» » Виктор Шендерович: жаль, нет ни Рейгана, ни Тэтчер


Виктор Шендерович: жаль, нет ни Рейгана, ни Тэтчер

2 570
КИЕВ. 5-12-2014, 07:23. Вєсті-UA || Новости Украины | Новини України

Если раньше Шендерович был в Украине частым гостем, то теперь стал очень частым. В ноябре он побывал с выступлениями во Львове, через месяц состоится его творческий вечер в Киеве. Писатель уже опубликовал пронизанную благожелательной иронией заметку о своих львовских впечатлениях, радикально не совпавших с тем, что рассказывают о Западной Украине в российских СМИ. Тем не менее разговаривали мы не о Львове, а о том, что происходит в России. Начался разговор с грустного.

Занимательная русофобия

После гибели актёра Алексея Девотченко, резко высказывавшегося против российской агрессии в Украине, показалось, что всё, начали отстреливать.

— Это могло быть и бытовое убийство, и несчастный случай. В Москве сейчас таких историй хватает, под крики о лихих девяностых серьёзно активизировалась преступность. Но главное другое. Репутация нашего следственного комитета такова, что как только они говорят о несчастном случае, все тут же думают, что они лгут. Потому что лгут они всегда.

В истории с гибелью Девотченко больше вопросов, чем ответов, но при путинском режиме счёт смертей оппозиционеров уже очень большой. Щекочихин и Политковская это только верхняя часть айсберга, они самые известные. Когда создаётся авторитарная система, ставка всегда делается на тонтон-макутов (добровольцев, служивших режиму диктатора Дювалье на Гаити. — Фокус). Появляются активисты, и вскоре колесо начинает крутиться само, никаких приказов сверху не надо.

Шесть лет назад я вас спрашивал о возможности демократии в России, и вы выражали сдержанный оптимизм. Последние годы убеждают в том, что никакого другого устройства, кроме авторитарного, в России быть не может в принципе. Не согласны?

— Постановка вопроса русофобская. Я не первый раз отвечаю на этот вопрос, но в России его задают с совершенно другими интонациями. Там это звучит с облегчением и выдохом оправдания. Ну, господи, мы такие, что поделать? Я не журавль, я опоссум, чего вы от меня хотите? Какой там Страсбург-фигасбург, оставьте нас в покое! По-своему это удобно, не надо напрягаться; если ты опоссум, чего ж пытаться взлететь?

И вот когда я слышу от сторонников консервации власти разговоры о том, что демократию в России выдумали, что мы прожектёры, то ли нанятые Западом, то ли просто глупые, я говорю, что это русофобия в чистом виде. Получается, шведский, японский, чилийский, польский, самые разные народы с самыми разными культурами и религиями способны освоить эту нехитрую штуку с разделением властей, а русский не способен?

Я в среднем два раза в день слышу, что русофоб - это я, а на самом-то деле русофобы это они. Потому что это они исходят из того, что русский народ тупой. Практика эту версию опровергает. Русские люди, попав в условия, где демократия построена и нормально работает, оказываются вполне конкурентоспособными. Поэтому ответ на этот сложный вопрос очень простой: не пробовали.

Если человек не моется по утрам, это не значит, что он не может, это значит только то, что его не приучили. Вот дедушка не мылся, папа пахнет, от сына воняет, но если внуку дать водички и мыла, научить его чистить зубы и принимать душ, всё изменится. Конечно, если ему с детства рассказывать, что вонять — это наша нацио­нальная черта и что мы этим гордимся, он тоже будет вонять и гордиться.

Получается, всё дело в пропаганде?

— Разумеется. Пятнадцать лет накачивают головы дерьмом — всякой ерундой, ксенофобией, тем, что без Путина страна погибнет, а потом говорят: смотрите, они сами хотят Путина, это воля народа. Вообще, единственное, в чём российская власть добилась огромного успеха, так это в растлении народа, пропагандистская машина, надо признать, работает очень эффективно. И вот после этого на растлённый народ начинают ссылаться как на источник будущей политики — мол, что вы хотите, они такие.

