» » » Как стать миллионером в Украине: опыт отечественных олигархов


Как стать миллионером в Украине: опыт отечественных олигархов

Фото: Самое главное – потерять совесть и обрести полезные связи
1 850
КИЕВ. 7-06-2017, 18:28. Вести-UA || Новости Украины | Новини України

Чтобы стать европейцами, недостаточно перестать мусорить на тротуарах и начать целоваться в дёсна с африканскими мигрантами и сексуальными меньшинами. Почти все народы «Старой Европы» отличаются большой социализацией - а именно её так не хватает украинскому обществу, предпочитающего хуторской эгоизм. Именно поэтому в Украине укоренилась модель либеральной, а не социальной рыночной экономики, с национальным уклоном в кромешную коррупцию и массовое хищение. Так что европейских пенсий, европейской медицины и европейских зарплат украинцам ожидать не стоит, потому что эти блага есть результат социальной активности общества, а ни милости его элиты. Все, на что они могут надеяться – это разбогатеть в индивидуальном порядке. Однако шанс стать миллионером у среднестатистического украинца равен 0,1%.

Вот уже более четверти века каждый украинец обладает правом разбогатеть настолько, насколько ему хочется. Но вот незадача: лишь из тысячи украинцев имеет такую возможность! И эту возможность ему дают вовсе не наличие красного диплома, талант от Бога или готовность работать 20 часов в сутки. О нет, в Украине человек с такими данными станет лишь хорошим наемным работником, который за скромное жалование будет зарабатывать миллионы для других.

Может быть, основной путь к богатству – воровство и мошенничество? Что ж, это уже теплее, и всё же не стоит опрометчиво присваивать то, что вам пока еще не принадлежит. Следует помнить, что любое нарушение закона и прав собственности не остаются незамеченными, и они сходят с рук только в том случае, если на них сознательно закрывают глаза. А чтобы те, кому положено блюсти за сохранностью имущества или исполнением закона, закрывало глаза, необходимо находится с ними в родственных, дружеских или деловых отношениях – то есть быть им зятем, одноклассником или другом семьи, либо же брать их в долю или «заносить наверх». На этом принципе построена вся система украинской коррупции. Да что там, на нем построена вся украинская олигархическая экономика!

Стартовый капитал

Считается, что всякий бизнес, тем более средний и крупный, начинается со стартового капитала. Это утверждение не совсем верное – по крайней мере, в Украине можно зарабатывать немалые деньги и без него. Капитал необходим для одного: если нужно создать или купить какое-то предприятие (завод, банк, стройфирму, сеть маркетов) для последующего расширения бизнеса или легализации «теневых» доходов (отмывания денег).

Для 99,9% украинцев единственная возможность найти стартовый капитал – это взять кредит в банке под залог квартиры или продать эту квартиру. Что можно открыть на эти деньги? Магазинчик, кафе, автомастерскую, нотариальную контору, стоматологический кабинет. На завод денег уже не хватит, поэтому между малым и средним бизнесом в Украине лежит пропасть, перешагнуть которую могут только люди, имеющие доступ к большим деньгам.

Как создавались стартовые капиталы в начале 90-х? Первое, что приходит в голову – это рэкет. Однако тогдашние ОПГ занимались не только им, их бизнес был многопрофильный, включая торговлю бензином и вывоз цветных металлов, а также экспорт оружия. А полистав странички сайтов об украинской коррупции и криминале, можно узнать, что из таких ОПГ тянутся корни многих нынешних бизнесменов, политиков и даже бывших генеральных прокуроров с генералами армии. Ну, о Ринате Ахметове все уже изрядно наслышаны. А как вам одесской городской голова Труханов, который с 1992 года был «начальником охраны» в группировке Леонида Минина и Александра Ангерта? Или вот Артур Палатный и братья Кличко – бывшие протеже киевского «авторитета» Рыбки. Или видные киевские бизнесмены-патриоты братья Константиновские - они же братья Карамазовы из окружения «авторитета» Алика Магадана. Да вы сами послушайте откровения бывшего мафиози Леонида Ройтмана! Они доступны ЗДЕСЬ.

Но, как известно, рэкетом занимаются не только бандиты, но и правоохранительные органы. Система «прокурорской мафии» Геннадия Васильева и Виктора Пшонки, а также их близких помощников братьев Кузьминых, исправно приносила людям в синих мундирах огромные «гонорары». Добавим: а судя по тому, как в 2014 году никому ранее неизвестные комбаты быстро обзавелись дорогими джипами и новыми квартирами, а потом махнули в Верховную Раду, свои стартовые капиталы они сколотили явно не из офицерского жалования.

