потому что мы, Компартия, за десять дней до выборов сняли кандидатуру официальным решением. А вот в отношении того, что реально происходит с общественными настроениями, да, я могу сказать, что именно этот режим максимально использует всю геббельсовскую технологию пропаганды для того, чтобы народ жил в страхе, в ужасе, жил в условиях, когда ему предлагают считать, что главный враг за пределами. И вы знаете, что сейчас антироссийскую тематику очень жестко подымают и из России делают врага здесь, в Украине.

 

Чтобы было тоже для вас понятно, сегодня активно ведется кампания по дискредитации Компартии телевизионными и другими каналами, говорят, что это я лично финансировал вот эти костры инквизиции в Одессе и это я все сделал для того, чтобы сжечь граждан Украины в одесском Доме профсоюзов. Поэтому я еще раз хочу подчеркнуть: вот в этом состоянии, когда люди в состоянии страха живут, когда им навязали ложные цели для понимания того, кто ихний враг, когда представители крупного капитала формируют на свои деньги собственные армии, когда эти зондеркоманды, по сути дела, в населенных пунктах проявляют эти акции устрашения, запугивания, когда мирное население убивается. То есть я еще раз хочу подчеркнуть, что ситуация действительно очень и очень сложная. И мы, коммунисты, понимаем, что, кроме нас, сегодня никто эту правду не скажет гражданам Украины.

 

— Если говорить о вашем отношении к войне на юго-востоке. Ведь действительно довольно легко представить дело так, будто вы выступаете против украинских солдат, которые сегодня гибнут за единство страны. Тем более что со стороны противника люди тоже не самые однозначные. Взять того же Пономарева из Славянска…

 

— Первое. Для того чтобы понять, почему Компартия занимает сегодня позицию против войны, мы должны с вами отметить, что Компартия во главу угла поставила сохранение территориальной целостности нашей страны. И я вам проиллюстрирую, что я предлагал, еще когда события в Крыму только начали развиваться. После завершения переворота в Киеве 22 февраля там начали подыматься массы людей против той политики, которую навязывал Киев. А это демократия в маске, с бейсбольной битой, автоматом, это штурмовые бригады по запугиванию людей. И, естественно, люди выступать начали против этого с требованиями отстоять важные для них вопросы языка, истории, отношения к войне, культуры, ценностей.

 

Я сразу же предложил 22 февраля немедленно вылететь в Крым, для того чтобы услышать наших коллег, а в Крыму есть же свой парламент, выслушать их и сформулировать предложения для немедленного принятия решения в Киеве. Тогда они ставили вопрос о той автономизации, которая у них была в 1992 году. И третье, я предложил немедленно путем переговоров все эти требования удовлетворить.

 

Почему мы, коммунисты, это предлагали? Мы видели, что если это не будет сделано, то будет кровопролитие и потеря территории Украины. Мы предложили это для того, чтобы сохранить территориальную целостность страны.

 

Далее по Донбассу. Ведь мы забываем, что война — это продолжение политики. И если мы говорим о войне, то надо разобраться в первопричинах. Почему радикализация произошла на востоке? На востоке Украины, в Донецкой, в Луганской областях требовали изначально три вопроса решить. Первое — статус русского языка как государственного. Второе — возможность проведения местных референдумов. И третье — децентрализация власти. То есть усиление полномочий для местных территориальных громад. Разве промедление стоило того, чтобы дождаться, довести до экстремальных ситуаций и убивать граждан Украины на востоке?

 

На востоке живет 7 млн граждан Украины, а это 30% валового внутреннего продукта. Эти вопросы они не сегодня подняли, на востоке. Они об этом говорят с 1991 года, я там работал, я знаю эту проблематику. Поэтому мы, коммунисты, требовали: давайте же решим вопрос выборным путем. И, кстати, еще раз обратите внимание, почему мы выступаем против.

 

И я хочу вам привести из своего личного опыта, как Европа способствовала тому, чтобы в Украине была война. Когда их представители приезжали в Украину осенью прошлого года, в сентябре, и требовали подписания акта об ассоциации Украины с Европой, так я тогда предупредил публично, в присутствии других политиков, что, если не будет проведен референдум по этому вопросу, в Украине прольется кровь. И я его предупреждал, что мы, коммунисты, инициируем проведение референдума. А запрещали они нам вместе: и так называемая оппозиция, которая сегодня при власти, и Партия регионов. Вместе они не дали народу Украины воспользоваться принципиальной формой, демократической нормой мирного решения многих проблем — референдумом.