В 1930-е годы тоже говорили, что немецкий народ не способен к демократии — вы же видите, Гитлер, всё такое. Ну да, Гитлер захватил власть, казнил всех оппонентов, поставил в каждый дом радиоточку (как известно, это первое, что сделали национал-социалисты) и погнал туда "Фёлькишер Беобахтер" (главный печатный орган нацистской партии. — Фокус). Через некоторое время выясняется, что без Гитлера люди уже себя не представляют.

Потом тому же народу оккупационные войска вместо "Фёлькишер Беобахтер" начинают показывать фильмы из Бухенвальда, причём на фоне того, что благодаря единому лидеру у немецкого народа нет ни жилья, ни еды. Вскоре выясняется, что немецкий народ вполне способен к демократии.

Путин стал собой из-за деградации Запада

Тут напрашивается разговор о роли личности и объективности исторических процессов. Насколько случаен или закономерен приход к власти в России такого человека, как Путин?

— Уже в середине 1990-х очень многие говорили, что следующий после Ельцина президент будет из КГБ. После распада в 90-х, когда была дискредитирована демократическая идея, когда демократия стала ассоциироваться с пьянством и воровством, ясно было, что маятник качнётся в другую сторону, и страна была к этому готова. А вот то, что наверху оказался Путин, — чистая случайность. То, что это по времени совпало с деградацией Запада, как было и в случае с Гитлером, тоже случайность.

Что имеется в виду под "деградацией Запада"?

— То, что сейчас нет ни Рейгана, ни Тэтчер. Когда Путин пришёл к власти и тут же показал свой инструментарий в истории с НТВ и "Курском" — ещё не в полной мере, ещё без Беслана, без Ходорковского, без "Болотного дела" и без фактической отмены выборов, но уже достаточно красноречиво, — всё стало ясно. Но Джордж Буш — юниор после встречи в Любляне говорил, что он почувствовал вкус души друга Владимира, все западные лидеры с Путиным дружили и до последних дней считали своим сукиным сыном.

Сначала они обольщались. Потом поняли, что он, конечно, авторитарный, и поставили крест на России — ну их на фиг, пусть живут как живут, это их дело. Насчёт Ходорковского и всего остального Запад выражал дежурную озабоченность и недоумение, но не более того. Среднеазиатские базы для НАТО предоставляют? Спасибо. Талибам ядерное оружие не дают? Замечательно. Газ поставляют? Всё, больше ничего не надо.

Постепенно Путин понял, что он может себе позволить очень много и ему за это ничего не будет. А потом сочинская Олимпиада в сочетании с Крымом окончательно снесли ему крышу. Это уже после третьего срока, который в чистом виде является захватом власти, после того как счёт политических заключённых пошёл на сотни, когда он уже стал эдаким Уго Чавесом, только с ядерным оружием. А Запад продолжал выражать озабоченность и недоумение.

Аннексия Крыма была экспромтом или спланированной акцией?

— Я думаю, это был экспромт. Мародёрский рефлекс гиены. Майдан для него, конечно, страшная угроза. Мысль о том, что люди могут собраться вместе и в соответствии с Конституцией, в которой сказано, что народ — это источник власти, начать самостоятельно решать свою судьбу, что они могут погнать вконец охреневшего президента, для него невыносима. А ведь ваш Янукович, в отличие от нашего Путина, был избран на вашу голову вполне легитимно.

Как показывает практика, Путин очень фиговый стратег, но блестящий тактик. Мутная вода — это его стихия. Когда обнаружилось, что соседняя страна оказалась в состоянии раскола (в том числе в результате его действий), он довёл этот раскол до гражданской войны.

