К какому дефолту готовят Украину?

603
КИЕВ. 3-07-2015, 10:36. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Министр финансов Украины Наталья Яресько подтвердила возможность объявления дефолта уже в конце июля. Спустя несколько дней министр попыталась успокоить общественность: возможность объявления дефолта сохраняется, но поскольку это будет технический дефолт (а не суверенный, то есть фактически заявление о банкротстве), гражданам бояться нечего.


Он не повлияет ни на работу банковской системы, ни на финанэконосовое состояние украинцев.

О дефолте открыто говорили еще в апреле. Но успокаивающая риторика настораживает: уж слишком часто за последние годы украинцы слышали заявления, что «кризис в наши двери стучит, но мы ему не откроем», о стабильности национальной денежной единицы и т.д. У общества выработался стойкий рефлекс: чем больше успокоительных обещаний оно слышит, тем активнее скупает валюту, запасается товарами первой необходимости и урезает расходы. Правда, на сей раз «внутренние резервы» для выживания и откладывания на черный день существенно подорваны. Уровень сбережений находится на рекордно низком уровне за последние 22 года, и даже прогнозы МВФ относительно восстановления украинской экономики, сделанные в первом квартале, оказались довольно оптимистичными. По меткому выражению управляющего партнера компании Capital Times Эрика Наймана, «бюджет, бизнес и люди живут от зарплаты до зарплаты».

Собственно default как глагол в английском языке обозначает «невыполнение обязательств», «неявку» и «выход из состязания». Если рассматривать комплекс обязательств государства Украина перед своими гражданами и внешнеполитическими партнерами, становится ясно, что в ближайшей перспективе Украина может столкнуться сразу с несколькими «дефолтами».

«ПРОСТИ НАМ ДОЛГИ НАШИ…»

Общая сумма государственного и гарантированного государством долга Украины на 31 мая текущего года составила $67,661 млрд. (данные Минфина). Не самая пугающая сумма, даже если учесть, что ВВП страны по итогам года может составить всего $80 млрд. Выплаты растянуты во времени: в 2015-м 23 сентября и 13 октября следует оплатить 500 и 600 млн. евро по евробондам соответственно, а вот 20 декабря — $3 млрд. по погашению евробондов, выкупленных Россией (так называемый долг Януковича). С последним проще — по имеющимся сведениям, Украина будет оспаривать эти выплаты в международных судах. А тот самый «комитет частных кредиторов», который не готов пока идти на уступки, владеет лишь $8,9 млрд. долга.

Максимум выплат по евро­облигациям придется на ближайшие два-три года (в какой пропорции — как раз и зависит от позиции кредиторов). Но есть и хорошие новости: МВФ (у него Украина уже одолжила и планирует получить в общей сложности не менее $17,5 млрд.) готов и к реструктуризации и к дальнейшему предоставлению траншей.

Возможен, конечно, и пессимистический сценарий для экономики Украины. Упомянутый Эрик Найман считает, что его вероятность — 30%. Но основаниями для его воплощения станут не претензии кредиторов, а неспособность украинского государства к реформам.

ИМИТАЦИЯ БУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

А вот это — более важный момент. Украинская власть и в лице Президента, и парламентской коалиции, и Кабинета министров обещала своим работодателям в лице народа Украины проведение реформ. Были презентованы планы и программы. Но обещания, закрепленные в коалиционном соглашении, уже сорваны по срокам их выполнения. Несколько простых примеров. Глава АП Борис Ложкин 1 июля оценил выполнение коалиционного соглашения на… 39%: «Это, к сожалению, очень низкий уровень… У нас, к сожалению, на сегодняшний день часть проектов вносится слишком поздно, часть — поздно слишком рассматривается, часть — вообще не голосуется».