 

А потом, естественно, Западу было выгодно, чтобы Украина выполняла задачу сырьевого ресурса, территории для сбыта своей продукции и поставок дешевой рабочей силы.

 

Поэтому мы вполне обоснованно заявляем, что не должны сегодня украинцы убивать украинцев. И надо остановить это кровопролитие и мирными политическими методами решать эти проблемы. А теперь, обратите внимание, что происходит. Ясно, что война не скоро остановится. А куда люди вернутся? Уничтожены целые населенные пункты, уничтожены больницы, школы, где дети будут учиться? Детские садики, инфраструктура. Сегодня воды уже неделями нет и электроэнергии… Кто за это будет отвечать?

 

— Ну хорошо, а с кем вести переговоры? Кто кого там представляет?

 

— Есть противоборствующие стороны, есть поддержка этих противоборствующих сторон мирным населением. И в данной ситуации всех должны выслушать, определить механизмы решения вопросов и принять решения соответствующие. И об этом сказал генеральный секретарь ОБСЕ.

 

— Считаете ли вы, что Петр Порошенко — легитимный президент Украины?

 

— Частично легитимный, его избрала только часть Украины. И мы не случайно требовали перед выборами: первое, надо обязательно обеспечить мир, чтобы вся территория Украины имела возможность принять участие в выборах. Во-вторых, надо выполнить все те условия, которые Украина брала перед Европой, и Европа, кстати говоря, об этом заявляла, что это как условия проведения выборов — это изменения в Конституции, это разоружение всех бандформирований, это расследование всех убийств. Потому что до сегодняшнего дня ни одно ж убийство не расследовано!

 

С Майдана столько времени прошло! Или по Одессе — это позор на весь мир, одесская Хатынь, 2 мая. Расстрел мирного митинга по случаю Дня Победы 9 Мая в Мариуполе. Захват избирательной комиссии территориальной в Красноармейске, когда ворвались эти же представители так называемой власти с оружием и убили людей. Вот это мы должны сегодня понимать, что каждый из политиков, который идет во власть, он должен отдавать себе отчет, в каких условиях он избирается и насколько это будет давать ему право пользоваться всеми законными методами отстаивания прав и свобод граждан Украины.

 

А получается, что восток и запад в итоге воюют, а Порошенко стоит на стороне только западных интересов Украины. Это что, будет способствовать тому, что у нас будет мир и спокойствие в Украине? Нет.

 

— Янукович больше не имеет права на вмешательство в украинскую политику? Все, закончился как политик?

 

— Я даже не хочу эту тему обсуждать. Тем более, когда показывают его там интервью и прочее. У него были все полномочия и возможности здесь заниматься этим. А он же занимался тем, что, по сути дела, создал страшные коррупционные схемы, личным обогащением, ограблением народа Украины. А сегодня демагогия сплошная – все эти интервью, которые он раздает налево и направо.

 

— И последний вопрос. По вашему мнению, Крым российский или все-таки украинский?

 

— Я еще раз хочу подчеркнуть: наша позиция четко заключается в том, чтобы Украина имела территориальную целостность. И есть реалии, в которых сегодня мы оказались. И Крым Украина потеряла по вине Киева, который не хотел слышать и слушать своих граждан, проживающих в Крыму. Вот говорит Порошенко на инаугурации: Крым был, есть и будет украинским. Ну, то, что он был украинским, понятно. Но он не ответил на вопрос, а как он собирается вернуть Крым. Что, войну будем объявлять, что ли?

 

— А у вас есть ответ?

 

— Я считаю, что в данной ситуации надо еще раз вернуться к очень серьезному переговорному процессу с Российской Федерацией, для того чтобы разрешать это все в комплексе. Потому что сейчас пытаются смотреть только на Крым, а ведь есть масса других проблем, которые сегодня возникают. И эти проблемы могут быть очень и очень плачевными для Украины. Я что имею в виду?

 

Явно, что Украина сегодня находится под протекторатом Европы и Америки. Ясно, что у нас политическая система и сама власть явно марионеточные. Ясно, что Украину тянут в НАТО и прочие структуры. Я еще раз хочу подчеркнуть: надо вести очень серьезно переговорный процесс с Россией и в комплексе все эти вопросы закрыть.

Дмитрий Карцев, Газета.ru