Перспективы Донбасса кажутся печальными. Путину выгодно держать его в состоянии войны до конца своей жизни.

— Конечно. Не съем, так понадкусываю. У него была идея протоптать коридор до Крыма, но не получилось, а сейчас ясно, что его стратегия в том, чтобы удерживать Украину в лежачем окровавленном состоянии с оторванными кусками и разрушенной экономикой. Другое дело, что это страшно ускоряет распад и гибель самой России, но этого ему не понять, он в школе не учился.

Когда Россия взорвется

Распад возможен только в случае резкого ослабления центральной власти, а этого пока не предвидится. На наш век Путина может хватить.

— На наш век может, но у истории совершенно другие сроки. Хотя уже при нынешних тенденциях с санкциями и ценами на нефть через два года в стране кончатся деньги, так говорят экономисты. Ничего, кроме плохой нефти, у нас нет, все эти пятнадцать лет держава просидела на невероятной халяве и запасов не накопила. На предыдущем витке можно было пойти в Парижский клуб, взять денег под будущее развитие страны в демократическом направлении, и это было бы очень хорошее предложение для Запада, он был готов делиться с нами деньгами за то, чтобы мы вели себя прилично. Сейчас идти не к кому.

Единственным шансом для России было стать восточной частью Европы. Если мы расплевались с европейской цивилизацией, это значит, что мы достаёмся Китаю, потому что у них армия немножко больше нашего населения. Разорвав с Западом, Путин первым делом поехал туда, но выяснилось, что никаких кредитов нам там давать никто не собирается. Им торопиться некуда, они подождут, пока мы ляжем мёртвыми, и тогда придут и возьмут.

И вот когда деньги кончатся, мы наконец-то узнаем, какова реальная поддержка Путина. Посмотрим на пресловутый Уралвагонзавод, которому 5-го и 20-го перестанут выдавать зарплату. Я говорю это не без злорадства, хотя хуже всего, конечно же, будет нам. С другой стороны, нашей "пятой колонне" есть куда уехать, а вот куда уедет Уралвагонзавод? Куда уедут те люди, которые ничего не умеют, кроме как собирать танки?

Думаете, Россия взорвётся изнутри?

— Конечно, она взорвётся. Смотрим на карту мира. Задаём себе вопрос: почему вместе Соединённые Штаты Америки? Штука в том, что "штаты" – неправильный перевод, States означает "государства", Со­единённые Государства Америки. Это действительно разные государства с разными законами. Что объединяет Техас с Калифорнией, эти две крупнейшие экономики, каждая из которых больше российской? Объединяют общие ценности — свобода, демократия, закон, патриотизм (у них по всей стране торчат национальные флаги). Налоги собираются на месте, законы издаются внутренние, федеральной власти делегируются только полномочия по внешней политике и обороне. Всё просто и удобно.

Теперь смотрим на Россию и видим совершенно разные цивилизации — Москву и Марий-Эл, поволжский "красный пояс" и Якутию, Башкирию и Чечню. Пресловутая центральная вертикаль власти по существу воткнута в болото, у неё нет никакой опоры. Кроме пропаганды и силовых структур страну не объединяет ровным счётом ничего. Орда! Как только ослабнет центральная власть, люди немедленно скажут: пошли вон. Мы уже видим движение за независимость Сибири.

Оно какое-то кукольное…

— Реакция Кремля совершенно не кукольная. Сибирь живёт абсолютно своей жизнью, у них свои элиты. Всё вместе держится либо рациональными соображениями, как в Америке, либо так, как держал Сталин.

Вот это самое интересное: можно ли сейчас удержать страну так, как держал Сталин?

— Пока можно, но когда закончатся бабки, будет нельзя. Мы выходим на "Марш мира", нас 50 тысяч, но в оцеплении стоит столько же серой массы в мундирах. И когда не станет денег на покупку элит…

Станет возможен их бунт?

— Только на него и надежда.

Фокус