» » Замглавы Меджлиса Нариман Джелялов: В Крыму все надеются на мифический кабель, прокладываемый по дну моря


Замглавы Меджлиса Нариман Джелялов: В Крыму все надеются на мифический кабель, прокладываемый по дну моря

1 422
КИЕВ. 25-11-2015, 09:57. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Вялотекущая товарная блокада аннексированного полуострова крымскими татарами и им сочувствующими перешла на прошедших выходных к новому этапу – энергетическому. Организаторы блокады заявляют, что не имеют отношения к подрыву линий электропередач, которые погрузили Крым во мрак и вызвали истерику тамошних кремлевских марионеток. Тем не менее, лидеры Меджлиса Рефат Чубаров, Мустафа Джемилев, Ленур Ислямов и другие «блокировщики» всячески мешают восстановлению энергоснабжения, требуя прекратить политические репрессии на полуострове, освободить политзаключенных, а также допустить на постоянной основе международную миссию ООН за мониторингом прав человека. Пока эти требования оккупанты выполнять не собираются, Кремль молчит, поэтому пока ситуация зависла – крымчане по совету своего «главы» Сергея Аксенова готовятся к худшему, ожидая постройки давно обещанного энергомоста из России. Прошла информация о том, что Москва в свою очередь в качестве «ответки» прекратила отгрузку необходимого украинским ТЭС антрацитового угля.


Заместитель главы Меджлиса Нариман Джелялов, в отличие от других лидеров организации находится в Крыму. Он рассказал «Главкому», как восприняли отключение электричества местные жители, в частности, крымские татары, почему «руководство Крыма» оказалось не готовым к блэкауту, в какую «вилку» попала украинская власть и почему одни и те же процессы видятся с полуострова и материка совсем по-разному.

Как крымские татары, оставшиеся на полуострове, реагируют на заявления и действия руководителей Меджлиса на границе с Крымом?

По-разному реагируют. Крымские татары – это все-таки не какое-то обобщенное понятие: есть те, кто поддержали отделение Крыма, а есть те, кто борется с этим явлением. Основная масса по-прежнему продолжает жить, заниматься своими делами – естественно, у них есть какое-то свое мнение, но всегда было важно, как реагируют не все 100 %, а активная часть общества. А она в большинстве своем приветствует любые действия, направленные на прекращение преследований, стабилизацию ситуации, а некоторые говорят открыто, что и на возвращение Крыма в состав Украины. У каждого свои цели. Хотя есть и активная часть тех, кто выполняет определенные задачи и рассказывает, что происходящее на границе Украины – это теракт, против которого все крымские татары. Отключение света – большая проблема для Крыма и, конечно, это нехорошо для его жителей.

Чубаров с Джемилевым уверяют, что проукраинские жители Крыма готовы терпеть ради высоких целей.

Действительно нельзя говорить, что большинство людей думает только о своем животе. Особенно крымские татары, которые воспитаны таким образом, чтобы желать большего, чем просто быть сытым, одетым и в тепле. Борьба за восстановление их прав началась очень давно и продолжается в Крыму по сей день.

Люди готовы терпеть, но не надо забывать, что в Крыму также есть люди, которые готовые терпеть и при этом желают поражения и гражданской блокаде, и Украине в целом. Естественно, таких среди крымских татар очень мало, это крымчане других национальностей, особенно жители Севастополя, который оказался сегодня в ситуации худшей, чем другие регионы Крыма. Мне звонил журналист из Севастополя и рассказывал, что местные жители высказывают претензии не в адрес украинской власти, а именно в адрес крымских татар. Хотя в блокаде участвуют люди разных национальностей и политических взглядов, она ассоциируется именно с ними.

Как преимущественно подается эта блокада местными СМИ?

Местные ресурсы как раз стараются максимально дифференцировать: мол, есть радикалы на материковой Украине (Джемилев, Чубаров, Ислямов и «обманутые ими»), а есть хорошие крымские татары, которые здесь ориентируются на ряд провластных организаций. Но большинство местных жителей обмануть этим не удается, потому что есть ряд неразрешенных проблем, которые дают о себе знать на бытовом уровне – это и расцарапанные неприличными фразами машины, и вандализм в отношении мечетей. Такие ксенофобские проявления происходят в Крыму регулярно, и никакие (к тому же, не очень искренние) заверения местной власти не меняют этой ситуации.

А сами местные жители не срывают злость на крымских татарах из-за блэкаута?

Пока что конкретных фактов мы не встречали, по крайней мере, мне никто не сообщал. Но, честно говоря, где-то ожидаю, что такое может произойти, потому что два дня без света – это пока не так страшно. Кроме того, очевидно, что блокада происходит на территории материковой Украины и с теми, кто в Крыму, напрямую никак не связана, хотя тут и есть ее горячие сторонники. Но понятно, что большая часть жителей Крыма против блокады, потому что, как всегда, хотела бы с комфортом жить при любых обстоятельствах.

Кого конкретно винят простые люди в Крыму за происходящее? И в каком ключе поднимают эту тему всероссийские СМИ?

В российских СМИ тема отключения света в Крыму совершенно не на первом и не на втором плане. Там продолжают показывать Сирию, Асада и как там все прекрасно. Видимо, власти не готовы дать четкий ответ, наоборот МЧС России заявило, что ситуация с проблемами с электроэнергией может затянуться. Фактически людям говорят – готовьтесь жить при свечах, что вызывает серьезный ажиотаж при раскупке различных товаров. Пока что винят в происходящем, в первую очередь, участников блокады и лишь потом – украинскую власть, и то только за то, что она не находит управы на распоясавшихся.

Крымчане ждут, как решит проблему высшее российское руководство? Министр энергетики России Новак уже заявил, что Украина обещала в кратчайшие сроки все исправить.

Все думают, что на уровне Москвы договорятся, – сократят поставки антрацита в Украину и все наладится. Все надеются на мифический кабель, который прокладывают китайцы по дну моря. В принципе, когда прекратились поставки товаров с Украины, успокаивали строительством Керченского моста, когда начались проблемы со светом, успокаивают энергомостом, что больше похоже на миф, а не на реальность. В ближайшие дни ситуацию этим точно не исправить.

Почему нынешние крымские власти оказались не готовы к этой ситуации? Ведь ее вполне можно было спрогнозировать. Дизельные генераторы готовились, но этого оказалось недостаточно.

Дизельные генераторы есть, даже возле детского сада, в который ходит мой ребенок, стоят такие устройства, которые были завезены в Крым еще после сочинской Олимпиады. Но их еще нужно соединить друг с другом, для них нужно топливо. Честно говоря, я сам не понимаю, почему крымские «власти» оказались абсолютно не готовы, хотя активисты гражданской блокады многократно предупреждали: что-то подобное произойдет, были определенные сигналы. Не знаю, на что надеялись «власти», почему сразу не был готов некий сценарий действий. Некоторые населенные пункты уже сутками остаются отключенными – им включают электричество где на полчаса, где на пару часов. Очень большие проблемы с транспортным сообщением, хранением продуктов – многие крупные магазины, заправки не работают. В Симферополе большая проблема со светофорами и регулировщики на перекрестках при этом не стоят. Радуются те, кто проживает рядом с социальными объектами – там у них свет есть. Поэтому все раздающиеся тревоги по поводу того, что в больницах с людьми что-то произойдет, не имеют пока никаких подтверждений. На эти стоны и плачи у меня одна реакция: съездите к родственникам наших ребят, которые сидят в тюрьмах, – посчитайте, сколько слез было пролито их родителями, женами и сколько дети отца уже не видели. Почему сострадание, милосердие и христианские добродетели проявляются так выборочно?

Вы и ваши сторонники не опасаетесь, что эта блокада не только обратит внимание на репрессии крымских татар, но и наоборот усилит эти репрессии? Учитывая специфический характер российского руководства.

Вы знаете, вполне может быть: не имея возможности добраться до тех, кто на материке реально осуществляет какие-то действия, будут отыгрываться на тех, кто им сочувствует. Я лично не сторонник таких радикальных мер как подрыв электроопор, но считаю, что украинское государство должно было давно взять на себя полную ответственность и выработать ряд мер, которые бы содействовали решению задач, о которых говорит общество, – в частности, по решению крымского вопроса, темы коррупции. Когда государство этого не делает, то, извините, депутаты будут бить офицеров СБУ, а гражданские активисты – предпринимать действия, сомнительные с точки зрения законности. И государство вынуждено с этим мириться, потому что его нынешних руководителей к власти привело общество, которое не стало тихо сидеть и читать законы, а взяло в руки то, что у них было, и на Майдане побороло режим, который считало преступным и несправедливым. Сегодня решаются важные вопросы, в первую очередь, судьба самой Украины, ее целостности, и общество сегодня настолько самосознательно, что считает правильным разными способами отстаивать свои интересы.

Украинское общество тоже разделилось по поводу блокады Крыма и взрывов ЛЭП.

Конечно, общество разделилось и это абсолютно нормальная реакция. Это вызов и для крымской власти, и для украинской. Как раз проблема в том, чтобы власти не оставляли это на кого-то, а садились и разговаривали. Участники блокады ведь выдвинули вполне конкретные требования. Мустафа Джемилев уже заявил, что не против возобновления соглашения по поставке света и некоего товарного оборота, но нужно сесть поговорить и учесть требования друг друга. Но этого никто до сих пор не делает. Г-н Аксенов называет всех террористами, которым не надо поддаваться, и грозит каким-то ассиметричным ответом.

Прокурор Крыма Поклонская даже дело возбудила против «блокадников».

Но мы же понимаем полную абсурдность этого, потому что события, происходящие на территории другого государства, никоим образом не касаются крымской прокуратуры. Хотя учитывая подобные действия ранее, удивляться уже не приходится.

Гражданская блокада все-таки вызвала реакцию Киева: Кабмин временно запретил перемещение грузовых потоков на административной границе между материковой Украиной и Крымом. К этому власть можно было подтолкнуть только такими радикальными методами? И не запоздало ли это решение, когда блокада и так давно действует, и Крым успел к ней приспособиться?

