» » Илья Яшин: Поиск заказчиков убийства Немцова грозит Третьей чеченской
3-04-2015, 09:55

Илья Яшин: Поиск заказчиков убийства Немцова грозит Третьей чеченской

882

Прошел месяц после убийства Бориса Немцова. За это время российские власти назвали исполнителей громкого преступления, но не организаторов и заказчиков. Между тем в прессе звучат самые разные версии убийства политика: от «чеченского следа», заказчик Рамзан Кадыров, до «украинского следа», заказчик якобы Андрей Парубий.

В последние дни и месяцы своей жизни Борис Немцов занимался сбором фактов, подтверждающих присутствие российских войск на территории Украины, но завершить это работу он не успел. Довести расследование погибшего оппозиционера до логического завершения взялся его соратник, 31-летний лидер московского отделения партии РПР-ПАРНАС Илья Яшин. Накануне на своей страничке в соцсети Facebook он опубликовал выдержки из доклада, который обещает представить на суд общественности в двадцатых числах апреля.

По словам Яшина, существуют неопровержимые доказательства участия российских военных в вооруженном конфликте в Украине. «Сложно оценить точное число погибших солдат с российской стороны, но, судя по всему, в наши города вернулось не менее 150 гробов с пометкой «Груз-200» - написал он в соцсети. Приведенные цифры многие уже успели раскритиковать. Мол, они занижены. Яшин объясняет это сложностями сбора доказательств. В частности, сами родственники погибших не спешат делиться информацией. Многим из них государство не компенсировало потерю кормильца. Однако люди боятся жаловаться, опасаясь преследований. «Если уж Немцова расстреляли у стен Кремля, то с нами в Иваново могут сделать вообще что угодно. Никто и не заметит», — цитирует Яшин людей, с которыми ему удалось пообщаться. Другая категория людей, отказавшихся помогать расследованию, начатому Немцовым, – это те, кто получил компенсации(по 3 млн рублей) за смерть близких. Получая деньги они дали подписку о неразглашении под угрозой уголовного преследования.

В интервью «Главкому» Илья Яшин рассказал о том, что содержит доклад о войне на Донбассе, который не успел закончить Немцов, а также почему поиск и допросы подозреваемых в его убийстве может привести к Третьей чеченской войне.

Война на Донбассе

Когда именно будет опубликован отчет, насколько он большой и кто именно кроме вас занимается его подготовкой?

Мы собрали команду, в которую входят примерно 10 человек довольно известных людей. Некоторые из них имеют опыт работы в правительственных структурах. Есть среди них и известные журналисты, в том числе и те, которые проводили расследования на Донбассе. Все эти люди очень компетентные и мотивированные. Практически все из них лично знали Бориса. Все мы воспринимаем эту работу как дань памяти погибшему товарищу. Однако их имена и фамилии я называть пока не хочу. Но мы обязательно это сделаем, когда будет проходить презентация. Что касается сроков, то сложно их прогнозировать. Надеюсь, к двадцатому, двадцать пятому числу (апреля) мы постараемся представить этот отчет. Сложно говорить также и об итоговом объеме собранного материала. Скажу только, что материала мы собрали действительно очень много. Сейчас основная работа заключается в том, чтобы отделить зерна от плевел. То есть отделить информацию, которая не имеет отношение к действительности от правдивой информации. Мы хотим опубликовать только ту информацию, за которую сможем отвечать, факты, приведены в которой действительно доказуемы. Меня многие критиковали, что я привел недавно заниженные цифры погибших солдат. Но я назвал лишь те цифры, за которые мы можем поручиться.

Почему именно вы взяли шефство над подготовкой этого отчета, вас кто-то попросил?

Это была моя частная инициатива. Я считал Бориса своим другом, соратником. Я знал, что он работал над этим. Буквально за полтора дня до смерти Немцова мы с ним встречались в последний раз, и он просил меня помочь, подумать над системами логистики и распространения доклада. Поэтому я чувствовал свою некую личную ответственность за дело, которым Немцов очень болел. Он, несомненно, был большим патриотом России, но любил и Украину. А бойню, которая разыгралась между нашими народами, он воспринимал как личную драму.