Намного проще было тем, кто имел доступ к легальным казенным деньгам. Например, так в бизнес вошли эск-секретари Днепропетровского обкома ЛКСМУ Сергей Тигипко и Александр Турчинов. А вот нынешний вице-премьер Степан Кубив в СССР заведовал кассой студенческих комсомольских стройотрядов – и на эти средства создал свой первое предприятие, а потом перебазировался в созданный на деньги Львовского обкома комсомола «Западно-Украинский коммерческий банк».

Но самые широкие возможности для открытия крупного бизнеса практически с нуля дают власть и должностные полномочия. Уже в 1987 году в СССР при учреждениях и комбинатах открылись множество малых (МП) и совместных (СП) предприятий, с помощью которых ушлые «кооператоры» зарабатывали в месяц десятки и даже сотни тысяч рублей! Где-то такие фирмочки открывали директора предприятий, где-то их родственники или друзья, доверенные лица – но посторонним вход в них был закрыт (разве что грузчиками на зарплату). Они крутились-вертелись, меняя уголь на древесину, а металлы на косметику и видеомагнитофоны, поставляли продукцию предприятиям и толкали сырье на экспорт.

Из таких «кооперативов» вышли украинские олигархи: Боголюбов и Коломойский (СП «Фианит»), Виктор Пинчук (МП «Диалог-оптима»), братья Суркисы («СП «Динамо-Атлантик»), Нестор Шуфрич (СП «Текоп-Карпаты» и СП «Вест-Контрейд»), Виктор Нусенкис (СП «Горняк»), Андрей Клюев (ЧП «Шельф»), Василий Хмельницкий (СП «Orimi wood») и многие другие.

И по сей день при каждом казенном предприятии, при каждом бюджетном учреждении, при каждом горисполкоме существуют облепившие их, как слепни коров, частные фирмы. Их владельцы – это министры, мэры и директора, а также их родственники, знакомые, знакомые знакомых и т.д., вся элита города, региона, страны. Суть деятельности таких фирм – высасывать прибыль предприятий и вбивать их в долги (так банкротят Одесский припортовый завод), «распиливать» бюджетные ассигнования, получать маржу с добычи и транзита газа, делать наценки на товары и услуги для населения.

Этот паразитический бизнес в большинстве своем совершенно легален с точки зрения законов Украины, и существует благодаря социальной апатии украинского общества. Все знают, что фирма Иванова постоянно «пилит» городской бюджет, а фирма Петрова монополизировала похоронные услуги и оказывает их втридорога – но мало кого это возмущает настолько, что он готов выступить против этой системы. Причем бескорыстно, для пользы всего общества, а не чтобы оттолкнуть от кормушки конкурентов и припасть к ней самому.

Преумножить и спрятать

Почему в Украине погубили собственное приборостроение, а теперь доканывают и машиностроение? Ответ на этот вопрос искали не раз. В 90-е утверждали, что топорные советские технологии просто не выдерживали никакой конкуренции с немецкими автомобилями и японскими телевизорами. В «нулевые» немножко опомнились и начали искать виноватых: тогда порешили, что постсоветское машиностроение уничтожали по заказу Запада. Теперь вот появилась новая версия: оказывается, украинский ВПК разрушали агенты Кремля. Что ж, позвольте втиснуть и собственную гипотезу!

Как мы заметили выше, рыночная экономика в разваливающемся СССР начиналась с ЧП и СП, менявших лес, топливо и металлы на косметику и магнитофоны. А потом владельцы и директора этих СП стали олигархами, политиками, министрами, определяющими курс страны. Чем занимался Владимир Путин при губернаторе Собчаке? Курировал вывоз леса и цветного лома через ленинградские порты! Он и по сей день строит экономику своей страны на экспорте сырья. Таким образом, уже в конце 80-х сформировалась стратегия будущей постсоветской экономики, в основу которой заложили обмен отечественных ресурсов на импортный ширпотреб.

В этой стратегии не было места украинским телевизорам или комбайнам, и начинающим олигархам сложное производство было неинтересно. Даже то немощное украинское автомобилестроение, которое кое-как теплилось до 2014 года, представляло собою сборку импортных автомобилей в украинских ангарах – чтобы не платить пошлины за ввоз готовых машин.

Но и металлургия с химпромом заинтересовали начинающих олигархов не сразу. В начале 90-х будущие мультимиллионеры и миллиардеры занимались нефтью, газом и углем. Это было просто с технической точки зрения: использовать уже готовую и работающую инфраструктуру и предприятия бывшего СССР для перевозки переработки углеводородов. На этом, в частности, поднялись «Интерпайп» (Пинчук), ЕЭСУ (Тимошенко, Лазаренко), «Индустриальный союз Донбасса» (Тарута, Гайдук, Ахметов), АТЭК-95 (Александр Третьяков).