Напомним, речь идет не обо всех планах коалиции, а только о тех, сроки выполнения которых были прописаны к маю-июню текущего года. Вот еще пример: к концу второго квартала 2015 года была обещана реформа судопроизводства, адвокатской деятельности и даже внесение соответствующих изменений в Конституцию (!). Коалиционное соглашение «спасает» то, что масса обязательств в нем не привязана к конкретным срокам. Но срыв темпа очевиден. Где Нацкомиссия по регулированию транспорта? Ее должны были создать до конца марта. Где новый закон о выборах народных депутатов (дедлайн тоже в марте)? Сорваны и окончательные сроки принятия закона о местных выборах (дедлайн — 30 июня).

А ведь отказ от выполнения обещаний, связанных с реформами, — это тоже своего рода дефолт.

БРОНЯ КРЕПКА

Невыполнение обещаний еще можно как-то оправдать (военные действия, слишком резкий спад в экономике, политические дрязги в коалиции). Но у государства есть обязательства перед гражданами, которые оно должно соблюдать без всяких условий, просто по факту своего существования. Например, соблюдение прав и свобод человека.

По данным Комитета освобождения политзаключенных, к концу правления Януковича в Украине насчитывалось 146 человек, брошенных за решетку (от СИЗО до ИТК) по политическим мотивам. Сегодня таковых свыше 500. И речь не о приверженцах прежнего режима и «непризнанных республиканцах» — в подавляющем большинстве сидят добровольцы, сидят и волонтеры.

Государство обязано обеспечивать безопасность, но вот рядовая новость: советник Президента Юрий Бирюков 21 июня сообщил, что еще через три недели будут готовы «образцы повседневной формы» для Вооруженных сил. На дворе лето 2015 года, ВСУ уже свыше года принимают участие в боевых действиях, а формы нет. Готовятся «образцы».

Коллеги из других СМИ описывали и иные случаи беспомощности государства в сфере обеспечения национальной безопасности. 50 миллионов патронов, признанные «бесхозными», хранятся в порту Николаева — военная прокуратура год «прорабатывает вопрос о дальнейшем использовании указанных боеприпасов». Деятельность руководства концерна «Укроборонпром» вызывает огромное количество недоуменных вопросов: как обстоят дела с тратой средств на зарубежные командировки (давно ли Лас-Вегас и Перу стали центрами по заключению оборонных сделок)? Как обстоят дела с передачей в войска отремонтированной техники (случаи, когда две трети «починенного» не способно ездить и стрелять, в итоге и приводят к «котлам»)? А что с новыми разработками? Где «Стугна», которая якобы лучше импортного Javelin, где бронемашина «Дозор-Б»? Кто из генералов понес ответственность за попадание украинских солдат в «котлы», за сбитый Ил-76? А ведь это только часть вопросов о способности (желании? возможности?) государства отвечать по своим обязательствам.

И опять-таки не будем даже рассматривать пессимистический сценарий, касающийся резкой эскалации конфликта на всей линии противостояния в Донбассе. Она не исключена — как не исключено и повторение ситуации, когда об угрозе «котла» неделями будут говорить сами участники боевых действий, но само окружение станет неожиданностью для руководства ВСУ.

И СНОВА К МЕЖДУНАРОДНЫМ ОТНОШЕНИЯМ

Украина взвалила на себя груз по выполнению Минских соглашений, не имея четких гарантий их соблюдения всеми сторонами конфликта. Но собственные обязательства соблюдать приходится — и, как выяснилось, Европа заинтересована в том, чтобы наша страна даже опережала «минский график». С другой стороны, есть опасения, что «Минские соглашения» в случае эскалации конфликта постигнет судьба «Будапештского меморандума». Власть сама загнала себя в тупик, и, как уже писали «k:» (см. «Украинцев соблазняют порохом в пороховницах» в №21 от 26 июня), вынуждена оправдываться возобновлением агрессивной риторики.

Прямым продолжением «Минска» стало и обязательство Украины о проведении конституционной реформы. Само по себе переустройство страны, основанное на принципах децентрализации, более чем желательно. Но спешка и попытка подстроиться под внешнеполитическое давление также может обернуться невозможностью соблюсти взятые на себя обязательства.

comments.ua