Вы говорите об огромном количестве собранных фактов, доказывающих участие российских военных в войне на Донбассе. В то же время в комментарии газете The Guardian вы заявили, что документальных доказательств, возможно, не существует, а родственников солдат принудили угрозами к молчанию. Почему такие противоречия, как люди должны верить докладу, если документальных доказательств в нем не будет?

The Guardian некорректно передала мои слова. Я говорил о том, что сбор документальных материалов проходит с большим трудом, поскольку люди очень запуганы. Из-за этого получать материалы документального характера очень сложно. Но это не значит, что мы к этому не стремимся, это не значит, что их не существует. Несомненно, документальные подтверждения присутствия российских войск на территории Украины существуют. Есть свидетельские показания многочисленные, в том числе и ранее опубликованные, кое-какие новые материалы нам удалось собрать. Я уверен, что в итоговом документе будут содержаться убедительные доказательства того, что Путин врет на протяжения практически года, говоря об отсутствии российских войск на Украине.

Не боитесь участи многодетной матери Светланы Давыдовой, которую некоторое время назад силовики обвиняли в госизмене из-за распространения информации об участии российских солдат в конфликте на Донбассе?

Конечно, мы готовы к этому. Любой человек, который занимается независимыми расследованиями, объектом которых становится не только Путин, но и другие высокопоставленные чиновники, оказывается под прессингом. Но это ведь не означает, что этим не нужно заниматься. Если этим никто не будет заниматься, то Россия превратиться в мрачное тоталитарное государство, и для своих граждан, и для окружающего мира. Мы прекрасно понимаем, с кем мы имеем дело, мы прекрасно понимаем, что это за власть, мы трезво оцениваем те репрессивные ресурсы, которые у них сосредоточены. Мы готовы к уголовным делам и к какому-то физическому противодействию, мы трезво оцениваем все риски.

Как на вас вышли информаторы, которые общались только с Немцовым без посредников, какие основания у вас есть доверять их информации, не могут ли эти люди повести вас по ложному следу, оказаться «подставой»?

Не они на нас выходили, мы сами на них выходили. Источниками Немцова я бы назвал юристов, которые защищают интересы семей погибших российских солдат, в том числе десантников. Эти семьи не получили обещанных компенсаций и пытались организовать какое-то давление на Министерство обороны, привлекая компетентных в юридическом смысле людей с соответствующим образованием. Эти специалисты, очевидно, контактировали с рядом политиков, но вышли на Немцова. Они решили, что Немцов как-то поможет организовать давление на Минобороны для того, чтобы люди смогли получить обещанные компенсации. Естественно, эти люди сейчас с огромным трудом идут на контакт в силу страха. Все же понимают, чем чревата такая работа, такие контакты. Но, тем не менее, нам удалось на них самим выйти, с ними поговорить и получить от них некоторую информацию. Проблема заключается в том, что публично эти люди говорить не готовы. Тем родственникам, о которых я упоминал, деньги(компенсации) даже не нужны – они ужасно напуганы за свою судьбу, переживают по поводу жизни, здоровья, уголовных дел, с огромным трудом идут на контакт.

"

Во время недавней поездки, в частности, в Иваново вы таки встречались с некоторыми родственниками погибших в Украине солдат. Будете этим людям помогать в получении компенсаций?

Мы не ставим задачу помочь получить им компенсацию, наша задача – рассказать людям правду о происходящем, о том, что российские солдаты там были.

Рассказать правду о том, что эти солдаты – военные преступники?

Пусть суд дает такие оценки. Я считаю, что этих людей незаконно отправили на территорию соседнего государства. Путин посылал с оружием в руках убивать наших украинских братьев. Это я считаю преступлением. Что касается роли каждого конкретного солдата, то я не берусь ее оценивать. Кто-то, может, был введен в заблуждение, кто-то стал жертвой пропаганды, кого-то заставили, мне сложно сказать.

Есть разные люди и роль участия каждого нужно оценивать отдельно. Я могу говорить про тех людей, которые несут политическую ответственность за развязанную войну на Донбассе. А это российский силовой блок и лично президент Путин. Вот эти люди, несомненно, должны в уголовном порядке отвечать за то, что они натворили.

