» » Шенген становится жертвой "арабской весны"


Шенген становится жертвой "арабской весны"

590
КИЕВ. 4-09-2015, 09:48. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Вас еще беспокоит, что украинский безвизовый режим под угрозой из-за войны на Донбассе? Должны вас разочаровать. Европа столкнулась со значительно более масштабной угрозой, которая вскоре может мощно ударить и по Украине.

Речь идет о миграционном кризисе, который уже успели окрестить "крупнейшим со времен Второй мировой войны". И это – не преувеличение.

Чтобы понять критичность ситуации, стоит только взглянуть на "апокалиптические" фото с вокзала в Будапеште, который блокировали тысячи беженцев, желающих попасть в Австрию и Германию.

Только за одну ночь (!) из Венгрии в Мюнхен прибыло 2,5 тысячи мигрантов.

Ситуация настолько вышла из-под контроля местной власти, что во вторник даже пришлось на несколько часов закрыть вокзал и разместить на главном входе десятки полицейских, которые не дают разгневанным беженцам ворваться на платформы.

Конечно, Украину кризис пока не затрагивает, и мы можем и дальше говорить, что наша граница не несет миграционной угрозы для Европы. Ведь доля нелегалов, попадающих в ЕС с востока, в настоящее время составляет менее 1% . Да и президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер недавно заявил, что безвизовый режим для Украины и миграционный кризис не связаны между собой.

Однако не изменится ли мнение Брюсселя через полгода или год?

Ведь нынешняя миграционная проблема может стать определяющей для будущего развития Евросоюза.

Более того, если ЕС в ближайшее время не найдет выхода из миграционного кризиса, вероятнее всего, будет подорван один из ключевых столпов нынешней Европы – свобода передвижения.

Это понимают как европейские политики, которые чуть ли не еженедельно в тех или иных форматах обсуждают небывалый наплыв мигрантов, так и граждане ЕС, 38% которых, по последним опросам, считают иммиграцию ключевым вызовом для Евросоюза.

Так в чем же, собственно, заключается проблема?

Почему Евросоюз с его огромными ресурсами и большим количеством институциональных механизмов оказался не в состоянии ее решить?

"Европейская правда" подготовила ответы на эти вопросы.

На "прифронтовых" линиях

Чтобы оценить масштабы ситуации, достаточно взглянуть на цифры.

По данным пограничного агентства Евросоюза Frontex, с начала года на границах ЕС выявлены рекордные 340 тысяч мигрантов.

Но проблема заключается даже не в количестве беженцев, а в том, что основная их масса прибывает в три из 28 стран ЕС.

Иллюстрация BBC

Настоящими "фронтовыми линиями" Европы стали Италия, к границам которой ежедневно прибывает до 1 тысячи мигрантов из Северной Африки, а также Греция и Венгрия, ежедневно вынужденные принимать по 2-2,5 тысячи беженцев, преимущественно из Сирии и Афганистана. Последние цифры сейчас только растут. За последнюю неделю, по данным Frontex, в Греции зарегистрировали 23 тысячи мигрантов – больше, чем 3 тысячи в день

Конечно же, Греция не является страной мечты для сирийцев.

Они направляются в богатые Австрию, Германию и Швецию.

Наиболее критическая ситуация сложилась на островах Греции, куда с января прибыли около 230 тысяч беженцев, в основном из Сирии, Афганистана и Ирака.

Греческий остров с благозвучным названием Лесбос оказался в эпицентре, или на передней линии фронта. Сюда ежедневно приезжает более тысячи нелегальных мигрантов.

Дело в том, что Лесбос расположен всего в 120 от берегов Турции. То есть – в нескольких часах пути по морю.

Люди, бегущие от нищеты, военных конфликтов и нестабильности в родных странах, платят по 1-1,5 тысячи долларов за место в надувной лодке, которая перевозит их из турецкого портового города Измир на греческий берег.

Большинство нелегальных перевозчиков, стремясь к легкой наживе, размещают в 20-местных лодках до 80-90 человек. Неудивительно, что наиболее переполненные судна тонут, не доплыв до греческого берега.

