» » «Днепропетровский цирк», или «поцелуй смерти» от Петра Порошенко


«Днепропетровский цирк», или «поцелуй смерти» от Петра Порошенко

690
КИЕВ. 30-03-2015, 09:45. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Когда я пытаюсь дать определение того, что стояло за знаковым приездом Порошенко в Днепропетровск и его дифирамбов в честь уже бывшего губернатора области, то первая ассоциация, которая приходит на ум: «Порошенко действовал в эстетике мафиозных разборок времен «Коза-Ностры». В эту эстетику входил так называемый «поцелуй смерти», которым глава мафиозного клана выражал предельную показную любовь к одному из опальных членов этого клана, а на деле он означал смертный приговор. В очень похожем стиле действовал и Иосиф Сталин, который исполнял садистский ритуал и обреченную жертву либо награждал премией (разумеется, Сталинской), либо приглашал к себе на вечеринку и произносил хвалебные тосты в его адрес. Жертва знала об этой сталинской привычке, и проводила эти часы в кошмаре, но надежда все-таки теплилась, и в этом-то и состоял весь кайф садистского сценария. Чаще всего, наутро этого человека забирал черный воронок.

В статье «Поцелуй на посошок» скупо раскрывались детали того спектакля (вернее, цирка), который глава государства разыграл в Днепропетровске. Сначала в духе Маленького Бонапарта из культового фильма он не скупился на похвалы в адрес Игоря Коломойского. В частности, он сказал: «Я уверен, что Игорь Валериевич Коломойский и его команда – настоящие патриоты Украины, которые в самое сложное время взяли на себя огромную ответственность». Далее Порошенко заявил, что в его действиях нет ничего персонального, но сама озвучка этого аспекта (учитывая склонность главы государства к трансляции лживых утверждений, которую психиатры называют Pseudoligia Fantastica) говорит, как раз об обратном – в этом абсурдном и антигосударственном решении есть только личное.

Далее в речи Порошенко пошла идиллическая информация о том, что перед отставкой Коломойского «у них был продолжительный разговор» и в процессе этого обсуждения они проявили такое стройное единство, что хор имени Веревки обзавидовался бы такому унисону. Этот полный взаимный «одобрямс» был зафиксирован президентом в следующем резюме: «Частный бизнес должен управлять только частными активами, а государственный бизнес будет работать на государство. И я как президент буду это обеспечивать». Если вдуматься, то фраза абсолютно непонятная в контексте того, кто на кого будет работать и что он собирается обеспечить. («Государственный бизнес» - это вообще какая-то абракадабра, но не будем отвлекаться).

Закончил Порошенко совсем в стиле Маленького Бонапарта, заявив о том, что он «категорически против того, чтобы охранные фирмы использовали незаконное оружие и чтобы гибли сотрудники СБУ, которые борются с контрабандой». В этих словах прозвучало скрытое (а, на самом деле, явное) обвинение людей Коломойского в убийстве. А это уже серьезный намек на возможное криминальное преследование этих людей, ниточка которого может вывести и на самого Игоря Валерьевича. Но артистичный Коломойский хорошо подыграл этой «мафиозной эстетике» и сделал вид, что не заметил этой угрозы. Когда ему передали слово (и снова в стиле Маленького Бонапарта поблагодарив за работу), он ответил совершенно в стиле «Одесских рассказов». Ответ этот совершенно гениальный в своей колоритности и наличию второго плана: «С господином Порошенко у меня шикарные отношения, он очень терпеливый человек», - сказал он. «Если бы я был на его месте, я б себя уволил через три месяца». Последнюю фразу можно прочитать и так, что Порошенко по идее должен был бы написать заявление о собственной отставке. Красиво, мне понравилось. Однако ситуация не та. чтобы оценивать бабелевские коннотации в ответах Коломойского и проводить ассоциации с кадрами из любимого фильма нашего детства. Все слишком серьезно и последствия могут быть слишком серьезными.

По большому счету в своем спитче Порошенко так и не объяснил, в чем состояла острейшая необходимость устранения самого успешного руководителя важнейшей области во время войны, даже если что-то он сделал не так. Все пафосные утверждения о разведении частного и государственного бизнеса в этом контексте – чистой воды словоблудие. По идее, он мог бы вспомнить свое собственное утверждение о том, что все попытки «раскачать лодку» в сложившейся ситуации, означают подыгрывать Путину. Исходя из этой логики, убрать эффективного менеджера и поставить неизвестно кого и означает раскачать лодку в стратегически важной области. Поэтому все, что он вытворил – это чистой воды подыгрывание агрессору! И все. И никакие словесные выкрутасы не могут уничтожить эту очевидность. И я полностью согласен с оценкой ситуации Юлией Латыниной, которая назвала наезд на Коломойского – «войной за бабки и власть в коррумпированном государстве», квалифицируя выбор объекта этой атаки за новый передел ресурсов и власти, «омерзительным».

В заключение хочется ответить на вопрос о причине спектакля, устроенного Порошенко в Днепропетровске. Ощущение такое, что за показной идиллией стояло желание станцевать на поверженном политическом противнике. А дальше два противника разошлись, осыпая друг друга комплиментами и памятуя слова Талейрана о том, что «язык дан человеку для того, чтобы скрывать его мысли. В результате каждый остался при своем, держа козыри в кармане. Порошенко – козырь продажной судебной машины, грозящей раздавить фрондирующего и непокорного олигарха. Коломойский – козырь создания своей политической силы, старт которой пойдет из области, которая уже люто ненавидит Порошенко. И если он пойдет на этот вариант, то на ближайших выборах эта сила просто сметет образования типа БПП или НФ. Но посмотрим. Жить теперь стало, если не лучше, то, по-крайней мере, веселей. Появилась интрига. Как говорят французы: Qui vivra – verra!

Алексей Шевченко, gazeta.ua