Об убийстве Немцова

Вы уже заявляли, что Следственному комитету (СК) явно не хватает ресурсов для полноценного и независимого расследования. Каких ресурсов не хватает?

Речь идет о том, что специфика Чечни в Российской Федерации такова, что на нее по факту не распространяется суверенитет и российские законы. СК удалось выстроить довольно четкую цепочку людей, судя по всему имеющих отношение к убийству Бориса Немцова. Во-первых, удалось задержать пару исполнителей. В частности человека, который стрелял в Немцова и тех людей, которые помогали ему. Однако довести дело до конца и дойти до ключевых организаторов и заказчиков у СК нет возможностей, поскольку для этого нужно ехать в Чечню и допрашивать тех людей, которые там прячутся. В частности имею ввиду Руслана Геремеева. Это один из бойцов батальона «Север», с которым Дадаев (Заур Дадаев – главный подозреваемый в убийстве Бориса Немцова – «Главком»)прилетел в Москву за несколько дней до убийства, с которым они вместе в одной квартире жили и так далее. То есть это такой очевидный подозреваемый. Сделать это (допросить) СК не может потому, что он (Геремеев) находится на территории Чечни под охраной кадыровских боевиков и, фактически, Кадыров его прикрывает… Все понимают, что если Кадыров не согласует какие-то следственные действия на территории Чечни, то никто физически просто не сможет их провести. Потому что это может спровоцировать третью чеченскую войну.

Следствие не может допросить Геремеева, следовательно, установить заказчиков и организаторов. Вы же заявляете, что не сомневаетесь в причастности Кадырова к убийству. Имеете какие-то конкретные доказательства, чем подкреплено ваше обвинение?

У меня есть логика, и я внимательно слежу за ходом следствия. Думаю, что даже следствие не сомневается в причастности Кадырова к этому убийству. Для этого (чтобы не сомневаться) достаточно просто включить здравый смысл. Дадаев - это сотрудник силовых структур, контролируемых Кадыровым. Это довольно известный боевик батальона «Север», которому Кадыров лично вручал государственные награды, равно как и Геремеев. Эти люди служат в батальоне «Север», командиром которого является один из ближайших соратников Кадырова по фамилии Делимханов, брат которого курирует силовые структуры всей Чеченской республики… Поэтому, естественно, все следы ведут прямиком в кабинет Кадырова. Следователи же не идиоты, они сами все прекрасно понимают. Просто сделать ничего не могут.

Мосгорсуд признал незаконным арест трех фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова – Тамерлана Эскерханова, Хамзата Бахаева и Шадида Губашева. О чем это говорит?

Сложно сказать. Это может свидетельствовать о какой-то технической ошибке, которую допустили следователи при задержании людей. С другой стороны это может свидетельствовать о том, что дело разваливается, и происходит некая закулисная договоренность между Кремлем и силовиками с одной стороны и Кадыровым с другой стороны. То есть это некая сделка, которая позволит Кадырову с одной стороны защитить своих людей, с другой стороны позволит Следственному комитету в той или иной форме сохранить лицо, чтобы не выглядеть совсем никчемной структурой, которая неспособна проводить расследование. У меня есть ощущение, что идет некий закулисный торг. Ровно поэтому настолько закрыто проходит следствие. Вся информация, которую мы получаем о ходе следствия, в основном исходит от анонимных источников, а не от официальных лиц.

Другими словами, истину установить невозможно?

Пока сохраняется статус-кво, пока Путин оказывает политическую поддержку, крышует Кадырова в политическом смысле (Кадыров обладает той властью, которую Путин позволяет ему иметь), очевидно, что заказчики и ключевые организаторы этого убийства останутся на свободе. Влияния СК и российских спецслужб явно не хватает, чтобы привлечь к ответственности этих людей.

Недавно «Новая газета» опубликовала информацию о том, что в РФ существует «расстрельный список», в который кроме Немцова входят Венедиктов, Ходорковский, возможно, Собчак. Есть ли у вас основания доверять такой информации?