Мигрантам, которым удалось высадиться на восточном берегу Лесбоса, дальше приходится идти пешком 50-60 км до главного порта Митилини, чтобы зарегистрироваться и получить документы.

Рассчитывать на помощь местных жителей не приходится, ведь перевозка беженцев в автомобиле или автобусе может быть приравнена к нелегальной переправке мигрантов.

Полицейский общается с мигрантами, только что прибывшими на берег Лесбоса, 
фото New York Times

Конечно, инфраструктура Греции (как, впрочем, и в Венгрии и Италии) не готова к такому количеству беженцев. У страны не хватает ни лагерей, ни технического персонала, ни полицейских, чтобы зарегистрировать и разместить, пусть и на короткое время, так много мигрантов.

Из-за этого "гости Европы" все чаще устраивают беспорядки и идут на конфликт с местной полицией. Да и полиция, разъяренная наплывом мигрантов, часто ведет себя не лучшим образом.

Еще в июне столкновения между двумя группами мигрантов на Лесбосе переросли в кровавую драку с полицейскими. В начале августа полиция на другом греческом острове – Кос – применила дубинки и огнетушители против мигрантов, требовавших быстрой регистрации.

Поскольку поток беженцев сейчас только растет, ситуация на приграничных территориях "прифронтовых" стран может превратиться в хаос...

Солидарность на бумаге

Поскольку мигранты, прибывающие в Грецию, Италию и Венгрию, не намерены оставаться в этих странах, представляется логичным перераспределить беженцев между ними и другими 25 странами-членами ЕС.

Однако на практике это непросто.

Международное право оказалось не готово к нынешнему кризису. А правительства тех стран ЕС, которые не почувствовали на себе миграционный удар, не желают присоединяться к "пострадавшим".

Вопросы предоставления убежища в ЕС регулируются так называемой Дублинской конвенцией, которая вступила в силу в "мирном" 1997 году, а также дополнениями к ней от 2003 и 2008 годов. Согласно документу, ключевая ответственность за рассмотрение заявлений на предоставление убежища возложена на "страны первого въезда" беженцев.

То есть – на те самые "прифронтовые" страны.

Однако если 20 лет назад такая система распределения была оправданной, то в нынешних условиях она оказалась абсолютно неадекватной.

Пытаясь решить проблему, Еврокомиссия предложила распределить беженцев по странам ЕС в соответствии с квотами.

Согласно плану, составленному в мае текущего года, 40 тысяч беженцев, уже прибывших в Италию и Грецию, а также 20 тысяч, находившихся в лагерях ООН, планировалось распределить между странами ЕС согласно квотам, рассчитанным на основе их ВВП, уровня безработицы, численности населения и уже принятых беженцев.

Но когда речь заходит о таком деликатном вопросе, как прием беженцев, солидарность ЕС становится весьма призрачной.

Предложение Еврокомиссии сразу отклонили около половины стран ЕС, в частности Франция, Венгрия, Словакия, страны Балтии, Польша и Чехия.

Ряд лидеров "протестующих" стран выступили за "добровольное решение вопроса", но кое-кто оказался менее дипломатичным и более откровенным.

Виктор Орбан – премьер-министр Венгрии, которая первой приостановила прием беженцев из других стран ЕС и построила стену с колючей проволокой на границе с Сербией, – связал наплыв мигрантов с террористической угрозой, а также заявил, что "мигранты изменят европейскую цивилизацию".

Венгерская полиция пытается успокоить мигрантов, желающих быстрее сесть 
на поезд в Германию, фото Reuters

Премьер соседней Словакии Роберт Фицо был еще более категоричен и в интервью западноевропейским СМИ заявил, что его страна Ливию в свое время не бомбила, поэтому и ливийские мигранты не должны быть ее проблемой.

В конце концов, после нескольких месяцев консультаций страны ЕС все-таки добровольно распределили между собой 32 из 40 тысяч беженцев.

Но усилия, на которые в ЕС потратили несколько месяцев переговоров, кажутся смешными, если вспомнить о нынешнем масштабе проблемы.