А вот с углем Донбасса была вообще интересная детективная история: изначально он был не только экспортным сырьем, но средством колоссальных афер с государственными дотациями донецким шахтам. Доходило до того, что угольные директора (Звягильский, Нусенкис) закупали и ввозили уголь из Кузбасса, потом оформляя его как добытый в своих донбасских шахтах – и получали на него дотации из бюджета. Вот никаких схемах делали миллионы и десятки миллионов! Это вам не хлеб выпекать от зари до зари.

Так вот, с середины 90-х все эти прото-олигархи решили вложить свой уголь, газ и нефть, которые они уже не могли продавать в полном объеме, в переработку – и для этого им понадобились коксохимические, металлургические и химические заводы. Так началась большая промышленная приватизация Украины. Что же до остальных предприятий, то они интересовали олигархов лишь как лом или перспективная недвижимость в черте областных центров – на месте которых они открывали рынки и торговые центры.

А вот в середине «нулевых» украинские олигархи увлеклись новым перспективным бизнесом: раскруткой своих компаний и банков с их последующей продажей по максимально возможной цене. В сфере недвижимости это называлось девелопмент (купить участок, застроить и продать), в финансовой и производственной сферах тоже имело какое-то мудреное название. Вырос спрос на опытных «раскрутчиков», имевших выходы на иностранных покупателей – так поднялся Тарас Кутовой, позднее ставший министром агропрома.

Создать, раскрутить и продать – это высшее искусство мирового бизнеса, и тут к украинским олигархам можно было бы начать относиться с уважением, если бы они не надували своих покупателей. А именно так поступили со своими деловыми партнерами владельцы украинских банков, продавшие их иностранцам в 2006-2008 годах. Мыльные пузыри капитализации банков раздували всеми мыслимыми и не мысленными способами, открывали множество филиалов, привлекали массу клиентов (в том числе мертвых душ) – и доводили стоимость банков до сотен миллионов и миллиардов долларов. Но одновременно с этим банки выдавали огромные кредиты подставным фирмам. В итоге, когда иностранцы становились владельцами банка, они потом открывали для себя, что значительная часть выданных кредитов уже никогда не будет возвращена, а залог этих кредитов невозможно забрать. Так, в частности, «нагрел» наивных шведов Сергей Тигипко, продавший им свой «ТАС‑Комерцбанка» (переименованный в «Сведбанк»).

Хуже этого были только аферы с выводом рефинансирования банков, выдаваемого им во время кризисов 2008 и 2014 годов, в оффшоры. По примерным подсчетам, в период с 2008 по 2016 год банки украинских олигархов («Надра», «Приват» и др.) вывели за границу посредством выдачи «липовых» кредитов до 200 миллиардов гривен! И ведь это были деньги их вкладчиков и деньги, которые Минфин и Нацбанк выделяли из бюджета на поддержку коммерческих банков. И что же, кто-то из олигархов покаялся, попросил прощение? Да никто из них даже не признал того, что совершал мошеннические действия! Совестливым людям не место в большом украинском бизнесе…

Остап Бендер знал 400 «относительно законных» способов изъятия чужих денег, у украинской элиты их тысячи: за каждым миллионеров, а тем более олигархом стоит удивительная история «ловкости рук» и изощренной смекалки. Описать всех их просто нет возможности, однако напоследок хотелось бы обратить отдельное внимание на украинский «янтарный бизнес». Скандальный, регулярно освещаемый в СМИ, ставший причиной политических спекуляций, он как бы воплощает в себе всю уродливую модель украинской экономики.

Действительно, кого мы видим в репортажах с превращенных в болота янтарных копей Ровенщины? Рядовых старателей и их наемных работников. Уставшие, грязные, отчаянно пытающиеся заработать и надеющиеся на «самородок» стоимость в несколько тысяч долларов – как они похожи на малый украинский бизнес! Но в этих кадрах мы не видим скупщиков-перекупщиков янтаря, которые, не напрягаясь, имеют на порядок большие доходы. Мы не видим ни «титушек» ОПГ, устанавливающих свой порядок на копях (распределяющих участки, разрешающих споры, охраняющих скупщиков), ни получающих от них солидные взятки начальников местной полиции и прокуратуры.

А еще, вот такая странность, никто ничего не рассказывает о том, куда же отправляются эти огромные партии скупленного у старателей янтаря. А ведь его вывозят за границу (в Украине столько янтаря никому не нужно), причем не контрабандой, а законно оформленного на какие-то фирмы, имеющими разрешения на его экспорт. Но кто владеет этими фирмами, кто контролирует эти потоки, кто получает основной навар с янтарного бизнеса и кому из членов правительства он заносит откаты? Будем надеяться, что ответы на эти вопросы мы узнаем раньше 2019 года…

Источник: Иван Пургин, from-ua.com