Извините, я слухи не комментирую. Я не то, что не верю (опубликованной информации), я просто не знаю. Это же не вопрос веры, это вопрос наличия, или отсутствия фактов. Я ничего про это не знаю. Честно говоря, не понимаю, откуда у журналистов, и из каких источников могли оказаться эти списки.

Гарри Каспаров на днях побывал в Киеве, где заявил, что вся информация как об убийстве Немцова, так и о «расстрельном списке» является вбросами ФСБ. Вы согласны?

Это не исключено. Учитывая византийскую специфику российской политики, отсутствие нормального, здорового информационного пространства, а также тот факт, что информация, как правило, сбрасывается в режиме спецопераций, версию Гарри Каспарова я бы не стал огульно отрицать. Она имеет право на существование.

Об оппозиции в России

Многие, и вы в частности признаете, что Немцов был системообразующией, объединяющей фигурой для оппозиционеров в РФ. Кто сейчас может занят это место?

Нельзя, конечно, говорить, что Немцов всех объединял. Это было бы преувеличением. Немцов был системообразующей фигурой в том, что он играл ключевую роль в российской оппозиции. Он обладал огромным опытом, влиянием, способностью привлекать финансовые ресурсы на те или иные проекты, он был известным в мире человеком, занимался дипломатическими вопросами. Немцов мог делать все. Фигуры, которая могла бы его технически заменить я, честно говоря, не вижу. Но вопрос таким образом и не стоит. Я уверен, что заполнить тот вакуум, который образовался после убийства Немцова можно только через консолидацию российской оппозиции и качественно новый уровень сотрудничества. Мы в этом направлении, кстати, работаем. У нас прошла 31 марта важная встреча, консультации (между оппозиционерами) идут. Мы надеемся, что все это приведет к результату и все наши амбиции, разногласия, которые выглядят ничтожно на фоне этой трагедии, отойдут на второй план и российская оппозиция сможет эффективно взаимодействовать.

Борис Немцов убит, Гарри Каспаров, Михаил Ходорковский уехали из России, братьев Навальных преследуют правоохранители. Назовите лидеров сегодняшней российской оппозиции, какой поддержкой общества эти люди пользуются?

Нет какой-то такой фигуры, которую можно было бы назвать единоличным лидером оппозиции. Есть ряд заметных фигур, которые обладают авторитетом, опытом и играют важную роль в протестном движении. Это Алексей Навальный, Михаил Касьянов, Геннадий и Дмитрий Гудковы, Владимир Рыжков, Михаил Ходорковский. Ходорковский, кстати, несмотря на то, что находится за границей, активно участвует в российской политике, создал движение «Открытая Россия»… Есть группы, есть некий костяк, политическое ядро российской оппозиции. Наверное, в этом наша сила. Когда есть один лидер, оппозиция становится уязвимой. Вот устранили лидера и оппозиция обезглавлена. А когда есть некое политическое ядро, это делает оппозицию более маневренной и менее уязвимой для атак извне.

Что касается поддержки, то ее может показать только честная конкуренция на выборах. В этом смысле у оппозиции за последние годы были некоторые заметные успехи. В частности, поддержка Алексея Навального на выборах мэра Москвы, победа оппозиции на выборах в Ярославской области, оппозиционные кандидаты сумели добиться побед в целом ряде мэрских кампаний и так далее. Электоральный и протестный потенциал у оппозиции, конечно, есть. Но нас с выборов постоянно снимают, не дают зарегистрировать партию, к примеру, Алексею Навальному, постоянно вводят какие-то барьеры, чтобы не пускать оппозицию на выборы. Власть ведь знает реальные цифры.

Власть знает, а вы свою электоральную поддержку не знаете?

Я не хотел бы вести дискуссию о цифрах… Я понимаю, что в крупных городах у нас с Путиным есть паритет, наши силы сопоставимы. И в рамках честной конкуренции, в рамках честных выборов мы с «Единой Россией» можем конкурировать на равных. Я не готов называть цифры. Но мы готовы конкурировать в том случае, если власть не ликвидирует институт выборов. Я понимаю, что ровно для этого она и ликвидирует этот институт, опасаясь поражения. Власть понимает, что ситуации 2011-2012 годов, когда оппозицию на выборы пускали, чреваты и рискованны для Кремля.