32 тысячи – капля в море по сравнению с 800 тысячами просителей убежища, которые только Германия ожидает до конца 2015 года.

Шенгенское соглашение: начало конца?

Рекордный наплыв мигрантов может подорвать одну из фундаментальных основ нынешней Европы и ее величайших достижений – свободное передвижение.

Семь западноевропейских стран ЕС еще с 1995 года живут без внутренних границ. Сейчас Шенгенское соглашение охватывает 25 стран, граждане которых давно забыли о существовании паспортного контроля на границе.

Но в нынешних условиях существования Шенгенского пространства лишь усугубляет кризис.

Ведь беженцы, прибывшие к итальянскому берегу или в Венгрию, могут свободно перемещаться и оседать более щедрых на социальные выплаты Германии, Швеции или Австрии.

Неудивительно, что именно глава МВД Германии Томас де Мезьер первым заявил об угрозе для Шенгенского соглашения, если страны ЕС не договорятся о распределении мигрантов.

Несколько осторожнее такое мнение выразили представители правительств Франции, Австрии, Италии, Финляндии, Бельгии и Чехии.

Идея пересмотра Шенгенского соглашения из-за наплыва мигрантов возникает в Европе не впервые.

Еще в апреле 2011 года тогдашние президент Франции Николя Саркози и премьер-министр Италии Сильвио Берлускони обратились с письмом к руководству ЕС с просьбой пересмотреть правила Шенгена, учитывая массовое прибытие беженцев из Северной Африки.

Однако предложение французского и итальянского лидеров не поддержали другие страны ЕС, да и, собственно, масштабы "миграционного кризиса" были несравнимо меньше.

Конечно, о полной поддержке пересмотра соглашения речь не идет и сегодня.

По крайней мере, пока.

В Брюсселе уже заявили, что право на свободу передвижения является неприкосновенным. Да и страны Восточной Европы, которые еще не почувствовали на себе удара от рекордной волны беженцев, будут защищать Шенгенское соглашение.

К тому же даже в нынешнем виде Шенген дает возможности отступить от правил. В частности, соглашение позволяет странам проводить выборочный контроль на границе и даже – сроком до 30 дней – восстанавливать тотальный пограничный контроль по соображениям национальной безопасности.

Но поскольку за 30 дней кризис не решить, Германия и другие страны, которые больше всего страдают от наплыва мигрантов, могут временно приостановить действие Шенгенского соглашения и ввести пограничный контроль.

Исключать такое развитие событий не стоит.

Хотя о какой тотальности может идти речь, если границы внутри Шенгена – прозрачные.

Порой можно не заметить, как переехал из одной страны в другую. И если между Венгрией и Австрией или между Польшей и Германией еще есть остатки пограничной инфраструктуры времен холодной войны, то между странами Западной Европы нет и этого.

 Граница между Бельгией и Нидерландами

Поэтому даже при наихудшем сценарии "полный распад" Шенгена невозможен.

Но изменения его очертаний или правил – вполне реальны.

Вероятность такого развития событий усиливает растущая угроза терактов "Исламского государства" в странах Западной Европы.

Легко представить, как после очередной стрельбы в международном поезде или выявленного грузовика с телами беженцев и номерами соседнего государства Франция или Австрия объявят о временном восстановлении пограничного контроля для защиты собственной безопасности.

В таком случае сработает принцип "домино", когда ряд стран, одна за другой, временно будут ограничивать действие Шенгенского соглашения ради национальных интересов.

А украинец, который получил туристическую визу в польском консульстве, может столкнуться с паспортным контролем на границе с Германией. Где его могут не только остановить, но и аннулировать визу – ведь такие случаи уже бывали, и неоднократно.

И неважно, что причиной кризиса были не украинцы, а сирийцы. Его последствия будут болезненными для всех, и для нас – не в последнюю очередь.

Конечно, ЕС все еще может найти компромиссное решение, однако времени на это остается все меньше.

Хотя все прекрасно понимают: решение этого кризиса определит будущее не только Шенгена, но и Евросоюза в целом.

eurointegration.com.ua