Не знаю, кто подорвал эти опоры, но больше чем уверен, что участники блокады мешали их ремонтировать не столько, чтобы повлиять на Крым, сколько на украинскую власть. При этом и Чубаров, и Джемилев неоднократно повторяли, что речь не идет об абсолютных бойкотах и блокированиях, а лишь о разумных воздействиях через торговлю, экономику, энергетику на крымские власти, чтобы предотвратить преследования и нарушения прав человека в Крыму. Но об этом забывают и начинают искажать ситуацию.

Что касается решения Кабмина, то оно идет «задним числом»: для большинства населения Крыма никаких проблем с товарами нет. Вопрос только во вкусе – качество продуктов, строительных материалов действительно многих не устраивает. Особая категория товаров, вызывающая недовольство – лекарства, которых не хватает. Очень многие выезжают за ними в Украину или просят привезти тех, кто выезжает. Также многие забывают, что товарная блокада была направлена на прекращение контрабандных коррупционных схем, на которых зарабатывали и в Украине, и в Крыму, и участвовали в этих схемах пограничники с обеих сторон. Сейчас эти схемы разрушены, товары идут через Харьков, еще какими-то окольными путями…

И все равно с учетом такого «крюка» украинские товары дешевле?

Украинских товаров не так уж много, но они есть. По ценам они где-то в одном ряду с местными – цены тут и так выросли, не знаю, сезонное ли это повышение или связано с товарной блокадой. Зарплаты при этом достаточно низкие, идут сокращения у пенсионеров и так далее. В случае с товарной блокадой Украине нужно просто формально закрепить и так существующее положение вещей.

Но ведь впереди зима, переправа замерзнет и в условиях перекрытого перешейка это может привести уже к реальному дефициту, а не к мелким неудобствам.

Естественно, есть нервная реакция на любую информацию о штормовых предупреждениях. Буквально три дня подряд ветер дул очень сильно и это сказывалось на паромной переправе. Сейчас очень востребовано топливо – в первую очередь, бензин, а также спички, свечи, очень много проблем с питьевой водой, очереди за хлебом… Проблема еще в том, что без электричества хранить скоропортящиеся товары очень сложно, а они и так долго везутся. Я, например, практически не покупаю в магазинах молочную продукцию, потому что ее срок годности в полгода или год меня очень настораживает.

У нас одно время был ажиотаж с дровами, вплоть до того, что грозили наказаниями тем, кто будет незаконно вырубать леса. А ведь у многих есть электрокотлы, которые теперь придется менять на буржуйки, печки, соответственно, снова будет спрос на дрова. Может возникнуть очень много негативных последствий, поэтому я уверен, что ситуацию надо урегулировать – нагнетанием ситуации никак ее не решить, нужно идти на уступки. Инициаторы блокады заявили, что готовы к этому, теперь дело за официальными лицами.

Кстати, отсутствие Джемилева и Чубарова в Крыму сказывается на их коммуникации с Меджлисом и их авторитете в организации?

Учитывая современные средства коммуникации, их отсутствие восполняется: очень многие ездят на материковую Украину по своим делам и зачастую встречаются с лидерами, высказывают слова поддержки или критики. Сказывается, скорее, то, что те, кто находится в Крыму и на материковой Украине, объективно по-разному воспринимают процессы и ситуацию в целом. И вот здесь возникают определенные проблемы, потому что большинство живущих в Крыму настроены на то, чтобы осуществлять какие-то действия с меньшими рисками. В то время как те, кто находится на материке, учитывая определенный настрой в обществе, готовы к более радикальным действиям во всех смыслах.

Вы можете констатировать, что радикальные действия вряд ли будут способствовать скорейшему возвращению Крыма в Украину, как многие рассчитывают?

В ситуации, когда отсутствует стратегия и более-менее внятная позиция государства и общества насчет Крыма, лично я, даже где-то не соглашаясь с такими действиями, считаю, что каждый вправе попробовать сделать то, что он считает нужным ради общей цели.

Аксенов уже заявил, что режим чрезвычайной ситуации в Крыму может затянуться до конца декабря – до запуска первой линии энергомоста.

Возникает вопрос: учитывая, что Украина и Россия в отношении Крыма являются фактически враждующими сторонами, чего вы ждали? Значит, нужно было к этому готовиться, но никто этого не делал. Сегодня в России миллиарды уходят на Сирию, когда тут под боком такая ситуация. Крым сегодня оказался заложником, и это уже уровень договоренностей Москвы и Киева. Делать это нужно как можно быстрее, потому что погода в Крыму пока что очень теплая как для этого времени года, но как только похолодает…

Но Киев-то официально не поддерживает все эти подрывы. Этим занимаются некие «неуловимые мстители»…

Опять-таки это та проблема, которая разделила общество. Есть понятие чистой законности, а есть понятие революционной или военной целесообразности. И власти должны найти золотую середину и правильно отреагировать. Наказать одних и выгородить других не получится, поскольку это вызовет бурную реакцию и в Украине, и соответственно в международном сообществе. Пока ситуация не осложнилась, нужно садиться и ее решать.

glavcom.ua