Ряд оппозиционных сил, в том числе РПР–ПАРНАС, собираются 19 апреля провести очередную массовую акцию протеста. Какое количество людей она может собрать?

Я не думаю, что 19-го числа будет крупная акция протеста. Это частная инициатива активистов. Впрочем, я уверен, что в перспективе десятки тысяч людей выйдут на улицы. По крайней мере, такие планы у нас есть. В частности, это одна из тем, которая сейчас обсуждается в среде оппозиции. В обществе есть запрос на проведение крупной акции протеста, мы чувствуем это. Но, думаю, что это случится не в апреле.

Вам не кажется, что на власть может повлиять не выход на акцию, а отказ десятков тысяч людей, расходиться по домам? Возможен ли такой протест в РФ?

Для этого должна созреть ситуация. Очевидно, что пока российское общество, и активная протестная часть общества к этому не готова. Не исключаю, что такая ситуация у нас созреет, как это случилось в ноябре-декабре 2013 года в Киеве.

Все боятся участи 32-х фигурантов Болотного дела?

Дело не только в боязни, хотя это тоже есть, учитывая очень жесткий репрессивный характер российского государства. Но критическая масса людей еще не готова выйти и не уходить, отстаивая свои права. Это вопрос настроений в обществе, вопрос критической массы недовольства. В какой-то момент эта критическая масса созреет ни сколько благодаря нам, а вследствие тех действий, которые власть предпринимает.

Что должно произойти, чтобы народ поднялся?

Это случится тогда, когда на политическое недовольство будет наложено социальное. Учитывая экономическое положение в наше стране, которое ухудшается, ожидать подобного можно в обозримой перспективе.

В Украине издавна говорят, что для россиян демократия заканчивается тогда, когда заходит речь об Украине. В разное время высказывались Алексей Навальный, Михаил Ходорковский, а вот теперь и Ксения Собчак призналась в том, что Крым справедливо является российским, несмотря на незаконность его присоединения. Вы также считаете, что Крым должен принадлежать России?

Я считаю, что присоединение Крыма к России произошло с грубым нарушением международных норм. Это было абсолютно незаконное, волюнтаристское решение, которое привело к изоляции России, ответственность за которую несет президент. Пока Путин находится у власти вопрос возвращения Крыма, очевидно, не стоит. Но я уверен, что в какой-то момент к этому вопросу придется возвращаться. Я надеюсь, что и украинская власть, и та власть, которая сменит Путина в Кремле, смогут найти такое решение, которое было бы компромиссным для всех.

Например?

Не уверен, что механическое возвращение статуса-кво, возвращение Крыма в состав Украины, будет приемлемым для всех трех сторон. Имею ввиду жителей Крыма, жителей России и Украины. Здесь очень важно, чтобы это решение не привело к новому витку конфронтации, чтобы решение не привело к гражданской войне в Крыму. Одним из вариантов, как мне кажется, может быть особый статус Крыма. Особенность его будет заключаться в том, что на него (на Крым) будет распространяться суверенитет и России, и Украины. Честно говоря, подобных примеров (в мире) я привести не могу, однако это не означает, что мы не сможем этот прецедент организовать. Главное – это взаимное уважение к суверенитету как Украины, так и России, а также добрая воля. Мы должны понимать, что украинцы и россияне не враги друг к другу. Вопрос Крыма болезненный и очень непростой, он должен быть решен на основе доброй воли и взаимного уважения.

Какие отношение у вас сейчас с Собчак, различны ли ваши политические взгляды?

У нас хорошие человеческие отношения. Политически мы (РПР-ПАРНАС) далеко не всегда с ней согласны, но с уважением относимся к мнениям друг друга.

В интервью польскому Newsweek Собчак заявила, что на месте Путина тоже присоединила бы Крым к России. Вы поступили бы на месте президента РФ также?

Конечно, нет. Если бы я был президентом России, я бы сводил наши отношения (с Украиной) к нормам как российского законодательства, так и к нормам международного права.

Что вас может вынудить покинуть Россию?

Я для себя такой вариант не рассматриваю, никуда уезжать не собираюсь. 

glavcom.ua


Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter